Цель – Северный полюс

Сэр_Уильям_Эдвард_Парри

Цель – Северный полюс

Уильям Парри бросил вызов холоду, снегу и собственному страху

Сэр Уильям Эдвард Парри родился в декабре 1790 года в английском городе Бат, в семье врача. Достигнув нужного возраста, он поступил на службу в королевский флот, затем молодого моряка перевели на фрегат Alexandria, который защищал рыбные промыслы около Шпицбергена.

Плавая у Шпицбергена Парри описал его берега, составил карты, занимался гидрографией. Заинтересовался и астрономией. Чуть позже он издал «Практические правила для ночных наблюдений над неподвижными звездами».

Не теряя времени даром

Сэр_Уильям_Эдвард_Парри
Уильям Парри

В 1813 году Парри прибыл в Новый Свет. Он участвовал в военных действиях против французов и их союзни-ков-американцев. К этому моменту Парри уже считался опытным мореходом. И когда в 1818 году Джон Росс возглавил арктическую экспедицию, посланную на поиски пресловутого Северо-За ладного прохода, Парри стал ее членом.

Многие хотели попасть в эту экспедицию, ибо английский парламент установил солидную премию — 20 тысяч фунтов стерлингов — для того, кто первым проложит путь из Атлантического океана в Тихий вокруг северных берегов Северной Америки. Росс командовал «Изабеллой», а Парри — «Александром». Дойдя до пролива Ланкастер, Росс приказал повернуть назад. Он считал, что корабли попали в залив и дальнейший путь будет прегражден горной цепью. Но это был мираж. Вернувшись в Англию, Парри резко и во многом несправедливо обвинил Росса в нерешительности, даже в трусости. И стал добиваться того, чтобы самому возглавить экспедицию. В 1819 году Парри получил в свое распоряжение два корабля — «Хекла» и «Грай-пер». Ему удалось достичь 110 градусов западной долготы. Парри прошел половину пути между Девисовым и Беринговым проливами. Премию в 20 тысяч он не получил, пришлось довольствоваться лишь 5 тысячами фунтов стерлингов.

Парри решил зазимовать у острова Мелвилл. Экспедицию снарядили достаточно основательно. Особенно озаботились противоцинготными средствами — имелись квашеная капуста, лимонная кислота и даже сушеные овощи. Сэр Уильям был прекрасным организатором. По его приказу каждый день проводились многочасовые прогулки, игры, гимнастические упражнения. Даже еженедельно выходила газета, и раз в пару недель ставилась и разыгрывалась пьеса. Артистами были члены обоих кораблей. Все это позволяло Парри не только поддерживать порядок и дисциплину, но и сохранять у людей бодрость духа. Из 94 человек только у двух наблюдались легкие признаки цинги и умер лишь один человек, и то от воспаления легких. Дождавшись лета, корабли прошли еще дальше на запад, достигнув 113 градусов 54 минут. Но дальше были непроходимые льды, и Парри приказал повернуть назад. В ходе этой двухлетней экспедиции был собран огромный материал, составлена опись берегов Баффинова моря. Парри и моряков в Англии встретили как национальных героев.

Далее на санях

Уверенный в том, что проход существует, Парри в 1821-1822 и 1824-1825 годах вновь возглавлял арктические экспедиции. Ему удалось впервые нанести на карты северо-западную часть Баффиновой Земли и доказать, что она не часть материка, а огромнейший остров. Именно ему принадлежит приоритет в открытии пролива Фьюри-энд-Хекла, острова Сомерсет, полуострова Мелвилл. Однако Северо-Западный проход так и остался недоступным. И взоры Парри обратились к Северному полюсу.

Используя свой опыт и «Дневник…» Уильяма Скор-сби-младшего, утверждавшего, что море у полюса покрыто льдами и достигнуть его можно только на санях, Парри решил организовать новую арктическую экспедицию. Вскоре «Хекла» доставила экспедицию к северо-западному побережью Шпицбергена на широте 79 градусов 55 минут.

Отсюда планировалось идти к вершине планеты на санях и с лодками. Парри предполагал, что сани потащат специально закупленные олени, но вскоре убедился, что использовать их на всторошенном льду невозможно. 21 июня 1827 года на двух лодках-санях Парри и Джеймс Росс (племянник Джона Росса) с 12 моряками команды и девятинедельным запасом продовольствия выступили на север.

Они отправились к вершине Земли под салют и троекратное «ура». 22 июня исследователи достигли западной части острова Лоу, и хотя «управляться с плоскодонными, тяжело груженными лодками было трудно», по словам Парри, «они показали себя надежными и удобными».

Ночь вместо дня

Двигались они ночью, а отдыхали днем. Парри учитывал и то, что «снег ночью был более плотным и облегчал движение». По словам Парри, за все время путешествия многие члены команды так и не смогли «отличить дня от ночи». С великим трудом они пробирались через торосы, «обнаружили, что… маршрут будет пролегать по небольшим массивам свободно плавающего битого льда, которые разделены разводьями». Им приходилось «всякий раз спускать лодки на воду и вновь вытаскивать их на льдины». И на все это уходило порой около четверти часа. 30 июня 1827 года была снежная и холодная погода, видимость настолько ухудшилась, что путешественники не могли уже различать путь. Когда же они пробирались сквозь торосы, то «вынуждены были прорубать топорами проход для лодок» и «приходилось перетаскивать лодки через огромное множество небольших разводий, чтобы избежать необходимости обходить их кругом». Часто Парри и Россу приходилось увязать в снегу. Тогда после тщетных попыток освободиться они садились и отдыхали. А те, кто тащил сани, «часто были вынуждены ползти на четвереньках, чтобы продвинуться хоть немного». Не помогали даже снегоступы. Они стали обузой, так как поверхность льда, по словам Парри, «была настолько неровной, что, надев снегоступы, мы бы падали при каждом шаге». Пришлось из-за воды на поверхности льда сменить лапландскую обувь на эскимосскую. И чем дальше продвигался Парри со спутниками, тем «больше встречалось участков ломаного льда». Теперь после перетаскивания лодок через торосы и с одной льдины на другую приходилось присаживаться, чтобы перевести Дух.

Уже за 81 градус 12 минут северной широты они вместо неподвижных льдов увидели большие плавающие ледяные поля, отделенные широкими полыньями. 22 июля они достигли 82 градусов 43 минут северной широты. Парри пытался двигаться дальше на север, но через четыре дня обнаружил, что льды дрейфуют к югу и они приблизились к полюсу только на… 2 километра. Однажды случилось так, что плавучая льдина под тяжестью лодок и саней раскололась, и сани почти ушли в воду, а «несколько человек провалились вместе с ними, а одного из них удерживали только постромки, прикрепленные к саням». Никто не погиб, но вымокли сильно. А однажды пришлось преодолевать льдину, загроможденную торосами, целых шесть часов. Самая северная точка, достигнутая Парри со спутниками (82 градуса 45 минут северной широты) стала рекордом. А дрейф продолжался и «настойчиво… тянул к югу и… относил назад почти на столько же, на сколько мы успевали продвинуться вперед за 11-12 часов дневной работы». И Парри решил возвращаться. Преодолев лишь всего 320 километров от судна, англичане повернули на юг и 21 августа поднялись на борт «Хеклы».

Это был первый санный поход к Северному полюсу. Позднее, проанализировав опыт Парри, многие покорители Арктики пришли к выводу, что это был единственный способ передвижения.

Виктор ЕЛИСЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *