Хитрый старый лис

михаил_илларионович_кутузов

Хитрый старый лис

Кутузов выиграл войну с Бонапартом, но не смог «выиграть мир»

Имя Михаила Илларионовича Кутузова знакомо каждому российскому школьнику. Он первый, кто смог не только разгромить Наполеона в открытом сражении, но и выиграть у грозного корсиканца войну. Перед ним трепетали враги, его боготворили солдаты, гений Кутузова равно признавали союзники и вражеские генералы.

Род Голенищевых-Кутузовых ведет свою родословную с XIII века. Отец будущего фельдмаршала дослужился до чина генерал-поручика, был видным военным и политическим деятелем времен императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II. Однако в жены наследник немалого состояния, накопленного предками-боярами, по невыясненной причине взял девушку скромную — дочь отставного капитана Бедри некого.

Шутки в сторону

Впрочем, знатности по отцовской линии с лихвой хватало на все семейство. Михаил получил великолепное домашнее образование и был зачислен в Артиллерийскую дворянскую школу 14 лет отроду, что, вообще-то, запрещалось. Однако там преподавал его отец, а юноша был смышлен и физически неплохо развит.

Зато возникла путаница с датой рождения Кутузова: в воинском формуляре, заполненном при поступлении в школу, значился 1745 год, в то время как на самом деле он появился на свет в 1747-м.

Будущий полководец проявил себя хорошим математиком, чертежником, делал успехи в языках и истории. Когда же пришло время выпуска, его по настоянию начальника школы оставили при учебном заведении «для преподавания математики воспитанникам» с присвоением чина инженер-пра-порщика. Но мечтал юноша вовсе не об этом. В конце 1761 года по протекции отца его перевели в адъютанты ревель-ского генерал-губернатора принца Гольштейн-Бекского.

Принц был небольшого ума и прохладно относился к службе вообще и к армии в частности. Но ему хватало ума не мешать подчиненным, да к тому же льстило, что в его подчинении начинает карьеру отпрыск столь знатного рода. Кутузов навел такой порядок в канцелярии, что уже в 1762 году начальник выхлопотал для него чин капитана. Такое неожиданное повышение вызвало неудовольствие отца, который порекомендовал сыну просить перевода в строевую часть. Вскоре Кутузов получил роту в Астраханском пехотном полку, которым командовал сам Суворов.

Правда, послужить им вместе довелось недолго: Кутузова сначала командировали в Польшу, где русская армия подавляла очередной «рокош», а в 1770 году на турецкий фронт под начало фельдмаршала Румянцева. Интересно, что в это время в его формуляре появилась запись об «изрядном» владении французским, немецким и латынью.

Способность учиться новому, безусловно, делала честь Кутузову, но чуть было не привела к крупным неприятностям. Молодой капитан слыл душой компании, умел скрасить тяготы службы шуткой, его остроты расходились по всей армии. Но однажды черт дернул его спародировать самого фельдмаршала Румянцева. Тот очень смешно ошибался, когда пытался говорить по-французски.

Кутузов, к всеобщему восторгу, передразнил начальника, но кто-то доложил об этом Румянцеву. Шутнику дали чин майора и отправили на второстепенный театр военных действий, во 2-ю армию князя Долгорукого. Тот, кстати, Румянцева недолюбливал, так что произвел Кутузова в подполковники. Однако будущий фельдмаршал навсегда зарекся шутить над начальством.

В 1774 году он отличился под Шумой, отразив с 3-тысячным отрядом турецкий десант в Крым. В этом бою Кутузов был ранен в голову. Пуля пробила левый висок и вышла между правым виском и глазом. Врачи полагали, что пациент обречен. Но он не только выжил, но и быстро выздоровел. Интересно, что Кутузов получил в 1788 году точно такое же ранение при штурме Очакова. Медики опять «списали» раненого и снова поторопились. Кутузов поправился, вернулся в строй и даже, вопреки расхожему мнению, не ослеп. Он всего лишь сильно косил на один глаз.

К этому времени он уже отличился в дюжине сражений Русско-турецкой войны, получил чин генерал-майора, а после взятия Измаила — генерал-поручика. Кутузов научился ладить с начальством, был любим подчиненными, исполнителен и не раз демонстрировал личную храбрость в бою. Но до поры до времени мало кто считал его крупным военачальником: все победы были одержаны либо в незначительных боях, либо под началом других генералов.

Кофе по-турецки

В 1792 году Кутузов во главе корпуса участвовал в новой войне с Польшей. Его отличали осторожность, расчетливость, точное знание возможностей вверенных ему частей. Силы противника он всегда был склонен преувеличивать, предпочитая самому иметь превосходство, пусть даже из-за этого придется потерять время. Своим офицерам он не раз говорил, что в отступлении ничего зазорного нет, если оно проведено правильно и к пользе дела.

После польской кампании последовала командировка в Турцию с важной миссией. Екатерина II желала прочного мира на южном направлении. Кутузов не только способствовал улучшению отношений с Портой, но и добился невиданного расположения султана — тот устроил ему экскурсию по собственному гарему.

По возвращении в Петербург Михаил Илларионович был нарасхват. Его рассказы о Стамбуле и описание увиденного в гареме столичный бомонд готов был выслушивать по третьему, четвертому и пятому разу. Завистливые придворные даже прозвали Кутузова Главным евнухом империи, намекая на то, что Селим III допустил его туда, куда вход мужчинам заказан.

Но он по этому поводу не переживал, а извлек пользу, близко сойдясь с фаворитом императрицы Зубовым. Кутузов не гнушался варить всесильному временщику кофе по-турецки, ссылаясь на приобретенные в поездке «особые навыки». Возможно, именно поэтому на него свалилось сразу несколько высоких должностей. В 1795 году он стал главнокомандующим всеми сухопутными войсками, флотилией и крепостями в Финляндии, Казанским и Вятским генерал-губернатором и директором Императорского шляхетного корпуса.

Кутузов умудрился на каждой должности сделать что-то полезное, а особенно много сил приложил к обучению и дополнительному образованию офицеров среднего командного звена -полковых, бригадных и дивизионных начальников. Екатерина II часто приглашала его к себе, он даже присутствовал на последнем ужине перед кончиной императрицы.

Австрийцы торопятся

Михаил Илларионович продолжил продвижение по службе и при Павле I, который пожаловал его в полные генералы и осыпал наградами. Кстати, Кутузов присутствовал и на последнем ужине императора Павла в Михайловском замке.

Поначалу все складывалось хорошо и при Александре I — новые награды и пост военного губернатора Петербурга служат тому подтверждением. Но в 1802 году Кутузова неожиданно сняли со всех должностей и отправили в его имение Горошки на Украине. Скорее всего, опала была связана с тем, что генерал неодобрительно отозвался о курсе царя на сближение с Англией. Британцев он считал наглецами и трусами и до конца жизни оставался англофобом.

Однако неумолимо надвигалась новая война с Наполеоном. При дворе было очевидно, что именно Кутузов является ведущим военачальником страны. Он был вызван из своего имения и назначен командующим армией, которая сосредотачивалась на западной границе для взаимодействия с австрийцами и британцами.

Однако австрияки не дождались, пока русские войска окажутся в Германии. Они знали, что Наполеон сосредоточил основные силы в огромном лагере на берегах Ла-Манша, и вторглись в союзную Франции Баварию. Бонапарт стремительно двинулся навстречу противнику, под Ульмом окружил и принудил к капитуляции армию фельдмаршала Мака и начал поход на Вену. Кутузов оказался в чужой стране против превосходящих сил врага. В сложнейшей обстановке главнокомандующий принял единственно верное решение. Кутузов начал отступать вглубь австрийской территории, изматывая французов арьергардными боями и ложными маневрами. Он растягивал коммуникации противника, наносил ему потери, постоянно угрожал фланговыми обходами. И при этом неуклонно двигался на соединение со 2-й русской армией, спешившей на помощь с Волыни, и австрийскими корпусами.

Загадка Аустерлица

Это беспрецедентное отступление не было беспорядочным бегством: когда Кутузов под Ольмюцем соединился с союзниками, в его распоряжении оказалось 85 000 солдат против 72 000 у противника. Наполеон тогда заметил своим маршалам, что, несмотря на то что русские беспрерывно отступали, теперь «они оказались сильнее наступавших».

Несмотря на это, Кутузов высказался против генерального сражения, на котором настаивали Александр I и австрийский император. Он предлагал ограничиться активной обороной, дождаться подхода 2-й армии и тогда уже попытаться разбить Бонапарта. Однако обоим императорам не терпелось победить, и они утвердили план сражения, предложенный австрийским генералом Вейротером.

2 декабря 1805 года под Аустерлицем союзная армия потерпела катастрофу. Многие полагали, что Кутузов намеренно провел сражение с грубыми ошибками, возмущенный тем, что ему навязали чужой план. Но никто так и не смог ответить на вопрос, почему Михаил Илларионович не сдал командование армией, как было принято в таких случаях. Также осталось загадкой странное отношение к произошедшему Александра I. С одной стороны, он писал в Петербург, что причиной поражения стал «лживый характер Кутузова», и в 1806 году отстранил его от армии, отправив генерал-губернатором в Киев. С другой, император прилюдно не винил своего генерала и даже наградил его за личную храбрость и заслуги при отступлении от Аустерлица. Много позже Александр заметил: «Я был молод и неопытен. Кутузов говорил мне, что надо действовать иначе, но ему следовало быть настойчивее».

Несколько лет Кутузов пребывал в тени, но в 1811 году ему доверили командование армией, сражавшейся с турками. Ситуация зашла в тупик, османы сковывали крупные силы, а на западе собиралась гроза — Наполеон готовил вторжение в Россию. Кутузов блестяще провел Рущукское сражение, разбив втрое превосходящие силы врага, а затем грамотными маневрами загнал турок в ловушку.

В декабре 1811 года османские войска капитулировали, после чего был подписан выгодный мир. Кутузова возвели в графское достоинство и в ожидании французского вторжения назначили командовать войсками, предназначенными для обороны Петербурга. Он смог отразить нападение на столицу, а 10 августа 1812 года под Смоленском принял у Барклая-де-Толли командование над всей русской армией. Узнав об этом, Наполеон воскликнул: «Мой Бог! Старый хитрый лис — худшее, чего я ожидал».

Дважды спаситель России

В частях ожидали немедленной перемены тактики, однако Кутузов не был настроен рисковать. Как и в 1805 году, он отступал, изматывал противника и собирал силы. Под давлением «общественного мнения» Кутузов вынужден был принять бой при Бородино. Русская армия выстояла, но понесла слишком большие потери.

Еще перед назначением главнокомандующим Кутузов говорил: «Мы не будем воевать с Наполеоном, мы его обманем». Так он и сделал: оставил поле боя врагу, а затем настоял на сдаче Москвы. Сам же отвел армию на переформирование, получил подкрепления и дождался, пока Наполеон решится отступать.

Серией блестящих маневров и кровопролитных сражений Кутузов загнал Наполеона на старую Смоленскую дорогу, разоренную во время летнего наступления французов. Наградой стали княжеский титул и звание ге-нерал-фельдмаршала. Кроме того, Кутузов оказался первым в истории

России полным георгиевским кавалером.

В наступлении он повел себя не менее осторожно, чем в отступлении. Кутузов не бросал понапрасну полки в бой, больше действуя на коммуникациях противника и вытесняя его из пределов России. Результат: 600-ты-сячная Великая армия словно растворилась на огромных просторах России. Правда, самому Наполеону и остаткам его войск удалось вырваться из окружения на Березине. Кое-кто обвинил в этом Кутузова, медлившего с уничтожением французов. Но сам фельдмаршал никогда и не скрывал, что не считает нужным окончательно уничтожить Бонапарта.

Кутузов был твердо уверен, что тот больше не рискнет воевать с Россией и страна получит передышку от бесконечных войн. Более того, он считал, что Наполеон продолжит борьбу с Англией, что ослабит обе страны, а Россию выведет в мировые лидеры.

По этой же причине Кутузов возражал против Заграничного похода, но все же двинул войска в Европу. Возможно, со временем он и настоял бы на выгодном для России мире с Наполеоном, но в конце апреля простудился и слег. В Бунцлау его посетил Александр I, за что-то просивший прощения. 28 апреля 1813 года Михаила Илларионовича Кутузова, дважды спасшего Россию от гибели, не стало.

Борис ШАРОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *