«Автомобильный Нострадамус»

первый_броневик

«Автомобильный Нострадамус»

Князь Накашидзе пытался застроить Россию автозаводами

В 1902 году в Санкт-Петербурге была издана книга «Автомобиль, его экономическое и стратегическое значение для России». Книга была подписана в печать 16 января 1901 года. В ней описывались два действующих экспериментальных образца электрического автотранспорта. Что это было: случайное попадание или гениальная прозорливость?

Автор опуса-провидения по своей профессии и происхождению никак не годился на роль инженера или стратега логистики. Офицер лейб-гвардии Гродненского гусарского полка (в котором одно время служил и корнет Лермонтов) князь Михаил Александрович Накашидзе к концу XIX века задался вопросом: автомобиль — это роскошь или средство передвижения? И если это не экзотическая самоходная игрушка для богачей-спортсменов, то как можно его использовать для страны? И какой именно автомобиль, на какой тяге -бензиновом двигателе внутреннего сгорания или электродвигателе?

Гусар и «железный конь»

Проанализировав итоги первых экспериментов, князь сделал несколько точных прогнозов использования автотранспорта в грядущем XXI веке. Вот только первый_броневикнесколько из них: 1) строительство стратегических шоссейных дорог — как альтернатива железным дорогам по перевозке большетоннажных грузов (сейчас они называются «федеральными трассами»); 2) разработка и выпуск моделей спецавтотранспорта (бульдозеров, экскаваторов, эвакуаторов, мусороуборочных и снегоуборочных автомашин, автомашин-буксиров); 3) создание службы междугородных автомобильных пассажирских перевозок — так он представлял междугородные автобусы. Причем все это он предвидел еще тогда, когда в январе 1896 года в Англии провели эксперимент по транспортировке грузового прицепа объемом 270 пудов — около 4300 килограммов.

Окончив лишь Пажеский корпус, князь проявил способность к стратегическому мышлению в общероссийском масштабе. Он убеждал чиновников министерства путей сообщения и его главу князя Хилкова, а также чинов военного министерства, что грузовой автотранспорт будет незаменим там, где еще нет железных дорог. Например, на равнинной местности Малороссии, в Средней Азии, в кубанско-донских степях, в Маньчжурии и в Туркестане.

Нефть или электроэнергия?

Надо сказать, что к этому времени в мире уже успели оценить перспективы автомобиля. Так, среди автомобильных инженеров-конструкто-ров в самом конце XIX века кипела дискуссия: какие двигатели разрабатывать и устанавливать — электрические или нефтяные?

В 1900 году во Франции поехал автомобиль со скоростью до 105 км/ч. Электроавто было разработано фирмой Jamais Content, автором проекта был французский инженер Женацкий. Какая-то странная фамилия для французского инженера, не находите? Правильно, инженер-электрик Владимир Женацкий учел печальный опыт петербургского конструктора Ипполита Романова, который построил и запустил на столичных улицах двухместный электромобиль и 20-местный пассажирский электроавтобус, но его детищу преградили дорогу тупость и алчность петербургских чиновников. Поэтому Женацкий позднее предложил свои разработки более динамичной и практичной Франции. Можно только гадать, как развивался бы мир, победи в споре с нефтяниками электрики.

Как кадровый военный, князь Накашидзе оценил и идею бронированной защиты автомобиля, и идею его вооружения. Собственно, боевое крещение подобный автомобиль уже получил во время Англо-бурской войны на юге Африки (1899-1902), в сражении у реки Тугела. Англичане оснастили автомобиль пулеметом, и получилась «тачанка» с бензиновым двигателем. Уже с весны 1900 года автомобиль как средство связи и разведки принял участие в военных маневрах армий Франции, Германии и Италии. Вдохновленное успешным опытом англо-бурской кампании военное министерство Великобритании объявило конкурс на лучший проект бронированного и вооруженного автомобиля. Заказчики были готовы закупить машины, лишь бы на них стояло пулеметное вооружение. На эти разработки скупые джентльмены с Темзы выделили 107 миллионов шиллингов.

А что же русские стратеги Его Императорского Величества? В середине 1901 года князь Хилков участвовал в автопробеге по Военно-Грузинской дороге. Остался им очень доволен. Однако ни в военном министерстве, ни в министерстве путей сообщения, ни в царском правительстве вообще даже не принимали к обсуждению предложения о строительстве отечественных автозаводов — хоть казенных, хоть частных. Никто прямо не возражал. Но ничего не делали.

Война — двигатель прогресса?

В 1904 году началась война с Японией, и князь-патриот настоял на своем переводе из гвардии в Сибирское казачье войско. Там пылкий кавказец Накашидзе командовал сотней конных разведчиков 7-го казачьего полка. В боях выслужил чин подъесаула и за храбрость был отмечен золотым наградным оружием. Войну Россия проиграла, и это облегчило хождение упорного князя по чиновничьим кабинетам. Правда, казачий боевой дух так пришелся по нраву сыну старинного грузинского рода, что до конца жизни он числился казачьим офицером Сибирского войска. Еще во время войны он убедил сотрудников военного министерства испытать в бою в Маньчжурии бронеавтомобиль, вооруженный пулеметом. Дали добро, но пока бронеавтомобиль французской фирмы Charron доехал до фронта — война закончилась. В марте 1906 года подъесаул убедил испытать его детище — бронеавтомобиль, созданный французами по его проекту, — на маневрах под Санкт-Петербургом. Бронемашина очень понравилась, но члены комиссии наотрез отказались выделять деньги на серийное производство автомобиля и принимать его на вооружение армии.

Помимо извечной косности российских бюрократов были и объективные причины. Еще в 1901 году в своей книге князь-казак писал, что в Российской империи нет ни одного автозавода. Царским министрам приходилось делать выбор — либо выделять средства на постройку таких заводов в России, либо на закупку импортных образцов. Или как минимум размещать во Франции заказы. Можно сказать, гениальный инженер и провидец, храбрый офицер и патриот, Михаил Александрович искренне не понимал, что дело не только в косности управленцев, но и в технической отсталости промышленности. Не было станков, на которых можно было вытачивать детали, не было достаточного числа электростанций для обеспечения электроэнергией таких заводов. Для всего этого требовались обученные и мотивированные кадры -инженеры и техники. Ведь для подготовки таких кадров следовало отменить сословное ограничение на прием детей черни в высшие учебные заведения. А сыны дворянства не рвались служить инженерами в шумные и грязные цеха автомобильных гигантов, даже если бы они и существовали.

Князь точно и верно описал перспективы автомобиля для такой страны, как Россия. Но он не понимал, что при существующей феодальной системе и техническая, и социальная модернизация страны невозможна.

12 августа (по старому стилю) 1906 года князь напросился на прием к премьер-министру Петру Столыпину. Михаил Александрович верил, что личная поддержка Столыпина (в получении коей он не сомневался) поможет наладить выпуск бронеавтомобилей в России. Он взял с собой толстую папку бумаг: расчеты, чертежи, фотографии, пояснительные записки… Можно только гадать, чем для него и для отечественного автопрома могла бы закончиться их встреча. Но на 12 августа 1906 года боевики группы эсеров-максималистов запланировали взрыв «адской машины» на даче премьера. То, что погибнут совершенно непричастные люди и члены семьи Столыпина, их не останавливало. Они готовили социальную революцию. Но были в том числе и врагами князя Накашидзе.

Аристократ-изобретатель был уже в приемной премьера, когда сработал взрыватель. Среди 27 погибших был и князь Накашидзе. Ему даже не посчастливилось быть раненым. Увы, все его бумаги пропали в суете после взрыва. Осталась только книга-провидение. Можно сказать, что это был труд русского «автомобильного Нострадамуса».

Александр СМИРНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *