Зыбкая слава Ваграма

битва_ваграм_bitva_vagram

Зыбкая слава Ваграма

Ваграм по числу задействованных войск считается самым крупным из выигранных Наполеоном сражений, а по количеству погибших уступает лишь Бородинской битве. Баталии под Москвой и на берегах Дуная объединяет еще одна черта — неопределенность результатов.

Со времен итальянского похода 1796-1797 годов австрийцам доставалось больше, чем кому-либо еще из противников Бонапарта. Однако мнение, что армией Габсбургов руководили только тупые военачальники, достигшие высших чинов исключительно благодаря аристократическому происхождению, все же не вполне справедливо.

битва_ваграм_bitva_vagram

«Я еще не умер»

В кампании 1809 года во главе трех австрийских армий стояли обладатели не просто «голубой», а «очень голубой крови». На Итальянском фронте брат императора Франца I эрцгерцог Иоганн громил пасынка Наполеона принца Евгения Богарне. Двоюродный брат монарха эрцгерцог Фердинанд столь же успешно бил войска союзного Наполеону герцогства Варшавского. Однако решающие события разыгрывались там, где сражался эрцгерцог Карл — другой кузен императора и самый талантливый из австрийских полководцев.

Признав после Ульма и Аустерлица (1805 год) свое поражение, император Священной Римской империи Франц II стал именоваться императором Австрии Францем I. Сама Священная Римская империя, представлявшая собой конфедерацию германских королевств, герцогств и разных размеров (вплоть до микроскопических) княжеств, переформатировалась в Рейнский союз с Наполеоном в роли протектора.

Но Франц не смирился с изменением своего порядкового номера и жаждал мести. Усилиями эрцгерцога Карла австрийская армия реформировалась, заимствуя у французов организационную структуру и тактические приемы. Шагом вперед стало введение корпусной системы — каждое такое соединение представляло собой способную к самостоятельным действиям армию со своей кавалерией, артиллерией и инженерными частями.

Народная война в Испании и действия англичан, сумевших закрепиться в Португалии, вызвали у Габсбургов состояние эйфории. И они решили вернуть то, что считали своим по праву.

9 апреля войска эрцгерцога Карла перешли реку Инн и вторглись в земли одного из самых надежных союзников Наполеона — короля Баварского. Горцы Тироля разбили франко-баварские войска и присягнули императору Австрии. Эрцгерцог Иоганн одержал победу при Сачиле. Эрцгерцог Фердинанд овладел Варшавой и двигался к балтийскому морю. Антифранцузские выступления произошли в разных частях Рейнского союза. Наполеон узнал о войне с Австрией 12 апреля, находясь в опере, и отреагировал репликой: «Я еще не умер».

Через четыре дня он был в Дона-уверте, откуда решил руководить разбросанными по широкому фронту войсками. В серии сражений с 19 по 22 апреля он переломил ситуацию, вынудив австрийцев отступить. Завершила «четырехдневную кампанию» битва при Экмюле, принесшая маршалу Даву княжеский титул и стоившая австрийцам 45 тысяч погибшими, ранеными и пленными. Потери французов и их союзников были почти втрое меньше.

Однако эрцгерцог Карл, отступая, огрызался, а его войска не чувствовали себя разбитыми. При штурме Ратисбона вражеское ядро попало Наполеону в пятку, так что пару дней он перемещался обутым в один сапог. Мелочь, конечно, но символичная, если вспомнить про Ахиллеса.

Город Эберсберг в ходе штурма фактически обратился в пепел. Очевидец вспоминал: «Женщины, сгоревшие вместе с детьми, которых они прижимали к груди; и вот на фоне этой ужасной катастрофы под звуки военного оркестра шагает армия по этому царству разрушения и смерти, повозки катятся по сотням мертвецов, ломая им черепа и накручивая на колеса куски разложившейся плоти».

Наполеон тоже ошибается

13 мая французы заняли Вену, а их противники, переправившись через Дунай, расположились на левом берегу на равнине Мархфельд. Наполеон решил ковать железо, пока горячо и, заняв остров Лобау, приказал строить два моста для переправы.

Операция началась утром 21 мая. Наполеон попытался прорвать вражескую оборону между деревнями Эсслинг и Асперн. Однако австрийцы блокировали переправившиеся войска и сумели разрушить мосты, пустив по реке груженные камнями баржи. Мосты кое-как восстановили и отошли на Лобау, но битва была проиграна Наполеоном вчистую. Потери оказались примерно равными (с обеих сторон около 45 тысяч). Маршал Ланн, которому ядром раздробило обе ноги, умер на руках императора.

Ко второй попытке Бонапарт подготовился лучше. В начале июля у Вены ему удалось сосредоточить около 190 тысяч войск, что почти в полтора раза превышало силы австрийцев. Фердинанд и Иоганн также спешили на помощь родственнику, перейдя к тому времени австрийскую границу. Дожидаться их Наполеон, конечно, не собирался. Новую переправу он решил организовать ниже по течению.

Карл растянул свои войска на 20-километровом пространстве подковой, правый конец которой упирался в Дунай, а левый «повис» в районе городка Обер-Зибенбрунна. Эрцгерцог рассчитывал сосредоточить свои силы, пока Наполеон будет переправляться, а затем обрушиться на то вражеское крыло, которое будет к нему ближе.

Главная позиция австрийцев (защищаемая 1-м, 2-м и 4-м корпусами) находилась параллельно Дунаю, между Ваграмом и Маркграфнойзидлем и была укреплена 10-20-метровым эскарпом, за которым протекала река Русбах. Находящиеся в этих деревнях колокольни служили отличными ориентирами. На западном участке 3-й и 5-й корпуса растянулись от Ваграма до Дуная, а 6-й корпус выдвинулся по направлению к деревням Асперн и Эсслинг с явным намерением попытаться прогуляться по тылам, а если повезет, то и отрезать переправившегося противника от Дуная.

Однако Наполеон переправил главные силы подальше от линии Асперн — Эсслинг, сосредоточившись именно против «повисшего в воздухе» левого фланга австрийцев.

Утром 5 июля его войска выбили авангард Нордманна       из Грос-Энцерсдорфа и развернулись таким образом, что на правом фланге оказался 4-й корпус Массены, в центре — 2-й корпус Удино, на левом фланге — 3-й корпус Даву.

Карл начал первым

Около 14 часов началось общее наступление, по ходу которого между частями Массены и Удино образовался разрыв, заполненный итальянскими войсками Евгения Богарне и 9-м саксонским корпусом Бернадота. Карл думал, что сражение начнется завтра, и удивился, когда около 18 часов заработала французская артиллерия.

Удино нанес удар по Баумерсдорфу в центре главной позиции. Дым от загоревшейся деревни скрыл наступавших левее итальянцев, которые внезапно поднялись на эскарп, обратили в бегство находившихся на гребне австрийских артиллеристов и повернули к Ваграму. Эрцгерцог лично повел в бой резервы, получив ранение в голову. Но спас положение не он, а… союзные итальянцам саксонцы. Подобно австрийцам они были облачены в белые мундиры и, выйдя из-за клубов дыма, приняли на себя «дружественный» огонь итальянцев. Со штыками наперевес подчиненные маршала Бернадота обратили войска Евгения Богарне в бегство.

Австрийцы с отвисшими челюстями наблюдали за тем, как почти проигранное сражение оборачивается победой, причем без всякого их участия.

Подоспевшему 1-му корпусу Бельгарда оставалось только занять Ваграм и восстановить оборону.

С наступлением битва прекратилась, партия следующего дня была доверена корпусу Даву, которому следовало атаковать левый фланг противника, захватить Маркграфнойзидль и выйти в тылы австрийцев.

Карл, в свою очередь, планировал навалиться на левый фланг французов, а угрозу со стороны Даву надеялся ликвидировать спешившим на помощь 13-тысячным корпусом эрцгерцога Иоганна. Перегруппировки затянулись на всю ночь, но вовремя на своем месте оказался только 4-й австрийский корпус Орсини-Розенберга, который в четыре утра и начал сражение, атаковав Даву. Французы были потеснены, но, поскольку на соседних участках ничего не происходило, наступающие оказались в полуокру-жении и благоразумно отступили обратно.

Теперь должен был атаковать Даву, но внимание Наполеона оказалось поглощено собственным левым флангом.

Веское слово большой батареи

Свинью своему императору подложил маршал Бернадот, без боя решивший отвести из Адеркла потрепанный саксонский корпус.

Отбивать деревню бросился корпус Массены, сумевший сбить первую линию неприятеля. На второй линии дело дошло до штыкового боя, и здесь французы не выдержали, особенно когда к месту событий подоспели части гренадерского резерва. Массене пришлось отойти и начать перегруппировку, в то время как расположенные рядом итальянцы заняли глухую оборону.

Бельгард несколько притормозил, поджидая соседей, а затем успешно овладел Асперном. Южнее корпус Кленау вышел к окраинам Эсслинга. Названия двух этих деревень напоминали Наполеону о недавнем поражении, которое имело все шансы повториться. Тылы французов прикрывала слабая дивизия Будэ, способная лишь умереть под ударами двух корпусов австрийцев.

В 10 утра, оказавшись в шаге от катастрофы, Бонапарт сделал два взаимодополняющих хода. Три дивизии и бригада легкой кавалерии были развернуты на юг и направились к Будэ на выручку. Одновременно в соответствии с первоначальным планом корпуса Даву и Удино нацелились на Маркграфнойзидль.

Осуществить перегруппировку мешали   находившиеся в центре равнины части 2-го австрийского корпуса и Гренадерского резерва. Посланная          расчистить пространство конница Бессьера была сметена австрийской артиллерией, но своей гибелью обеспечила выигрыш во времени.

Массена переместился на юг и около полудня вступил в бой с Кленау за Асперн.

Чуть севернее Наполеон завершал формирование главного ваграмского «ноу-хау» -большой батареи из 112 орудий. Левее выстраивался в огромное 8-тысячное каре корпус Макдональда, нацелившийся на центр австрийцев. На правом фланге в помощь Даву выдвигался гвардейский корпус с его многочисленной артиллерией.

Посланный туда граф Матьё Дюма вспоминал: «Все 60 орудий выдвинулись на новые позиции и заняли место на правом фланге фронта. Командование принял генерал Ло-ристон; в тот момент канониры внезапно закричали „на сто шагов ближе» и потащили пушки вниз с холма, где продолжили угасающий огонь, который сокрушил и заставил отойти австрийскую пехоту. Уже высохшие посевы были подожжены ядрами во многих местах, что еще больше усилило беспорядок».

Французская кавалерия отбросила австрийских гусар и начала обход фланга, не давая коннице Розенберга сосредоточиться. Атаковавшая Марк-графнойзидль пехота пробилась к колокольне. Австрийцы нанесли удар по деревне с востока и даже достигли окраины, но затем были оттеснены подоспевшими войсками Удино.

Эрцгерцог прибыл в это пекло с резервной кавалерией и бригадой пехоты, попытавшись в очередной раз переломить ход сражения. Даву тоже пошел в наступление, и в разгоревшемся встречном бою последнее слово осталось за конницей Габсбургов.

Левый фланг австрийцев стабилизировался, но Наполеон уже перенес свои усилия против вражеского центра. Здесь вся надежда возлагалась на Макдональда, каре которого, прикрытое с флангов гвардейской конницей и кавалерийской дивизией Нансути, ползло вперед со скоростью парового катка. Справа его подкрепляла большая батарея.

Битва на истощение

Около часа дня австрийцы обстреливали каре Макдональда стрех сторон, а из 8 тысяч бойцов в строю осталось только 1,5 тысячи. На помощь Наполеон двинул молодую гвардию и баварскую дивизию Рида, а заодно силами итальянской дивизии Пакто нанес отвлекающий удар по Ваграму. Наконец, к месту событий прибыл свеженький 11-й далмацкий корпус Мармона, обрушившийся на измученный корпус Бель-гарда. В затянувшейся кровавой битве на истощение побеждал тот, у кого было больше «мяса».

В резерве Бонапарта имелось всего два полка старой гвардии, но у эрцгерцога резервов не оставалось вовсе. Добило Карла известие о том, что Иоганн подойдет к месту битвы только в 17 часов. Между тем на правом и левом флангах успех медленно, но верно склонялся к французам. Даву приближался к Ваграму, Массена оттеснил неприятеля к деревне Брайнтеле. Решив, что все идет как надо, Наполеон проспал минут двадцать на медвежьей шкуре.

Проснувшись и увидев явившегося с рапортом Мармона, император приветствовал его с обычной любезностью: «Вы маневрировали как улитка». Впрочем, маршальский жезл за Ваграм Мармон получил, причем не только он, но еще и Макдональд с Удино. Ни одно другое сражение не дало Франции столько маршалов…

Понимая, что при имеющемся соотношении сил остановить паровой каток не удастся, Карл приказал начать отступление. Прибывший, как и обещал, в 17 часов эрцгерцог Иоганн убедился, что изменить ситуацию невозможно, и начал отход в Венгрию. Карл с главными силами отходил к Цнайму. О его местонахождении Наполеон узнал только 11 июля, когда получил письмо с предложением о перемирии.

По условиям подписанного в октябре Шёнбруннского мира Габсбурги выплатили французам контрибуцию и уступили территорию с населением 3,5 миллиона человек. В качестве бонуса Франц II еще и выдал свою дочь Марию-Луизу за Наполеона.

Самая удачная и героическая из войн, которые Габсбурги вели против Наполеона, как обычно, закончилась поражением.

Дмитрий МИТЮРИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *