Мяч под бомбами

футбол_под_бомбами

Мяч под бомбами

Футболисты доказали всему миру, что Ленинград жив!

Футбол — это не только игра. В захватывающем противоборстве, придуманном еще ацтеками, есть нечто ритуально-мистическое, противостоящее смерти. Эта игра укрепляет человеческий дух, и не только тех, кто играет, но и зрителей. Недаром в футбол играли даже во время войны: в блокадном Ленинграде, в оккупированном Киеве, даже в концлагерях — Освенциме, Терезиенштадте…

футбол_в_блокадном_лененграде
Футбол в блокадном городе был нужен для того, чтобы все знали, что Ленинград жив и борется

В довоенном СССР футбол если не процветал, то был очень популярной и уважаемой игрой. Советский Союз к 1940 году включал в себя громадную территорию — от Карпат до Камчатки, от Белого моря до каспийских берегов. На этих просторах всегда можно было найти тех, кто мастерски управлялся с мячом.

Вопреки голоду и страху

С началом войны большинство футболистов ушли на фронт. Но часть ленинградских игроков, представляющих команды «Динамо», «Зенит» и другие, не успели покинуть город. Они, как и остальные, голодали и мерзли, мечтая о победе над врагом. Но до нее было еще очень далеко.

Победу следовало приближать любой ценой. И тот, кто первым предложил провести в городе ряд футбольных матчей, тоже, вероятно, думал об этом. Фашисты к весне 1942 года уверили всех, что Ленинград побежден, и они не входят в город только лишь потому, что там свирепствуют эпидемии. А тут вдруг люди бегают по зеленой травке, лупят по мячу, а с трибуны им свистят веселые болельщики! Это ведь посильнее «Фауста» Гёте!

Но собрать бывших футболистов и сформировать из них две команды было не так-то просто. Так, динамовцы Валентин и Александр Федоровы, Аркадий Алов и Константин Сазонов служили во внутренних войсках, Виктор Набутов командовал бронекатером на Невской Дубровке, Борис Орешкин был старшиной морского отряда береговой охраны, Евгений Улитин служил связистом в Шлиссельбурге.

Армейское командование пошло навстречу и откомандировало бывших игроков в распоряжение городских властей. Но футболистов надо было поначалу хоть чуть-чуть подкормить, ведь они были измождены до предела, до дистрофии. В противники «Динамо» назначили «Зенит», который тогда был прикреплен к Ленинградскому металлическому заводу. К ним добавили футболистов «Спартака» и других команд. Но в конечном итоге в целях конспирации эта собранная впопыхах команда получила название «команда Н-ского завода».

Исторический матч состоялся 31 мая 1942 года. Местом проведения стал стадион «Динамо» на Крестовском острове. Перед игрой, с согласия судьи Павла Павлова, было оговорено, что таймы длятся по 30 минут — на большее сил не хватало. Ведь заводчане тоже были обессилены от голода.

Матч транслировали по радио. Можно себе представить, что испытали горожане и защитники Ленинграда, когда сквозь сетку динамика прорезались бодрый голос комментатора, свистки судьи и шум стадиона! Кстати, болельщиками были раненые из соседнего госпиталя.

Игра была трудной. Многие игроки признавались, что единственным желанием было не упасть — иначе можно не подняться. И когда двое из игроков столкнулись в борьбе за мяч и рухнули на траву, они смогли встать только с помощью других игроков. «Динамо» победило со счетом 6:0. Но проигравших не было. С поля спортсмены уходили в обнимку — так идти был гораздо легче. Героический матч доказал — «город мертвых» не только жив. Он готов бороться и побеждать!

гитлеровцы
Гитлеровцы создавали свои команды и в концлагерях. Они пытались доказать всем, что за колючей проволокой жизнь идет своим чередом

Киевский матч смерти

О футбольном матче 1942 года между киевскими динамовцами (команда была дополнена игроками «Локомотива» и одесского «Спартака») и немецкой командой «Флакельф», собранной из гитлеровских вояк, писали много и часто. Вкратце его суть сводилась к следующему: летом 1942 года гитлеровцы предложили игрокам киевского «Динамо», часть из которых не успела уйти с Красной армией, организовать футбольный матч. Динамовцы согласились. Гитлеровцы хотели преподнести свою победу как доказательство превосходства арийской расы. Некий офицер, «отвечающий» за результат, перед игрой зашел в раздевалку динамовцев и предупредил: «Если выиграете, пеняйте на себя!» Но динамовцы не дрогнули! Невзирая на не слишком хорошую физическую форму и грубую игру соперника (вратаря Тру-севича и вовсе избили в перерыве, требуя пропустить гол), динамовцы выстояли и победили. Сразу после матча героев арестовали, отправили в концлагерь, а потом и расстреляли.

памятник_футболистам_динамо_в_киеве
Памятник футболистам «Динамо» на стадионе в Киеве

На самом же деле все было не совсем так. Прежде всего, матч был не один, а целых 10. И играли динамовцы не только с немцами, но и с венграми, а также с командой украинских спортивных обществ. И во всех играх динамовцы победили — общий счет 56:11. И это неудивительно, ведь «Динамо» состояло из профессионалов, выступавших на чемпионате СССР. А их соперники были любителями, пусть мастеровитыми и умелыми, но дилетантами.

Арестовали — динамовцев не сразу, а спустя некоторое время. И среди арестованных были в основном работники хлебозавода. Это Балакин, Гончаренко, Клименко, Кузьменко, Путистин, Свиридов-ский, Комаров, Трусевич и Тютчев. Из этих девятерых расстреляли троих: Клименко, Кузьменко и Трусевича. Чуть раньше расстреляли Николая Коротких — он был членом партии и кадровым чекистом, и кто-то на него донес.

Что стало причиной расстрела этих троих, неясно до сих пор. Но очевидно, что победа в тех самых матчах отношения к этому не имела. По одной из версий, они были причастны к диверсии на хлебозаводе. Но это только версия. Не исключено, что кто-то из них и в самом деле был оставлен в Киеве для подпольной работы, все-таки они играли за «Динамо», главный клуб НКВД.

Как бы там ни было, эти замечательные футболисты в любом случае вели себя очень достойно, их выигрыш можно рассматривать как подвиг. Ведь соблазн поддаться хозяевам (а гитлеровцы на тот момент были хозяевами положения) существует всегда. Но динамовцы не пошли на сделку с совестью, ведь настоящий футбол — игра честных и отважных мужчин, которые всегда играют за Родину, за родных и любимых, а не за какие-то, пусть и очень реальные блага.

На поле Освенцима

В Германии тоже всегда любили футбол. Они продолжали любить его, возводя концлагеря. Звучит это, конечно, дико, но среди фашистов были фанаты игры, которые не хотели от нее отказываться даже в таких нечеловеческих условиях. Хотя главной причиной было то, что нацисты хотели показать Красному Кресту, что это не лагеря смерти, а чуть ли не дома отдыха, где есть все — от сытной кормежки до спортивных состязаний.

В некоторых лагерях в футбол играли на хорошем уровне. Таким был лагерь Терези-енштадт — в 40 километрах от Праги.

Там нацисты создали футбольную лигу, первенство которой разыгрывалось в течение трех сезонов. За это время в лиге успело сыграть 35 команд, была проведена сотня матчей. Играли не только любители, но и опытные профессионалы. Например, Пол Марер в свое время выступал за сборную Чехословакии по футболу на Олимпиаде в 1924 году. Потом он уехал покорять США, а в 1930 году вернулся домой. Фашисты упекли его в Терезин.

афиша_на_матч
Афиша, приглашение на матч киевских футболистов с немецкой командой «Флакельф»

Марер был одним из самых возрастных игроков еврейской «лиги смерти»: ему шел пятый десяток. Но его мастерство не померкло — чтобы полюбоваться его игрой, собирались сотни болельщиков из числа нацистских бонз. В терезинской «лиге» состояли как команды со звучными именами — «Рапид», ФК «Вена», «Фортуна Кёльн», так и с более прозаическими — «Склад одежды», «Пионервожатые». Футбольного поля, в нормальном понимании этого слова, там не было, и футболисты играли прямо в казарменном дворе.

В других концлагерях тоже старались не отставать. Администрация организовывала команды, буквально гоняясь за пленными футболистами по всей Европе.

Однажды хозяева лагеря Аушвиц (Освенцим) решили сыграть с лагерем Биркенау. Первая команда состояла исключительно из цыган, вторая — из евреев. Счет был 2:1 в пользу цыганских узников, однако на этом игра не завершилась. Все продолжилось за пределами поля: эсэсовские поклонники устроили массовую драку, переросшую в перестрелку, в ходе которой погибло несколько человек. Зачинщикам дали уголовный срок, а большинство военных разжаловали в званиях.

В том же печально известном Аушвице сидел футболист еврейского происхождения Юлиус Хирш, бывший игрок немецкого «Карлсруэ» и сборной Германии. Бывшему форварду было за 50, он едва передвигал ноги от истощения. Но немцы так хотели увидеть его игру, что поставили Хирша в ворота. Измученный футболист пропустил два гола, и разъяренный офицер, вероятно, проигравший свою ставку, приказал его расстрелять. Ему показалось, что Хирш пропустил эти голы нарочно, так сказать, «сдал» игру.

Виктор ПРИХОДЬКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *