«Двойная карусель»

подлодка_ссср

«Двойная карусель»

Флот НАТО не сумел разыскать дивизию атомных подлодок

«Апорт» и «Атрина» — так назывались две секретные операции Военно-морского флота СССР, целью которых было вскрытие системы противолодочной борьбы ВМС США и выявление районов патрулирования американских подводных стратегических ракетоносцев в середине 80-х годов прошлого века.

Май 1985 года. СССР был объявлен империей зла, в мире продолжалась гонка вооружений. Президент США Рональд Рейган подписал доктрину об открытой поддержке антикоммунистических и антисоветских повстанческих сил. Недавно пришедший к власти генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев был готов к мирным инициативам, но внешняя политика Советского Союза еще оставалась жесткой.

«Сообразили на троих»

Когда стало известно об увеличении подводных стратегических сил США в северной и центральной Атлантике, на Северном флоте начали готовиться к проведению секретной операции «Апорт». За нее отвечал командир 33-й дивизии атомных подводных лодок капитан 1-го ранга Анатолий Шевченко. Как он вспоминал впоследствии, задание и координаты района действий получил от командующего флотилией устно. Пяти подлодкам предстояло скрытно прибыть в район Ньюфаундлендской банки (северо-восточная Атлантика), вскрыть подводную обстановку — выявить маршруты патрулирования американских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), их количество, а также изучить алгоритм действий сил, прикрывающих ракетоносцы. Успех операции «Апорт» зависел от сохранения ее целей и всех деталей в тайне.

Шевченко привлек к ее разработке двух человек — офицера штаба флотилии капитана 3-го ранга Сергея Толстоброва и командира атомной подводной лодки К-517 капитана 2-го ранга Михаила Моцака.

Втроем придумали «легенду» — подлодки К-299, К-324, К-488, К-502 и К-147, задействованные в операции, будто бы отправляются на замену в Средиземное море, тем более что одна из субмарин Северного флота в действительности возвращалась оттуда на базу с боевого дежурства. Все лодки получили новые радиопозывные, принадлежавшие ранее буксирам и минно-торпедным баржам. Теперь радиообмен с ними не вызывал особого интереса у натовской радиопрослушки.

К-147 была укомплектована уникальной аппаратурой, позволявшей находить атомарины по кильватерному радиационному следу. Это давало преимущество, так как у американцев подобного оборудования не было.

До последнего момента держали все в тайне даже от особого отдела. Главный контрразведчик флота перед выходом в море едва успел найти уполномоченных для подводных лодок.

Дан приказ им на запад

29 мая 1985 года советские подводные лодки вышли из базы и скрытно двинулись на запад. Шевченко управлял ими с борта большого разведывательного корабля «Лира» по космической связи.

18 июня операция «Апорт» началась. Атомарины завертели задуманную разработчиками двойную карусель — две из них двигались друг за другом по часовой стрелке, а две — против, выявляя американские ПЛАРБы и прикрывавшие их атомные подводные лодки (АПЛ). Нашим подводникам помогали четыре самолета морской авиации Ту-142М, базировавшиеся на кубинском аэродроме Сан-Антонио. Крылатые машины «накрывали» те места, которые не могли исследовать субмарины.

В свою очередь американская авиация, поднимаясь с авиабаз бермудского, азорского и канадского секторов, так и не сумела добиться успехов в поиске советских подлодок. Самолеты США совершали по 3-4 продолжительных вылета в сутки, но это не помогало.

В результате слаженных действий пяти подлодок, четырех противолодочных самолетов, разведывательного корабля «Лира» и гидрографического судна «Колгуев» ВМФ СССР удалось вскрыть два района патрулирования ПЛАРБ типа «Мэдисон», два района действия многоцелевых АПЛ, выявить тактические приемы и силы американской авиации, предназначенные для поиска советских субмарин в северо-восточной Атлантике.

Американцы смогли обнаружить лишь одну из участниц «Апорта» — подлодку К-488, и то когда она уже возвращалась домой и проходила исландский сектор. В США серьезно всполошились от непонятной активности подводных сил СССР. Американцы не смогли узнать, какие лодки вероятного противника действовали в июне 1985 года в районе Ньюфаундлендской банки -ракетные подводные крейсера стратегического назначения или многоцелевые атомарины.

И вот уже осенью 1985 года прошла первая встреча Михаила Горбачева и Рональда Рейгана, которая завершилась торжественной Декларацией о недопустимости ядерной войны. Впрочем, этот документ считается ни к чему не обязывающим. Но начало примирению двух супердержав-антагонистов было положено.

Операция есть, а слова такого нет

После принятия на вооружение флотом США ПЛАРБ типа «Огайо», вооруженных ракетами «Трайдент», у Америки появилось определенное преимущество в этом виде стратегической триады. Дело в том, что дальность полета ракет позволяла подводным ракетоносцам действовать в районах господства своих ВМС и не опасаться нападения на них со стороны вероятного противника. Так, например, находившаяся в Атлантике 20-я эскадра подводных лодок базировалась в Кингс-Бей (штат Джорджия), а патрулировала в районе Бермудских островов. Добраться до них, обнаружить подлодки «Огайо», прозванные «убийцами городов», стало делом чести советских подводников. Одновременно предстояло выявить силы и средства противолодочной обороны, расположенные в этом «мягком подбрюшье» США. Новую операцию, которую готовили целый год, вновь поручили комдиву-33 каперангу Шевченко.

Новую акцию засекретили до такой степени, что специально для нее придумали слово «Атрина», которое ничего не значило.

К операции привлекли подводные лодки К-244, К-255, К-298, К-299 и К-524. Из них только «299-я» участвовала в «Апорте». Чтобы избежать малейшей утечки информации, о боевом задании командиры атомарин узнали только непосредственно перед походом.

Когда подлодки в начале марта 1987 года покинули базу и, выстроившись в походную колонну, двинулись в Атлантику, корабли и авиация НАТО взяли дивизию на гидроакустическое сопровождение. Однако внезапно все советские субмарины изменили курс и… исчезли в океане. Привыкшие плотно сопровождать корабли вероятного противника, натовцы опешили. Они даже не успели классифицировать цели и не могли точно сказать, кого они потеряли — советские стратегические ракетоносцы или охотников за ПЛАРБ. Впрочем, в любом случае их нужно было искать, и как можно скорее.

Никаких следов!

Восемь суток ВМС США не удавалось найти никаких следов целой дивизии подводных лодок вероятного противника. Американцы использовали большие силы — гидрофоны системы СОСУС на Фарерско-Исландском противолодочном рубеже, космические спутники разведки, несколько эскадрилий патрульных самолетов, множество надводных и подводных кораблей, суда дальней гидроакустической разведки, английский авианосец с эскортом…

В свою очередь советские подлодки противостояли им имитаторами шумов атомохода, ложно-дезинформационными действиями и многими другими уловками, которые применялись бы в боевых условиях. А еще у них был новейший секретный прибор «Рица», который позволял обнаруживать противника на очень больших дистанциях.

Отыскав «Огайо» и вскрыв системы противолодочной обороны США в районе Бермуд, дивизия стала возвращаться. Ее обнаружили только на обратном пути. Членов экипажей наградили правительственными наградами. Шевченко стал контр-адмиралом.

В середине 1987 года накал противостояния США и СССР стал заметно снижаться. Только ли «новое мышление» советского руководства этому способствовало? А может, влияли и результаты «подводной войны» двух стран того времени?

Леонид ЧЕРНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *