Отец линейной тактики

Мориц_Оранский

Отец линейной тактики

Мориц Оранский создал первую в Европе регулярную армию

Голландский штатгальтер Мориц Оранский получил власть в самый непростой для своей страны момент. Испанские войска были близки к победе над восставшими Нидерландами как никогда. Однако Мориц смог так реформировать армию, что закаленные в непрестанных войнах испанские солдаты, ведомые лучшими полководцами того времени, оказались бессильны ее победить. Трактаты Морица Оранского о правилах ведения боя и его армейские уставы в XVII веке считались непререкаемой догмой в Европе и были известны даже в России. Он намного опередил таких видных военных теоретиков, как Густав-Адольф, Евгений Савойский, Тюренн и Вобан.

линейная_пехота_мориц_оранский

Отцом Морица Оранского был Вильгельм I, граф Нассау и князь Оранжа. В свое время он получил неплохое образование при дворе Карла V испанского в Брюсселе (Голландия и Бельгия тогда принадлежали Испании под названием Нидерланды) и даже походил в его любимчиках. Но затем корона перешла к новому королю-Филиппу II.

Вне закона

В отличие от своего предшественника, Филипп II родился не в Нидерландах. Ни по-французски, ни по-фламандски он не говорил и относился к этой стране как дойной корове. Испания вела постоянные войны по всему миру, что требовало огромных расходов.

Испанский министр герцог Альба подсчитал, что, если обложить Нидерланды особым 10%-ным налогом, это может дать до пяти миллионов золотил талеров в год — больше, чем казна получала от продажи американского золота и серебра. Нашелся и повод. В Нидерландах стремительно распространялся протестантизм.

Под это дело Филипп II пошел на невыгодный мир с Францией, которая сама страдала от религиозной войны католиков и кальвинистов. На переговоры в состав испанской делегации был включен и Вильгельм Оранский. Король Франции по ошибке принял его за герцога Альбу и выложил ему весь план.

Вильгельм промолчал, но спешно отправился в Нидерланды, где обнародовал замыслы Филиппа II. Немедленно собрались Генеральные штаты, принявшие декларацию об удалении испанских войск из Нидерландов. На их сторону встали дворяне и торговое сословие, начались народные волнения.

Как раз в разгар этих событий в ноябре 1567 года, у Вильгельма и его второй жены — дочери саксонского курфюрста Анны — родился сын Мориц. Воспитание он получил при дворе дяди, графа Нассау-Дилленбург, так как Анну Саксонскую обвинили в интрижке с адвокатом и изгнали из семьи. Мориц обучался в обыкновенной школе, а затем в Лейденском университете, который основал его отец.

К этому времени Вильгельм стал штатгальтером Нидерландов, провозгласивших независимость, и вел войну с Испанией. Филипп II объявил вне закона всю семью Оранских, а орден иезуитов тайно вынес им смертные — приговоры. Отец Морица пережил два покушения, третье же, в 1584 году, :казалось роковым. 17-летний принц был объявлен штатгальтером, но по решению Генеральных штатов вступил з должность лишь через год, по достижении совершеннолетия.

«Псы войны»

Ситуация была критической. Испанская военная машина раз за разом перемалывала отряды голландцев, а каждая осада неминуемо заканчивалась капитуляцией повстанцев. Кое-как они еще держались в северных провинциях, но в основном лидерам сопротивления приходилось действовать с территории Германии.

Командиры набирали очередное войско наемников, переходили границу, а потом терпели неминуемое поражение. Например, отец Морица потратил все свое огромное состояние, но так и не добился существенных успехов. Если бы испанскую армию не сотрясали бунты из-за невыплаченного жалованья, герцог Альба разделался бы с восстанием за пару месяцев.

Обещания гильдий о поддержке восстания выполнялись плохо, города часто закрывали перед наемниками ворота, а население отказывалось их кормить. Даже то, что основную массу солдат Вильгельма составляли протестанты, положения дел не меняло. Мориц много думал о причинах неудач и нашел ответ.

Солдаты Вильгельма, даже сражаясь за свободу Голландии, оставались наемниками. Сразу после боя они обращались к своим обычным делам: мародерству, пьянству, дракам. Им было все равно, кого грабить — хоть католиков, хоть своих единоверцев. К тому же эти «псы войны» не жаловали дисциплину. Каждый лейтенант мнил себя непревзойденным стратегом и предпочитал свои приемы ведения боя.

Кроме того, наемники более или менее стойко держались, когда их хорошо кормили, а шансы на победу были высоки. Если они считали угрозу поражения слишком большой, то могли отказаться идти в бой или решали сдать крепость. В общем, это было бедой всех армий того времени: мало кто готов умирать за чужую родину. Так что на первый план выходили количество и качество войск, их экипировка и размер армейской казны.

В то же время жители Нидерландов были работящими, обстоятельными, но совершенно не желали воевать. Они готовы были на бунт, но не на военные походы, и совершенно не понимали, зачем командиры ведут их защищать соседнюю провинцию. Однако выход Мориц видел только один: свободу Голландии должны отстоять сами голландцы.

Дисциплина прежде всего

К 1590 году Мориц сосредоточил в своих руках всю полноту власти, в том числе военной. Генеральные штаты дали ему звания генерал-капитана и генерал-адмирала и выделили огромные суммы на военные расходы. Принц еще в юности принимал участие в кампаниях своего отца, а в университете увлекался чтением трактатов по военной теории Рима и Византии.

В них он и нашел ответы на свои вопросы. Идеалом Морица был легион, разве что с поправкой на современные виды вооружения и меньшую численность армий. Основной единицей новой голландской армии стал полк. При этом все полки были устроены по одному образцу: около 1000 человек, поделенные на 10, реже на 12 рот. Число мушкетеров и пикинеров в каждом подразделении было уравнено, все полки получили артиллерийские парки.

Более того, впервые в истории Мориц стандартизировал артиллерийские калибры, выведя из употребления «нестандартные» стволы. Это позволило решить проблемы со снабжением боеприпасами и взаимозаменяемости частей.

Вместо крупнокалиберных, но неудобных мушкетов испанского образца голландцы получили более легкое и дальнобойное стрелковое оружие. Хорошо развитая голландская промышленность позволила не затягивать с перевооружением.

На одну роту нидерландской армии, численность которой не превышала 100 солдат, приходились 28 младших военных начальников: капитан, лейтенант, прапорщик, два-три сержанта, три капрала, три ефрейтора, один оружейный голова, один писец, один священник, десять младших ефрейторов и два барабанщика. Это повысило управляемость войсками и облегчило доведение до личного состава приказов командования.

Однако основой основ армии нового типа, которую строил Мориц Оранский, стала дисциплина. В римских военных трактатах он раскопал приемы тренировок, и теперь его солдаты в свободное от сражений и маршей время занимались муштрой. Во-первых, они оттачивали боевые навыки. К примеру, на построение на поле боя уже через пару лет голландцы тратили втрое меньше времени, чем испанцы.

Во-вторых, во время боя каждый знал свой маневр. Солдаты действовали синхронно, а офицеры не тратили времени на команды. Это заложило основы линейной тактики действий пехоты, которая господствовала в Европе до конца XVIII века.

Наконец, Мориц ввел воинские уставы, описывавшие типовые действия в атаке или обороне, на марше или на привале, в карауле или на отдыхе. И совсем уж необычным для военного дела того времени было введение в голландской армии типовых команд: «равняйсь», «смирно», «кругом», «шагом марш» и так далее. Теперь голландская пехота на марше зачастую опережала даже кавалерию противника.

Долой наемников!

Офицеров, прежде всего младших командиров, Мориц Оранский заставлял учиться. В 1590 году он основал первую в мире академию для подготовки офицеров. Принц считал, что боеспособность реорганизованной армии будет зависеть от наличия профессионально подготовленных командиров.

Также впервые в истории в экипировку солдат Мориц ввел шанцевый инструмент. Теперь они сами готовили себе позиции, окапывались, вели подкопы при осадах. Это значительно ускоряло темпы ведения боевых действий.

Штатгальтер всячески побуждал вступать в армию прежде всего голландцев. Он добился огромных субсидий на выплату жалованья. Теперь солдаты получали оговоренные суммы раз в десять дней, без малейшей задержки. Многие бюргеры стали задумываться, не стоит ли им попытать счастья на войне. Особенно им нравилось то, что теперь войска не распускались по окончании боевых действий, а продолжали подготовку.

Заработок солдата становился стабильным и превращался в постоянную работу. А уж работать голландцы умели, и воинская муштра их не пугала. Зато наличие уставов и правил делало службу размеренной и понятной. Для получивших увечья были предусмотрены пенсии.

Наемникам эти нововведения в целом не понравились. Многие из них стали покидать службу, но в то же время наметился приток голландских добровольцев. Мориц посчитал, что настало время ввести рекрутскую повинность, и не прогадал. Голландская армия за каких-то пять лет превратилась в самую современную, самую хорошо обученную и самую вооруженную в мире. Теперь для всех желающих служить не хватало вакансий и бюргеры все чаще стали выдвигать требование «Долой наемников!».

Единственным родом войск, который не подвергся серьезной перестройке стала кавалерия. Она была немногочисленной и сражалась по тем правилам, что и кавалеристы других стран. Однако для примерно 3-тысячного контингента, набираемого из числа зажиточных голландцев и дворян, Мориц ввел те же правила подготовки и формирования, что и для пехоты.

Реформы Морица Оранского позволили создать первую в Европе регулярную армию. В мирное время ее численность не превышала 30 тысяч пехоты и 3 тысяч кавалерии, но в случае войны объявлялся призыв резервистов. Позже эту систему довел до совершенства шведский король Густав-Адольф, прозванный Северным Львом.

Бросок на юг

Штатгальтер не спешил бросать реорганизованную армию в бой. Сначала он укрепил ее дух удачными осадами крепостей. За несколько лет были взяты Гронинген, Бреда, Неймеген, Эйнсхеде и другие крупные города. В 1600 году северные провинции были очищены от оккупантов, и Мориц перенес военные действия во Фландрию.

2 июля 1600 года у городка Ньивпорт он разгромил испанскую армию в от-крытом сражении. Громоздкие терции эрцгерцога Альбрехта не выдержали натиска голландской пехоты, выстроенной три линии, и побежали. Тактика, примененная Морицем, позволяла участвовать в битве всем солдатам подразделения, брошенного на врага. А испанцы зажатые в строгие построения, в большинстве своем противника даже не увидели. Даже превосходя голландцев по выучке индивидуально, они больше мешали друг другу. То пикинеры попадали под огонь голландских стрелков, то аркебузиров некому было поддержать в рукопашной схватке. Идея смешать разные виды пехоты в каждом подразделении в конечном счете принесла Морицу Оранскому побед , которая заставила всю Европу уважать его солдат.

Но в целом поход на юг особых успехов голландцам не принес. Местное население не горело желанием поддерживать кальвинистов, а помощи из-за границы для более масштабного населения голландцы не получили. В 1609 году испанцы предложили перемирие, что фактически означало признание независимости северных провинций. Примерно в этих границах Голландия существует и в наше время, что является безусловной заслугой принца Оранского.

На двенадцать лет был установлен мир, и Мориц использовал это время для создания мощного флота, завершения реформ в армии и укрепления своей власти. Он счастливо избежал смерти после трех покушений, подавил восстания республиканцев и радикальных протестантов и в итоге смог подготовить Голландию к новой войне.

Она возобновилась в 1621 году и стала частью бушевавшей в Европе Тридцатилетней войны. Однако Нидерланды на этот раз стали второстепенным театром. Голландцам удалось взять несколько важных испанских крепостей, но крупных сражений не происходило. Тем более что в южной части страны укрепились позиции католиков вообще и Габсбургов в частности.

В 1648 году Испания была вынуждена признать независимость северных Нидерландов, что положило конец 80-летней войне. Но Мориц Оранский этого не увидел. Он тихо скончался в Гааге 23 апреля 1625 года. Долгое время считалось, что штатгальтер был отравлен иезуитами, но потом ученые доказали, что «отца линейной тактики» подвела больная печень.

Марк АЛЬТШУЛЕР

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *