Нападение по-итальянски…

дуче_муссалини_duche_mussalini

Нападение по-итальянски…

Готовя удар по Эфиопии, дуче перехитрил сам себя

Для того чтобы достичь победы в войне, заинтересованные стороны нередко предпринимают ряд мер, чтобы до поры до времени скрыть свои планы. Вот только происходит это с разной степенью успеха…

муссалини_mussalini

Осенью 1933 года генерала Де Боно, министра колоний Италии, вызвали во дворец «Палаццо Венеция» на аудиенцию с Муссолини. Де Боно был доверенным лицом диктатора, который прямо сказал, что намерен захватить Абиссинию (так тогда называли Эфиопию). Это была тогда «ничья» страна в практически полностью колонизированной Африке. Ее захват позволил бы Италии объединить уже имевшиеся колонии — Эритрею и Итальянское Сомали. Это был пропагандистский шаг для укрепления фашистского режима: победа позволила бы поквитаться за поражение в Первой итало-эфиопской войне 1895-1896 года.

С глазу на глаз

Де Боно горячо поддержал идею диктатора. Дуче предложил держать все в секрете и даже генеральному штабу пока ничего не говорить. Он вообще планировал провернуть все одними политически надежными чернорубашечниками». Это, по его мнению, позволило бы сохранить в тайне будущую акцию от не совсем надежных по его мнению) военных.

Вот тут Де Боно возразил. Он не так давно возглавлял эти формирования и знал их боевые возможности: расправляться с политическими врагами они годились, но эффективно воевать даже со слабой армией эфиопов — вряд ли.

— Тогда пусть они составят хотя бы половину экспедиционных войск! — настаивал Муссолини, но его собеседник и с этим не согласился. Решающим доводом против стало то, что уход большого количества фашистов на войну в Африку мог ослабить позиции партии в самой Италии. Диктатор скрепя сердце с этим согласился.

На пути к войне

В начале 1934 года в Рим вызвали командующего итальянским королевским корпусом в Эритрее, по совместительству — военного атташе в АддисАбебе Витторио Руджеро. Он получил задание — организовать подрывные действия в Эфиопии, а в нужный момент найти повод для открытия военных действий. С этого момента активизировались действия итальянской разведки: в Абиссинию засылались агенты влияния, которые подкупали губернаторов провинций страны и выведывали ценную информацию.

Весной 1934 года в «Палаццо Венеция» собрались на закрытое совещание Де Боно, начальник Генерального штаба генерал Бадольо и замминистра иностранных дел. Трио обсудило подготовку «оборонительных мероприятий» на границе Эритреи с Эфиопией.

С этого момента в игру вступили военные, которые самостоятельно предприняли ряд тайных мер для обеспечения будущих военных действий. Среди них осуществлялась скрытая подготовка боевых пловцов-дивер-сантов для возможного противодействия английскому флоту.

Несмотря на то что в происходящее был посвящен ограниченный круг лиц, сохранить военные приготовления в тайне не удалось. Уже в августе 1934 года американский военный атташе информировал свое руководство: «Как стало известно из надежных источников, Генеральный штаб итальянской армии разработал план завоевания и оккупации Абиссинии».

Не смогли засекретить итальянцы и факт применения ими химического оружия против абиссинцев в уже начавшейся в 1935 году войне, хотя Муссолини запретил писать об этом своим журналистам и военных обязал хранить молчание.

Но западным странам было не до трагедии африканского государства на фоне событий в Европе, предшествовавших Второй мировой войне…

Леонид ЧЕРНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *