Операция «Ульм»

десант_ю_52

Операция «Ульм»

В советский тыл фашисты выбросили десант самоубийц и людоедов

Отто Скорцени назвал спецоперацию «Ульм» «нелегкой и абсурдной». Если бы она удалась, неизвестно, насколько успешно проходила бы для Красной армии кампания 1944 года…

12 сентября 1943 года парашютистами майора Морса и небольшой группой эсэсовцев под командованием гауптштурмфюрера СС Отто Скорцени была проведена операция «Дуб» по освобождению Бенито Муссолини. Итальянские власти держали его в горном отеле «Кампо Императоре». Высадка десанта здесь была практически невозможна, но…

«Оставить русских без танков!»

Немцы высадились с планеров на склоне горы. Парашютисты и эсэсовцы бросились к отелю. Увидев их, охрана не посмела сопротивляться, и Муссолини был освобожден.

Скорцени доставил дуче к фюреру и доложил об успешной операции. После этого у фюрера и командования СС сложилось мнение, что Скорцени — это специалист по самым невозможным делам. Именно поэтому ему и доверили руководство операцией «Ульм».

На третий год войны немцы решили начать активную борьбу с превосходством в танках Красной армии.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер решил нанести сокрушительный удар по советским оборонным объектам. Однако у немцев не было бомбардировочной авиации, способной достичь Урала. Зато у них был Скорцени — специалист по невозможным делам!

Предполагалось подготовить две группы парашютистов, которые, высадившись, совершили бы масштабные диверсии против объектов оборонной промышленности. Понимая, что пробраться на хорошо охраняемые военные заводы будет проблематично, Гиммлер предложил другой вариант — одновременно в нескольких районах вывести из строя линии электропередачи. А когда внимание советских спецслужб и местных властей будет отвлечено их восстановлением, диверсантам следовало взорвать электростанции вблизи металлургических заводов. Обесточивание этих предприятий должно было привести к выходу из строя доменных печей на значительное время. Это сорвало бы выпуск военной продукции, в первую очередь танков, в преддверии летней кампании 1944 года.

Тщательная подготовка

Скорцени получил широкие полномочия по подбору необходимых для проведения диверсий людей. Предполагалось привлечь добровольцев-военнопленных из числа уроженцев Урала. В конце 1943 года они начали тренировки в диверсионной спецшколе, дислоцировавшейся в деревне Печки Псковской области. Они отрабатывали способы подрыва железных дорог и мостов.

Учитывая, что действовать им придется зимой, диверсанты были отлично экипированы — теплая одежда, лыжи, защитные очки, маски на лицах. У них, помимо оружия, ядов и взрывчатки, имелись комплекты фальшивых документов и солидные суммы в советских рублях. Возвращение диверсантов в Центр почему-то не оговаривалось…

Выброска первой (Северной) группы была запланирована на 18 февраля 1944 года. Семь человек под командованием бывшего белогвардейца, гауптштурмфюрера СС Тарасова должны были высадиться в Свердловской области.

Не судьба

Но летчик Ю-52 по ошибке десантировал их в Пермском крае в 300 километрах от расчетной точки.

Первым погиб радист Марков. Он задохнулся, запутавшись в стропах, повиснув на ветвях деревьев. Вторым ушел из жизни командир группы Тарасов. Он сильно ушибся при приземлении, обморозил ног и принял яд, а когда отрава не подействовала, застрелился.

Радист Кинеев пытался связаться с Центром, но рация на морозе отказала. Он, как и Тарасов, обморозил ноги, началась гангрена, и его пристрелили свои.

Несколько суток, по глубокому снегу в густом лесу, уцелевшие члены группы — белогвардеец Стахов, бывшие военнопленные Андреев и Грищенко — шли вместе. Экономя консервы, трое выживших решили питаться мясом погибших товарищей. О выполнении задачи ни у кого из трех рядовых диверсантов мыслей не появилось. Они дотянули до весны.

В июне 1944 года остатки Северной группы вышли к одному из сел Кировской области и, представившись красноармейцами, попытались купить продукты у местных жителей. Сельчане сдали их местному участковому милиционеру.

А Южной группе повезло. После того как «северяне» не вышли на связь, немецкое руководство решило прекратить операцию «Ульм». Эта неудача показала, что матерый диверсант Скорцени может далеко не все.

Леонид ЧЕРНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *