Как самолет победил Линкор

американская_авиация_первой_мировой_войны

Как самолет победил Линкор

Американские аэропланы засыпали бомбами трофейный германский дредноут

Первая мировая война показала всему миру, что теперь сражения между противоборствующими сторонами будут происходить не только на земле или на море, но и в воздухе. Авиация к концу войны стала реальной силой. Аэропланы бомбили и обстреливали наземные войска и крупные промышленные предприятия, работавшие на войну. С воздуха самолеты — разведчики вели наблюдение за перемещением войск противника.

На море в Первую мировую авиация не могла похвастаться большими успехами. Попытки бомбить вражеские корабли, как правило, были безуспешными. Не имея прицельных приспособлений, летчики могли попасть в движущийся линкор или эсминец лишь чисто случайно. Да и атаки на стоящие неподвижно корабли тоже чаще всего заканчивались неудачей.

«Бац-бац — и мимо!»

Наглядным примером того, как трудно попасть с воздуха в боевой корабль, может стать казус, произошедший с германо-турецким линейным крейсером «Гебен». В самом конце Первой мировой войны он во время вылазки из Дарданелл вместе с легким крейсером «Бреслау» подорвался на нескольких минах. «Бреслау» затонул, а «Гебен» получил серьезные пробоины и был вынужден спешно вернуться назад. Но спешка, как известно, ни к чему хорошему не приводит. «Гебен» сел на мель в проливе Дарданеллы. И у англичан появилась реальная возможность уничтожить корабль, который попортил им немало крови. Но добраться до него могла лишь авиация.

Казалось, что «Гебен» стал для самолетов идеальной целью. Линейный крейсер стоял неподвижно на мели, а германо-турецкая ПВО отсутствовала как таковая. Узнав о том, что произошло с «Гебеном», англичане, не откладывая дела в долгий ящик, начали интенсивные бомбардировки линейного крейсера. Они проводились и днем, и ночью. Особенно неблагоприятны для немцев были утренние часы. Мачты линейного крейсера возвышались над пеленой тумана, ползущего над водой, но артиллеристы не видели самолетов, и команде оставалось лишь со страхом вслушиваться в жужжание моторов аэропланов и ждать разрыва бомбы.

Англичане сбросили огромное количество авиабомб (немцы насчитали 180 штук), но в целом операция закончилась провалом. В «Гебен» попали только две бомбы. 22 января в 11:48 одна бомба попала в заднюю трубу и проделала в ней пробоину диаметром 3 метра. 23 января вторая бомба попала в ящик противоминных сетей левого борта. Согласно сообщению газеты «Таймс» от 30 марта 1918 года, англичане провели 276 налетов и сбросили 15,4 тонны бомб. Но все атаки с воздуха оказались напрасными. «Гебен» сумели снять с мели и отбуксировать для ремонта в Стамбул. А адмиралы, приверженцы старой линейной тактики, посчитали, что на море авиация годится лишь для ведения воздушной разведки.

Неугомонный Митчелл

Американец Билли Митчелл в годы Первой мировой войны командовал авиацией США в Европе. Он был ярым поклонником самолетов и считал, что уже настало время, когда ВВС должны стать самостоятельным родом войск.

Митчелл был натурой увлекающейся и нервной, что не раз создавало конфликтные ситуации с его непосредственным начальством. В частности, Митчелл отстаивал спорную в то время теорию, доказывая, что «любой корабль совершенно беззащитен против воздушных атак». Как известно, практика — критерий истины. Билли Митчелл сумел уговорить адмиралов дать согласие на проведение экспериментов по бомбардировке кораблей с воздуха. Однако флот опередил Митчелла и 1 ноября 1920 года провел показательную атаку устаревшего броненосца «Индиана» своими самолетами. По результатам опыта был написан отчет, в котором говорилось: «В результате экспериментов установлено, что современный линкор невозможно потопить или полностью вывести из строя авиационными бомбами».

Однако вездесущие репортеры выяснили, что адмиралы, мягко говоря, смошенничали. На «Индиану» были сброшены учебные бомбы, начиненные речным песком! А в жизненно важных местах корабля разместили заряды, которые и подорвали в нужный момент. В результате разгорелся скандал, в который вмешался конгресс и потребовал от флота провести эксперимент по всей форме, без дураков. Прижатые кетене адмиралы согласились.

Для проведения «правильных» экспериментов в мае 1921 года была создана временная авиабригада из 125 самолетов, командовать которой поручили Митчеллу. Но выяснилось, что армейская авиация не готова к подобным испытаниям. От флота потребовали обеспечить самолеты радиооборудованием, компасами и даже бомбовыми прицелами. Кроме того, понадобились самолеты, дирижабли и корабли ВМФ, которые должны были вывести армейских пилотов на цели, находящиеся в 60 милях от берега. Ведь армейские летчики не имели опыта полетов над морем.

Экзекуция по нарастающей

Опыты начались в июне 1921 года. Моряки и сухопутные летчики смотрели на одни и те же эксперименты с противоположных точек зрения. Флот заставили провести эти эксперименты, хотя и сами адмиралы были не прочь проверить воздействие авиабомб на корабли, чтобы выяснить пути улучшения их конструкции.

А вот Митчелл смотрел на эти испытания как на способ получить доказательства того, что самолет способен потопить любой корабль. Испытания начались 21 июня, когда три летающие лодки ВМФ атаковали трофейную немецкую субмарину U-117. Каждый самолет сбросил по три бомбы весом 180 фунтов (81,6 кг). Подводная лодка затонула через 12 минут после первого попадания.

13 июля армейские бомбардировщики сбросили на трофейный немецкий эсминец G-102 44 бомбы весом 300 фунтов (136 кг) и потопили его за 19 минут. При этом перед атакой бомбардировщиков истребители SE-5 сбросили 25-фунтовые бомбы, имитируя подавление ПВО корабля. Через пять дней самолеты армии и флота провели успешную атаку немецкого легкого крейсера «Франкфурт». Вес сбрасываемых бомб постоянно рос — 250, 300, 520 фунтов. Наконец, были сброшены 14 бомб весом 600 фунтов. Одна из них, упав у самого борта крейсера, взорвалась под водой подобно мине. Подводная часть корабля была разрушена, и он затонул. Митчелл наблюдал за этими налетами с борта самолета, кружившего неподалеку.

Основные испытания были проведены 20-21 июля, когда бомбардировке подвергся немецкий линкор «Остфрисланд». Хотя «Остфрисланд» не был новым кораблем, считалось, что его защитные качества не хуже, чем у существующих линкоров. Самолеты сбросили 34 мелкие бомбы, шесть из которых попали в корабль. Прежде чем назначенная для этого комиссия смогла обследовать повреждения, прилетели армейские самолеты и сбросили серию 600-фунтовых бомб, две из которых попали в линкор. Комиссия осмотрела «Остфрисланд» и выяснила, что серьезных повреждений он не получил.

Били, били и наконец добили!

Утром 21 июля «Остфрисланд» атаковали восемь армейских бомбардировщиков. Каждый из самолетов нес по две бомбы весом 1000 фунтов. Это было самое мощное оружие, которым на тот день располагала авиация. Первая же бомба попала прямо в цель, затем были сброшены еще пять бомб, из которых три попали в линкор.

После этого атака была прекращена, и на корабль отправилась комиссия для осмотра повреждений. Она обнаружила, что линкор сохранил мореходность и мог выдержать новые удары, хотя его осадка увеличилась более чем на полметра.

Днем армейские самолеты вернулись, теперь каждый нес бомбу в 2000 фунтов. Этот снаряд был создан четыре месяца назад по специальному заказу генерала Митчелла. С 12:18 до 12:31 были сброшены шесть бомб, причем прицел брался в воду рядом с бортом, три бомбы там и взорвались. «Остфрисланд» начал быстро погружаться и в 12:40 затонул.

Однако эксперименты эти не доказали абсолютно ничего. Да, корабли были потоплены самолетами. Но корабли стояли неподвижно, их орудия молчали, а команда не исправляла повреждения. Однако Билла Митчелла переполняла гордость. Он потопил линкор атакой с воздуха. Когда «Остфрисланд» скрылся под водой, Митчелл заявил: «Так завершились первые в мире большие испытания линкора и самолета. Они показали способность самолета уничтожить любой корабль любого класса. Они же показали, что самым эффективным средством уничтожения является бомба».

Начальство, устав от войны с беспокойным Митчеллом, отправило его во временную ссылку на Гавайи. Но он не успокоился и там, написав отчет, в котором предсказал не только войну с Японией, но и налет на Перл-Харбор, который в то время был небольшой заправочной станцией флота.

Георгий ПЕТРОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *