Черняховский — Суворов XX века

генерал_иван_черняховский

Суворов XX века

Черняховский не дожил всего пять дней до маршальских погон

За полтора года боев, с августа 1943-го по февраль 1945 года, войска генерала Ивана Черняховского 32 раза отмечались приказами Верховного Главнокомандующего как особо отличившиеся. Каждый раз в их честь гремел салют, а на 37-летнего командующего фронтом уже были готовы документы о присвоении ему маршальского звания. Увы, блестящую карьеру оборвал шальной выстрел.

Иван Черняховский родился в 1907 году под Уманью в семье железнодорожника. В 1914 году отца призвали в армию, он воевал под командованием генерала Брусилова. После тяжелой контузии Даниил Черняховский демобилизовался и перевез семью в село Вербово на Подолье. Туда его пригласил один помещик — дальний родственник армейского командира Черняховского, который решил помочь храброму унтеру, потерявшему здоровье на фронте.

Беспризорник с учебниками

Глава семейства работал кучером, а потом экономом, что позволяло содержать шестерых детей. Но учение Ивана закончилось в пятом классе начального железнодорожного училища. Шла Гражданская война, и Даниила Черняховского в 1919 году призвали в Белую армию. Повоевать против советской власти ветерану империалистической не пришлось: он умер от сыпного тифа. Через неделю та же болезнь унесла жизнь матери Ивана.

12-летний паренек пытался прокормить братьев и сестер, работал пастухом, с осени вынужден был податься в беспризорники. Перебивался случайными заработками, пока не пристроился ремонтником на железнодорожной станции. Все это время Черняховский не переставал заниматься по тем учебникам, которые удавалось достать. Уже весной 1921 года он экстерном сдал курс неполной средней школы.

Черняховский вернулся в Вербово, возглавил там комсомольскую ячейку и вступил в отряд ЧОН (части особого назначения). Ивана поставили во главе взвода, в котором на два десятка бойцов приходились шесть винтовок, два нагана и четыре гранаты. Несмотря на скудный арсенал, взвод Черняховского отличился при ликвидации двух крупных банд. Годом позже, окрепнув и разжившись трофеями, бойцы Вербовского отряда своими силами ликвидировали шайку некоего батьки Кныша. За эту операцию Черняховского наградили именным маузером.

О военной карьере Иван не думал. Работал шофером на цементном заводе, экспедитором в заготовительной конторе. При этом никогда не прекращал заниматься самообразованием, много читал.

Анонимка

В 1924 году краевой комитет комсомола отправил Черняховского учиться в Одесскую пехотную школу. Там он проявил недюжинные способности к точным наукам, и командование перевело способного курсанта в Киевское артиллерийское училище. Во время учебы Черняховский показал себя человеком разносторонним. Был капитаном футбольной команды, играл в художественной самодеятельности, интересовался литературой.

В воинских специальностях и дисциплине Черняховскому вообще не было равных среди однокашников. Преподаватели вспоминали: «Для этого курсанта не существовало слов „не могу исполнить» или „не могу знать». С первого дня он проявлял задатки образцового командира и умел мыслить стратегически». В 1927 году Черняховский женился. Вообще-то, курсантам это не рекомендовалось, но Ивану разрешили. А еще позволили время от времени жить у родителей жены.

В 1928 году Черняховский вышел из училища командиром взвода и вступил в ВКП(б). Далее служил командиром взвода, начальником топографического отдела полка, помощником командира батареи по политической части, командиром батареи. В 1930 году он окончил вечернюю среднюю школу.

В 1931 году Черняховского направили в Военно-техническую академию, а затем перевели в Военную академию механизации и моторизации РККА. Уже тогда Иван Данилович сумел разглядеть, что будущее современной маневренной войны за танками.

Во время обучения на Черняховского поступил, как тогда говорили, сигнал. Мол, скрыл он свое «социальное происхождение». Что имелось в виду — понять трудно. Возможно, «белогвардейское» прошлое отца. Даже по тем временам обвинения были, что называется, притянуты за уши. Бюро жалоб при Совнаркоме СССР во главе с Марией Ульяновой так и рассудило. В 1936 году как отличник Черняховский был выпущен из академии старшим лейтенантом.

Была и еще одна проблема. Медкомиссия выявила у Ивана плоскостопие. Вердикт был строг: отчислить. Так уж получается, что в футбол плоскостопие играть не препятствует, а армейские сапоги носить мешает. Говорят, что за Черняховского заступились на самом верху.

По званию в год

После академии он служил на должностях начальника штаба танкового батальона 8-й механизированной бригады, затем там же командиром батальона. С мая 1938 года командовал 9-м отдельным легким танковым полком. Потом занимал должности командира танковой бригады и заместителя командира дивизии.

Служил Черняховский в Белоруссии, затем его перевели в Прибалтику. Так получилось, что после Академии ему присваивали звания каждый год, и в 1939-м Иван Данилович был уже подполковником. В РККА вовсю шли «чистки» комсостава, но места репрессированных высших офицеров не могли пустовать, и на них приходила молодежь.

Многие историки считают, что в этом кроется одна из главных причин неудач Красной армии на начальном этапе войны. Слишком молоды были генералы, да и тех не хватало: дивизиями и корпусами часто командовали полковники. Многие на своих должностях не отслужили и года, не знали местных условий, обстановки в частях.

К Черняховскому эти рассуждения не относятся ни в малейшей степени. 11 марта 1941 года он был назначен командиром 28-й танковой дивизии мехкорпуса, дислоцированного в Латвии, в звании подполковника. Это направление не считалось приоритетным у высшего командования, однако Черняховский умудрился за оставшееся до войны время добиться почти стопроцентной комплектации личным составом и техникой, подтянуть боевую подготовку и привязать к местности оперативные планы.

«Весной 1941 года в дивизию, где я проходил службу, прибыл новый комдив Черняховский. Несмотря на молодость, подполковник проявил исключительную зрелость в определении степени боевой и политической подготовки. Все поняли, что спокойная жизнь кончилась», — вспоминал после войны один из его подчиненных.

«Делай как я!»

Дивизия Черняховского была дислоцирована под Ригой. Однако уже 19 июня 1941 года она скрытно выдвинулась в район литовского Гаргждая, к немецкой границе. А относительно дальнейших событий ясности нет.

По официальному журналу боевых действий, дивизия Черняховского с 14 часов дня 22 июня вела бои в Литве, затем в Латвии и в итоге вышла на Новгородчину. В первые дни и недели войны ее в основном бросали на ликвидацию прорывов фашистов. 28-я дивизия часто вела встречные бои, иногда переходила в тактические контрнаступления, много раз держала активную оборону.

Черняховский регулярно сам ходил в бой, личным примером увлекая подчиненных. Многие из них вспоминали, что летом 1941 года чаще всего

слышали от комдива приказ «Делай как я!». Однако Черняховский никогда не геройствовал попусту. Действия каждого своего подразделения он тщательно планировал и контролировал.

Весь парк 28-й дивизии состоял из устаревших БТ-7 и Т-26, качественно уступавших германским машинам на порядок. Войска Черняховского были напрочь лишены поддержки артиллерии и авиации, и даже стрелковый полк, положенный дивизии по штату, еще 21 июня был переброшен в Либаву.

Без пехоты невозможно было наладить связь с командованием и соседями, вести разведку, охранять тылы, переправы и склады. В отрыве от стрелковых частей танкам крайне рискованно было действовать на пересеченной местности. Дивизия несколько раз дралась в окружении и наносила противнику потери сопоставимые, а зачастую более тяжелые. Но техника, прошедшая еще «польскую», а частично и финскую кампании, просто выходила из строя.

Однако есть сведения, что журнал боевых действий дивизии неполон в части, касающейся первых дней войны. Сослуживцы Черняховского вспоминают, что, вскрыв так называемый красный пакет с планом боевых действий, комдив отдал приказ развернуть наступление на территорию Восточной Пруссии.

Неожиданным ударом смяв боевые порядки вермахта, дивизия вклинилась на территорию противника на 25 километров! Лишь оторванность от баз снабжения и общая обстановка на фронте заставили Черняховского повернуть назад.

Внимание: танки!

Сохранив остатки дивизии, Черняховский принимал участие в оборонительных боях под Новгородом, участвовал в контрударе под Сольцами, где попал в окружение корпус Манштейна. За летние бои комдиву было присвоено звание полковника. В декабре 1941 года его дивизия была переформирована в 241-ю стрелковую.

Но как Черняховский умудрялся так долго воевать с парком устаревших БТ-7 против немецких танков? Он быстро понял, что единственный шанс -использовать преимущество более легких машин в скорости и маневренности. Его излюбленным приемом стали фланговые удары. Боковую броню немецких танков брали даже 45-миллиме-тровые пушки БТ-7.

В июне 1942 года Черняховский был произведен в генерал-майоры и назначен командиром 18-го танкового корпуса Воронежского фронта. Не пробыв в должности и двух месяцев, он получил под командование 60-ю армию и командовал ей до апреля 1944 года.

Золотая Звезда Героя Советского Союза, орден Ленина, три ордена Красного Знамени, два ордена Суворова — вот неполный список его боевых наград. Черняховский участвовал в освобождении Воронежа, брал Курск, форсировал Днепр, его войска первыми вошли в сотни городов, сел и деревень.

Стихией Черняховского было наступление, а излюбленным приемом -неожиданное создание критического перевеса сил на узком участке фронта и мощный удар с последующим расширением прорыва и глубокими фланговыми обходами отступающего противника.

Немцы говорили, что он копирует Гудериана образца 1941 года, а в СССР его называли новым Суворовым. В марте 1943 года Черняховскому было присвоено звание генерал-полковника.

Вслепую пушка лупит…

С апреля 1944 года Иван Данилович командовал 3-м Белорусским фронтом. На его счету ряд блистательных операций: освобождение Витебска,

Минска, Вильнюса. Черняховский был снова награжден Звездой Героя, а в июне 1944 года получил звание генерала армии. В свои 37 лет он стал самым молодым обладателем этого воинского звания. Впереди была Германия.

В Москве решили, что молодость командующего фронтом не помеха для присвоения звания Маршала Советского Союза. Это звание он должен был получить 23 февраля 1945 года. Но, увы, блестящий путь выдающегося полководца прервала трагическая случайность, и он не дожил до маршальских погон всего пять дней.

18 февраля 1945 года Черняховский выехал для осмотра позиций в прусском городке Мельзак — не ладилось дело с уничтожением давно окруженной группировки гитлеровцев. Неожиданно рядом с машиной командующего разорвался одиночный снаряд. Осколок пробил кузов и поразил Черняховского в область сердца. Больше никто из спутников генерала не пострадал.

По словам очевидцев, Черняховский успел сказать: «Ранен смертельно, умираю» — и рухнул на приборную панель. Его успели довезти до госпиталя, но повреждение оказалось несовместимым с жизнью.

33-й салют в честь прославленного полководца прозвучал уже после его гибели.

Марк АЛЬТШУЛЕР

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *