Триумф «железнобоких»

Битва_при_Данбаре

Триумф «железнобоких»

Кромвель разгромил шотландцев, вырываясь из ловушки!

Хотя Оливера Кромвеля считают великим политиком, созданная им под себя государственная система ненадолго пережила своего родителя и не принесла блага Англии. Зато полководцем он был выдающимся. Самое яркое тому подтверждение — победа над шотландцами при Данбаре.

Cвои военные таланты Кромвель не выпячивал, предпочитая выступать «вторым номером» и главным советником при других главнокомандующих — сначала при графе Эссексе, затем при Томасе Ферфаксе. Но именно кромвелевская тяжелая кавалерия «железнобоких» (названы так по кирасам, которые они носили) решила исход важнейших сражений и вообще выступала в качестве «гвардии» Английской революции.

Вместе против короля

К 1650 году умеренный и в талантах, и в политических взглядах граф Эссекс сошел со сцены. Ферфакс же был шокирован казнью короля Англии и Шотландии Карла I в 1649 году. И вообще, новая военная кампания не вызывала у него энтузиазма.

Речь шла о войне против шотландцев, которые еще недавно были союзниками противостоящего королю английского парламента.

Собственно, неприятности Карла I начались в 1638 году (за 11 лет до его казни) с того, что большинство шотландских общин подписали Национальный Ковенант, ограничивавший его права как короля Шотландии. Важнейший пункт заключался в том, что монарха обязали ввести пресвитерианство (одно из направлений кальвинизма) в качестве «единственной и угодной Богу веры». Карл попытался усмирить Шотландию силой, но в Англии пресвитериан тоже было достаточно. Усугубленные экономическими проблемами религиозные противоречия и вызвали Английскую революцию.

2 июля 1644 года при Марстон-Муре шотландская и парламентская армии нанесли поражение королевскому войску. Кромвель тогда сдружился с шотландским военачальником Александром Лесли, 1-м графом Ливеном. Под началом графа служил и его дальний родственник Дэвид Лесли.

Затем король перетянул шотландцев на свою сторону, но Кромвель в 1648 году разбил их при Престоне, после чего они выдали Карла I парламенту.

С казнью короля встал вопрос, будут ли Англия и Шотландия существовать в форме некоего конфедеративного государства и станет ли это государство монархией или республикой. Сын и наследник покойного принц Карл Стюарт (будущий Карл II) попытался опереться на шотландских роялистов, но восстание, поднятое маркизом Монтрозом, было подавлено, а его лидер повешен. Тогда принц сменил тактику и добился-таки провозглашения шотландским монархом, согласившись довольствоваться ролью этакого зиц-председателя на троне.

В любом случае с этой позиции было удобнее претендовать на престол Англии, что парламент крайне встревожило. Пришлось срочно отзывать Кромвеля, который в этот момент усмирял мятежных ирландцев.

По «Зеленому острову» армия Кромвеля прошлась огнем и мечом, подвергая его население самому настоящему геноциду. Причина творимых жестокостей заключалась в том, что подавляющее большинство жителей были католиками, а не пресвитерианами или представителями какой-нибудь другой протестантской конфессии. К тому же плодородные земли острова было бы выгодно предоставить малоимущим английским переселенцам, а для этого земли сначала следовало «зачистить».

Война «братьев по вере»

Границу с Шотландией Кромвель перешел 22 июля 1650 года, имея под командованием около 10 тысяч пехоты и 5,5 тысячи кавалерии.

В отличие от Ирландии, здесь никаких зверств он не творил, рассматривая шотландцев как заблудших братьев по вере. Но его увещевательные прокламации пропадали втуне. Население больше интересовалось правительственными листовками, сообщавшими, что всех мужчин захватчики убивают, мальчикам от б до 16 лет отрубают правую руку, а женщинам выжигают груди.

Естественно, англичан встречали опустевшие селения. Скоро начались проблемы с продуктами и боеприпасами, которые приходилось доставлять морем в занятый англичанами порт Данбар. От генерального сражения граф Ливен воздерживался, хотя располагал более чем 20-тысячной армией.

По боевым качествам англичане несколько превосходили шотландцев, хотя превосходство было неочевидным. Английская пехота состояла в основном из профессионалов, для которых армия была почти домом. Шотландское войско комплектовалось по принципу ополчения, хотя подавляющее большинство бойцов имели за плечами боевой опыт.

В английской коннице главной ударной силой были сравнительно тяжело вооруженные всадники в шлемах и кирасах или, по крайней мере, в крепких колетах. Вооружение обычно состояло из палаша и двух пистолетов. Атака чаще всего производилась на рысях, плотно сомкнутым строем, и мало кто мог устоять перед подобной лавиной. У шотландцев большую часть конницы составляли бойцы, защитное вооружение которых обычно ограничивалось шлемом, а для нападения использовались палаш и пика. Именно благодаря пикам, чтобы поразить противника, было не обязательно сойтись с ними вплотную.

Что касается командного состава, то фактически правой рукой Кромвеля был начальник одной из двух имевшихся у него в распоряжении кавалерийских бригад Джон Ламберт. Энергичным командиром был и начальник другой кавалерийской бригады Роберт Лильберн (брат популярного политика — «уравнителя» Джона Лиль-берна). Из командиров трех пехотных бригад выделялся полковник Джордж Монк, имевший, правда, репутацию монархиста и отсидевший за это в тюрьме три года. Реабилитироваться в глазах парламента он сумел после кампании в Ирландии.

У шотландцев опытный и острожный вояка граф Ливен настаивал на том, чтобы взять англичан измором. Однако ему было 70 лет, и в затылок ему дышал честолюбивый заместитель, поддерживаемый экспрессивными шотландскими лордами.

До Эдинбурга и обратно

26 июля, через четыре дня после перехода границы, Кромвель занял портовый город Данбар, где оборудовал базу для получения присылаемых из Англии боеприпасов и снаряжения. 29-го армия вторжения приблизилась к Эдинбургу, где уперлась в оборонительную линию, представляющую собой удачно вписанные в гористую местность укрепленные пункты. На следующий день Кромвель решил отступить, причем находившийся в арьергарде конный отряд капитана Эвенсона едва не был уничтожен противником. Устремившиеся на помощь «железнобокие» из личного резерва командующего и кавалерия Ламберта спасли товарища, но оказались сильно потрепаны.

13 августа, приведя войско в порядок, Кромвель снова выступил из Данбара, рассчитывая обогнуть шотландскую линию обороны с юга и взять находившийся далее по побережью порт Квинтсферри.

Ему удалось взять две вражеских заставы в Колинтоне и Редхолле, а 28 августа у Гогара он уткнулся в главные силы Ливена. Обрадованный Кромвель решил завязать генеральное сражение, но обнаружил, что фланги противника хорошо прикрыты заболоченной местностью. Пришлось скомандовать отступление.

Ливен, вероятно, позволил бы захватчикам отойти с миром, но он остался в Эдинбурге то ли по причине ухудшившегося здоровья, то ли по настоянию правительства, недовольного его осторожностью, И занявший его место Дэвид Лесли устремился в погоню за врагом.

До Данбара оставался дневной переход, когда арьергард англичан вновь сильно потрепали шотландцы. Кромвель остановил войска и, развернув их, ждал общей атаки противника. Но атаки не последовало. Кромвель отошел еще немного и снова развернул армию против нависшего на хвосте неприятеля.

Лесли расположил свои главные силы на господствующей над местностью горе Дун-Хилл и одновременно выслал крупный отряд далее на восток к Кокбернспату. Этот город перекрывал вход в ущелье, которое можно было удерживать против вдесятеро превосходящего по силам противника. Таким образом, англичанам перекрыли путь назад. В общем, Кромвель оказался обложен со всех сторон, и, чтобы вырваться из ловушки, ему пришлось бы атаковать находившегося на сильнейших позициях неприятеля. Был, правда, еще один вариант — дождаться в Данбаре прибытия флота и эвакуироваться морем, что, конечно, выглядело не слишком вдохновляюще в плане репутационных издержек.

Утром 2 сентября обуреваемый печальными мыслями Кромвель в сопровождении Ламберта отправился на конную прогулку. И тут, к своему удивлению, увидел, что войска Лесли спускаются с горных отрогов в долину.

Кромвель протянул Ламберту подзорную трубу: «Смотрите, смотрите скорее! Господь предает их в наши руки!»

На этом самом месте…

Помимо сражения 1650 года, Данбар памятен и другой роковой для шотландцев битвой.

Т1 апреля 1296 года у этого города английский отряд рыцаря Джона де Варенна, изобразив ложное отступление, заманил в ловушку и разгромил более сильный отряд шотландцев. Впрочем, крови пролилось немного. Погиб только один шотландский рыцарь, и еще около десяти рыцарей попало в плен.

Политический результат оказался гораздо внушительней. Королю Иоанну I пришлось отказаться от шотландского престола в пользу английского короля Эдуарда I

«Господь предает их в наши руки!»

Спуститься с гор Лесли вдохновили численное превосходство и желание занять позицию менее прочную, чем на горах, зато надежно закупоривающую противнику обратный путь в Англию.

При этом атаковать первым Лесли не собирался, зато был уверен в наступлении Кромвеля. До глубокой темноты его подчиненные готовились отразить атаку противника. В полночь солдатам разрешили лечь спать, оставив в качестве часовых по два мушкетера на роту. Офицеры, как водится, разместились с максимальным комфортом в своих палатках.

Кромвель, по рассказу одного из участников битвы, «провел всю ночь, объезжая при свете факела на низкорослой шотландской лошадке расположения полков, кусая губу до тех пор, пока кровь не побежала по его подбородку, хотя сам он и не заметил этого».

Английские историки настаивают, что главный «железнобокий» настраивался на разгром противника и был уверен в победе. Шотландские исследователи полагают, что задача, которую поставил перед собой Кромвель, была скромнее — прорваться через боевые порядки шотландцев и отступать к границе по Бервикской дороге, пролегающей между хребтом Ламмермур и морем.

Думается, английские историки более правы. Прорыв через линию шотландцев открывал такие перспективы, что грех было не воспользоваться возможностью полностью разгромить неприятеля.

Заслуга английского полководца заключается в правильном плане сражения, составленном с учетом особенностей рельефа. Левый фланг шотландцев был зажат между крутым горным склоном и речкой, или, точнее, ручьем Браксберн, и фактически оказался обречен на бездействие. Соответственно, всю мощь армии Кромвель мог обрушить на правый фланг неприятеля. И в четыре утра он ее обрушил.

Под звуки 17-го псалма

Первым в бой устремился полк отчаянного рубаки Чарльза Флитвуда, буквально снесший передовые пикеты противника.

Затем через ручей перешла вся бригада Ламберта, вырубившая кавалерийский полк Роберта Монтгомери. По правую руку от Ламберта бригада Монка разбила состоявшую преимущественно из новобранцев пехотную бригаду Ламсдена, взяв в плен ее командира.

Выскочившие из палаток и правильно оценившие ситуацию шотландские командиры попытались организовать сопротивление и даже добились определенных успехов.

Находившийся во второй линии полковник Стречен хотя и не сумел отрезать бригаду Ламберта, но вынудил ее к отступлению, напоминающему бегство.

Полегшая бригада Ламсдена выиграла время, необходимое соседней бригаде Кемпбелла для того, чтобы занять оборону и блокировать наступление Монка. Однако Кромвель тут же перечеркнул эти успехи. Английские пикинеры из бригады Прайда, переправившись через ручей, начали теснить Кемпбелла к горам. Почти одновременно кавалерийская бригада Лилберна выручила отступавшую бригаду Ламберта.

И здесь Кромвель лично развил успех, возглавив атаку «железнобоких». Полностью разметав конницу Стречена, он и Ламберт обнаружили, что прорвали оборону противника. Как и положено благонравным кальвинистам, «железнобокие» грянули 17-й псалом («Хваля призову Господа и от враг моих спасуся»), А Кромвель размышлял, стоит ли прорываться по Бер-викской дороге или попытаться полностью разгромить противника. И тут его взгляд упал на сумевших закрепиться шотландских пехотинцев Кемпбелла. Желание сломить этих упрямцев решило исход дела.

«Железнобокие» и конница Ламберта добили остатки бригады, практически полностью уничтожив прикрывавший отход товарищей полк Джона Холдена. Но главное, выполнив эту задачу, английская кавалерия с тыла обрушилась на левый фланг неприятеля.

Фактически шотландцы оказались в окружении и превратились из регулярной армии в перепуганную толпу. Больше всего повезло войскам левого фланга, которые успели вырваться через еще не захлопнувшуюся западню и устремились по направлению к Эдинбургу. Сама битва продолжалась три часа. Преследование длилось до вечера.

С меньшими силами Кромвель в считавшейся безнадежной ситуации полностью разгромил неприятельскую армию. В письме жене сразу после битвы он восторгался и задавался вопросом: «Господь явил нам свою милость. Кто может оценить ее величие?» И в качестве подтверждения отмечал, что, потеряв всего 30 человек убитыми, англичане взяли в плен 10 тысяч врагов и еще около 3 тысяч перебили. Шотландцы цифры своих потерь корректировали в меньшую сторону, но увеличить потери англичан не пытались.

Через день Кромвель и его войска были уже в Эдинбурге. Шотландия пребывала в шоке, но все еще не сдавалась.

Решающая победа была одержана ровно через год — 3 сентября 1651 года при Вустере. Но по сравнению с Данбаром Кромвель воспринимал ее уже не как чудо, а как закономерность.

Дмитрий МИТЮРИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *