Че Гевара — Жизнь ради битв

че_гевара

Жизнь ради битв

Че Гевара мечтал устроить революцию во всех странах мира

Эрнесто Че Гевара погиб более полувека назад, но его популярность среди левых всего мира с тех пор только растет. Он был непревзойденным гением партизанской войны и ближайшим соратником Фиделя Кастро. Но не это главное с точки зрения почитателей неистового аргентинца. Че Гевара искренне верил во все, что делал и говорил.

Эрнесто Гевара Ла Серна Линч родился в 1928 году в аргентинском городе Росарио. Его отец, Эрнесто Гевара Линч, был архитектором и принадлежал к известному аргентинскому роду, а мать — Селия Де Ла Серна — дочерью плантатора. В XIX веке ее предок Патрик Линч бежал в Аргентину из Ирландии, где был видным борцом против английского владычества. Так что тяга к революции у будущего команданте была в крови.

Зов крови

Отец Че Гевары тоже отличался обостренным чувством справедливости. Приняв дела на плантации, он начал с улучшения условий труда рабочих. Теперь они работали не более десяти часов в день, а зарплату целиком получали деньгами, а не продуктами.

Соседям Гевары-старшего эти реформы пришлись не по вкусу, и его семью буквально вытравили из провинции Мисьонес. Вскоре выяснилось, что двухлетний Эрнесто страдает астмой. Мировой финансовый кризис поставил семью на грань разорения. Плантацию пришлось продать, и Гевара переехали в провинцию Кордоба, в высокогорное местечко Альта-Грасия. Эрнесто поначалу из-за болезни не мог посещать школу.

Че Гевара с детства привык, что все дается ему тяжелее, чем сверстникам. Каждый день он учился преодолевать свои слабости и уже в колледже во многом превосходил однокурсников. Он делал успехи в регби, конном спорте и гольфе. Отец никогда не ограничивал его в общении. В их доме бывали и дети плантаторов, и ребята из рабочих семей. Гевара-старший не запрещал сыну ни общаться с детьми коммунистов, ни читать соответствующую литературу.

Однако после войны в Аргентине утвердился авторитарный режим Хуана Перона. Родители Че Гевары таких перемен не приняли. Теперь у них на вилле находили убежище диссиденты, хранилась запрещенная литература. Мать Че Гевары даже арестовывали за участие в митингах.

Новый круг общения во многом сформировал взгляды юноши, тем более что он много и с удовольствием читал, причем на нескольких языках. В 19 лет он поступил на медицинский факультет университета в Буэнос-Айресе, где семилетний курс обучения прошел за три года. Однако бурная кровь предков позвала Че Гевару в дорогу.

Не везет в любви…

В декабре 1951 года Че вместе со своим другом Альберто Гранадо отправился в путешествие по странам

Латинской Америки. Там с разной степенью интенсивности разгорались гражданские конфликты, кое-где перешедшие в горячую фазу. Через год Че Гевара вернулся на родину, где получил диплом врача. Попутно он отредактировал свои дорожные записки, добавив к медицинским и бытовым заметкам рассуждения о политике и социальной несправедливости.

В это время Че еще не стал законченным революционером, но по возвращении раздумал жениться на девушке, в которую был влюблен с 15 лет, а решил посвятить себя помощи беднейшим жителям Латинской Америки. Проблема состояла в том, что его обожаемая Чинчина была дочкой богатого плантатора. Он вроде бы и не возражал против зятя «со странностями». Но невеста, когда услышала о планах Че Гевары лечить прокаженных, пришла в ужас и резко охладела к возлюбленному.

На месте ему не сиделось, и Че Гевара задумал предложить свои услуги в качестве врача одному из левых режимов в Америке, так как полагал, что бедняков нужно не только кормить, но и лечить.

В Чили его благотворительность была никому не нужна. Хорошо еще, что будущий президент, социалист Сальвадор Альенде, помог ему раздобыть бесплатный билет на пароход, следовавший в Перу. Боливийский режим разочаровал Че наплевательским отношением к крестьянам и индейцам. В Перу и Колумбии молодой путешественник едва ускользнул от военных патрулей.

В конце концов Че Гевара добрался до Гватемалы, которой угрожало американское вторжение с целью свергнуть популярного социалиста Арбенаса. Эта небольшая страна превратилась в прибежище коммунистов со всей Америки, что раздражало Вашингтон. Именно здесь Че Гевара впервые познакомился с эмигрантами с Кубы — сторонниками Фиделя Кастро. Здесь же он встретил перуанку Ильду Гадеа, которая стала его первой женой.

Увы, в любви команданте опять не повезло. Уже через четыре года пара развелась, так как Че в своих взглядах дрейфовал в сторону коммунистов, а его супруга скоро пришла к отрицанию насильственных методов в политике.

«Все, что дала мне революция»

Летом 1954 года Арбенас был свергнут в результате мятежа, инспирированного ЦРУ. Че Гевара и другие эмигранты предлагали правительству помощь в отражении агрессии, готовы были сами ехать

Че Гевара во время сражения за город Санта-Клара. На заднем плане захваченный у батистовцев танк М4 «Шерман» американского производства

в район боев, но президент не рискнул развязывать гражданскую войну. В итоге Че, попавшему в список «особо опасных коммунистов», составленный цэрэушниками, пришлось спасаться в аргентинском посольстве, откуда его переправили в Мексику.

Здесь Че Гевара легко нашел место врача в Мехико и, что интересно, сохранил прежний круг общения. Именно в Мексике теперь коротали дни политики левого толка. Особенно много в Мексике было кубинцев, бежавших от режима Батисты и мечтавших его свергнуть.

Не прошло и года, как в их среде созрела идея высадиться на Кубе с оружием в руках. Летом 1955 года в клинику, где служил Че Гевара, явились двое его знакомых по Гватемале. Они рассказали о планах Фиделя Кастро и предложили присоединиться к экспедиции в качестве военного врача. Вскоре состоялась и личная встреча будущих лидеров кубинской революции. Че был в восторге от амбиций братьев Кастро, а Фидель потом неоднократно отмечал, что аргентинец куда сильнее него подкован в политическом плане.

Кстати, именно с легкой руки кубинцев к фамилии Эрнесто Гевары приклеилась частичка «Че». На самом деле это просто испанское словечко-паразит, что-то вроде «эй» или «ну-ка». Но в Латинской Америке, откуда родом Гевара, оно популярно. А на Кубе это уже грубоватый окрик, который приличным людям не к лицу. Чтобы подчеркнуть аргентинские корни, кубинцы и наградили Гевару кличкой Че. Сначала в шутку, а потом с большой буквы. Сам команданте не обижался, а просто присоединил прозвище к фамилии, пошутив: «Это все, что дала мне революция».

Теория и практика

Будущие повстанцы подошли к делу серьезно. Сняли виллу и несколько конспиративных квартир, купили яхту, тщательно подбирали вооружение. Для занятий был нанят ветеран испанской республиканской армии Альберто Байо.

Тем временем в Аргентине свергли режим Перона. Эмигрантам предложили вернуться на родину, но Че Гевара отказался. Он твердо решил отправиться с новыми товарищами на Кубу. Однако до отплытия будущих партизан чуть не отправили за решетку. Полиция даже арестовала лидеров заговора, но в итоге всех отпустили.

Предприятие чуть не потерпело крах, едва начавшись. Яхта «Гранма» с 82 повстанцами попала в шторм, сбилась с курса, а 2 декабря 1956 года у побережья Кубы села не мель.

В довершение всего группу ждали 35 000 солдат Батисты, более 70 боевых самолетов и 20 боевых кораблей. При этом Че Гевара так страдал от морской болезни, что в один из моментов его сочли мертвым и хотели выбросить за борт. Вспоминая свою более чем скромную роль в высадке, он всегда говорил: «Я ничего не понимаю в военно-морских операциях».

И все же 22 повстанца смогли прорваться в горы Сьерра-Маэстра. Был среди них и Че Гевара. Именно в первые, самые тяжелые месяцы кампании он разработал свою тактику и стратегию ведения партизанской войны. В отличие от классических марксистов, Че считал, что для революции не нужно революционной ситуации — достаточно небольшой группы решительных и подготовленных людей.

Ей совершенно необязательно разрастаться до многотысячной армии сразу. Достаточно одерживать локальные победы и показывать тем самым народу, что сопротивление имеет смысл. Одновременно будет падать моральный дух правительственных войск, а когда он снизится до критической отметки — придет время создания массовой революционной армии.

В полном соответствии с его теорией кубинские повстанцы сначала взяли под контроль Сьерра-Маэстра, потом расширили зону влияния на весь восток острова, а в 1958 году объединились с другими антиправительственными силами и перешли к генеральному наступлению. Че приказом Кастро был назначен верховным главнокомандующим. 1 января 1959 года Батиста бежал из страны, а уже 2-го числа повстанцы заняли Гавану.

Африканский провал

После победы Че Гевара был окружен почетом и уважением. Каких постов он только не занимал… И председателя Революционного апелляционного трибунала, и директора Центробанка Кубы. Был членом руководящих органов всех партийных и коалиционных структур Острова свободы. Че проявил себя жестоким и решительным судьей, утвердив все смертные приговоры врагам революции. В то же время он показал себя гибким и умелым дипломатом, объездив с официальными визитами четыре десятка стран.

Но мир был придуман не для Че Гевары — он жил ради битв. В Гаване команданте заскучал и даже запил. В конце концов он упросил Фиделя отпустить его «делать революцию». Почему местом приложения усилий был выбран далекий Заир — не так уж важно. Че простился со своей второй женой Алейдой Марч и в апреле 1965 года отбыл в Африку, где полыхало восстание Симба.

Из этой авантюры ничего не вышло. Африканцы не считали своими даже чернокожих кубинцев, а на Че Гевару просто молились. Но это лишь мешало делу. Конголезские повстанцы верили в магию и физическую силу, а не в меткую стрельбу и выучку. Они могли не выйти в расчетный район для атаки, передумать и отступить в разгар боя, а то и просто бросить ценное снаряжение, потому что «тяжело нести».

Уже в ноябре кубинцам пришлось свернуть операцию. Правительственные войска плотно обложили их базу, поражение следовало за поражением, местное население не горело желанием погибать за революцию. Че Гевара был подавлен и на некоторое время удалился от дел. Говорили, что он воюет в Мозамбике, но, скорее всего, это выдумка. Вероятно, он лечился в Чехословакии и замышлял новый поход.

«Революция бессмертна»

23 марта 1967 года отряд команданте Че из полсотни человек начал партизанскую войну в Боливии против правительства генерала Баррьентоса. В отряде были аргентинцы, чилийцы, кубинцы, боливийцы и перуанцы. Поначалу им сопутствовал успех, но Баррьентос оказался не дураком. Он хорошо знал, чем закончилась партизанская война на Кубе, и обратился за помощью к США.

Спецотдел ЦРУ по противодействию партизанским формированиям рассчитал все точно. Че вел бои в области Боливии, где население даже не говорило по-испански. Крестьянам было все равно, что за чужаки топчут их землю: революционеры с Кубы или солдаты из Ла-Паса. Но солдаты могли предложить за партизан награду, а партизаны предлагали лишь абстрактные идеи.

К тому же Че откровенно не повезло: против него бросили первый выпуск егерей, подготовленных в США по программе спецподразделений разведки. 1200 отлично обученных коммандос под руководством американских инструкторов зажали партизан в узких ущельях и выследили отряд Че Гевары.

8 октября команданте вступил в бой, оказавшийся для него последним. Выполни его солдаты приказ не ввязываться в перестрелку, и отряд мог бы оторваться от противника. Но неопытные боливийцы вступили в бой, как им показалось, с патрулем. А в это время их уже окружали основные силы, до поры до времени не привлекавшие к себе внимания. Когда Че Гевара понял, что это ловушка, он уже был ранен, а его винтовка разбита.

Расстреляв все патроны из пистолета, он вынужден был сдаться. «Я -Че Гевара! Живой я стою дороже, чем мертвый», — прокричал команданте. Видимо, он рассчитывал на интерес к своей персоне со стороны американцев. Те и правда планировали доставить партизанского командира на свою базу в Панаме.

Но Баррьентос перехитрил всех. Он отдал приказ ликвидировать пленного Че Гевару своим доверенным лицам через голову командования. В курсе намерений казнить видного пленника был и один из агентов ЦРУ — Феликс Родригес. Но он был кубинцем, бежавшим с острова вместе с Батистой и ненавидевшим Че Гевару. Так что он промолчал.

Около часа дня 9 октября в комнату, где содержали Че Гевару, зашел сержант боливийской армии. Он спросил, думает ли команданте о своем бессмертии. «Нет, — ответил Че. -Меня вы убить можете. Но вы убьете всего лишь человека. Революция бессмертна». После этого сержант Теран несколько раз выстрелил в пленника. В десять минут второго врач констатировал смерть гражданина Кубы Эрнесто Гевары Линча.

Борис ШАРОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *