«Эльпидифор» — звучит гордо

Эльпидифор

«Эльпидифор» — звучит гордо

Первые десантные корабли создавались на основе зерновозов!

Морские десанты известны с эпохи античности, но первое специализированное десантное судно появилось только в начале XX века. Этот корабль получил имя «Эльпидифор», закрепившееся затем за всей серией.

То, что дорога к первому десантному кораблю растянулась даже не на годы, а на тысячелетия, наверное, в какой-то степени объясняется соперничеством между сухопутными войсками и моряками.

Эльпидифор_elpifidor

Детище купца Парамонова

Моряки всегда считали, что военные корабли должны прежде всего сражаться с другими кораблями, а не обслуживать пехоту. Отсюда вывод: строить специальные десантные суда ни к чему, надо просто применять имеющиеся корабли с большой грузоподъемностью и малой осадкой.

Однако армии росли численно, а значит росли и масштабы десантных операций. В 1915 году в ходе Дарданелльской операции британцы использовали специальные десантные лихтеры 47 метров длиной, каждый из которых мог перевозить до 500 бойцов, либо 40 лошадей, либо четыре орудия с обслугой. В плане конструктивном эти суда выделялись трюмом открытого типа и выходившей на бак сходней шириной три метра.

Русское военно-морское командование поначалу решило попросту скопировать опыт союзников с учетом имевшихся технических возможностей. На Черном море стали строить так называемые болиндеры — плоскодонные баржи длиной 24 метра и осадкой 0,8-0,9 метра (без груза). Свое название они получили по установленному на них дизелю в 40 лошадиных сил шведского производства.

Однако дальность плаванья и грузоподъемность этих судов оказались незначительными, и тогда решили создать нечто покрупнее.

За основу конструкции взяли использовавшуюся на Азовском море для перевозки зерна шхуну с красивым древнегреческим именем «Эльпидифор» («несущий надежду»), которая принадлежала купцу с вполне заурядной русской фамилией Парамонов. Его грузовые корабли были приспособлены для рейсов как по рекам, так и по морю, а значит могли действовать в прибрежных зонах. С началом Первой мировой войны флотилия Парамонова была передана в состав Батумского отряда Черноморского флота.

Бывшие «штатские» суда получили скромное вооружение (одно 75-миллиметровое орудие на носу и от двух до четырех 47-миллиметровых и 37-мил-лиметровых орудий по бортам) и стали использоваться в качестве транспортников, а также «помощников» миноносцев и канонерок. Обычно, доставив груз в указанное место, эти корабли на обратном пути обстреливали неприятельские позиции.

Однако просто переквалифицировать парамоновские суда в десантные корабли было неправильно, поэтому в конструкцию внесли ряд изменений.

По новому проекту «эльпидифоры» должны были принимать на борт до 1000 пехотинцев, десантировать которых можно было всего за четверть часа. Фишка конструкции заключалась в специальной носовой аппарели, которая перед отплытием поднималась, а при десантировании опускалась на берег, так что в идеале пехотинцы могли добраться до суши, не замочив ноги. Облегчали десантирование и балластные цистерны, позволявшие менять дифферент исходя из волнения на море.

Созданы для Босфора

Водоизмещение «эльпидифоров» составляло 1300-1400 тонн, длина 72-74,7 метра, ширина — 10,4 метра, мощность двигателей — 1,2 тысячи лошадиных сил. На электрифицированном судне имелись прожектор и радиостанция.

По сравнению с прототипом вооружение усилили до трех 102-миллиметровых пушек, двух 75-миллиметровых зенитных орудий и двух пулеметов. Главным минусом была скорость -всего 10 узлов — вполне, впрочем, приемлемая при наличии сильного эскадренного прикрытия. Кроме того, корабль мог применяться в качестве минного заградителя (нести 120 мин) и тральщика.

Проанализировав причины провала Дарданелльской операции, русское командование разработало собственный план форсирования проливов, но, разумеется, не с запада, а с востока — со стороны Босфора. Соответственно заказ на 50 десантных кораблей, полученный николаевским заводом «Руссуд», носил характер срочного. Предполагалось, что первый «эльпи-дифор» изготовят к маю 1917 года, а затем на воду будет спускаться сначала по два, а потом по три корабля в месяц.

Однако Февральская революция спутала планы, и к концу судьбоносного для России года более или менее готовы были всего восемь кораблей этого типа. Решение о строительстве остальных кораблей Временное правительство отменило за несколько дней до своего свержения.

Первые три «эльпидифора», получившие порядковые номера 410, 411 и 412, в 1918 году были захвачены немцами, а после разгрома Германии перешли к французам, в свою очередь передавшим их белогвардейцам. После эвакуации врангелевцев в Турцию все три десантных судна продали в частные руки и их следы затерялись.

«Эльпидифоры» №413-417 к моменту появления немецких войск находились на верфях в Николаеве. Из-за частой смены власти на Украине довести их до ума было некому. И только в июне 1920 года, после очередного прихода красных, из Москвы поступило указание — переделать их в канонерские лодки.

Врангель еще сидел в Крыму, но, чтобы выбить его с полуострова, десантам потребовались бы десятки таких «эльпидифоров», а вот противостоять англо-французскому флоту действительно было нечем. В общем, решение выглядело логичным.

9 января 1921 года лодка №415 отправилась из Новороссийска в Севастополь, перевозя на своем борту два торпедных катера. В районе Анапы ее атаковали французские эсминцы «Са-калав» и «Сенегала». Подвергнувшись с двух сторон обстрелу, канонерка выбросилась на берег. Потери экипажа составили 12 человек убитыми.

Боевой дебют оказался не слишком удачным, к тому же в 1920-х годах особого внимания советское руководство флоту не уделяло. В общем, из того, что в разной степени готовности находилось в Николаеве, еще четыре «эльпидифора» переделали в нефтевозы, а шесть разобрали.

Опередившие время

До начала Великой Отечественной войны дотянули «эльпидифоры», получившие вместо безликих номеров имена собственные: «Красный Аджа-ристан», «Красная Абхазия» «Красная Армения», «Красная Грузия», «Красная Молдавия».

После немецкого нападения все они были мобилизованы для выполнения функций миноносцев, тральщиков и транспортников. Участвовали в снабжении гарнизона крепости Очаков, обороне Одессы и Севастополя. 21 сентября в районе Тендры немецкая авиация потопила «Красную Армению».

И только во время Керченско-Феодосийской операции корабли, изначально создававшиеся для десантирования, наконец выступили именно в таком качестве. 28-30 декабря 1941 года в сложных погодных условиях с «Красной Грузии», «Красной Абхазии» и «Красного Аджаристана» был высажен десант в районе горы Опук, а 14-16 января 1942 года морпехи с «Красного Аджаристана» десантировались у Судака.

Правда, на практике все выглядело не так, как задумывалось в 1916-м, — не было никакой носовой аппарели, и высаживаться на берег приходилось с помощью шлюпок.

Нехватка десантных кораблей была ощутимой и в других странах.

Разочаровавшись после Галлиполи в идее десантов как таковой, англичане практически прекратили разработку специализированных судов. Правда, перед самой Второй мировой войной идею реанимировали, но ставку делали на крупные транспортники, которые должны были подойти к берегу на минимально возможное расстояние, после чего с них спускались штурмовые катера, способные вместить максимум до взвода пехотинцев. Наименование у таких суденышек было соответствующее: LC (Landing Craft — десантное средство). Складные аппарели на них тоже имелись, но для того, чтобы выполнять по совместительству еще и функции мостика, длина у них была явно недостаточной, так что спрыгивать десантникам обычно приходилось прямо в воду.

Аналогичным образом развивались средства десантирования и в Соединенных Штатах, однако промышленная мощь Америки позволила, что называется, одолеть врагов количеством. Так что, хотя по своим конструктивным достоинствам LC, в сущности, уступали более крупным «Эльпидифорам», благодаря численности десантных средств, а также сильному артиллерийскому и авиационному прикрытию, союзники действительно смогли успешно провести целый ряд масштабных десантных операций, среди которых первое место, конечно, принадлежит высадке в Нормандии б июня 1944 года.

В общем, настоящий подъем в деле создания специализированных десантных кораблей начался уже после 1945 года. И те, кто их создавал, обязательно учитывали опыт «Эльпидифоров».

Максим ЛУКОШКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *