Восхождение на «Пьедестал»

индомитебл_Indomitable

Восхождение на «Пьедестал»

10 тысяч тонн горючего позволили «задушить Северную Африку!

Операция «Пьедестал» может считаться примером сражения, когда кажущиеся несоразмерно большими потери оправдываются достигнутым стратегическим результатом. Ведь речь шла о спасении «непотопляемого авианосца Британской империи» — Мальты. Британская военно-морская база на расположенном посреди Средиземного моря острове Мальта начала создаваться еще в Первую мировую войну-летом 1917-го. Естественно, что по мере того, как дело шло к новому общемировому конфликту, германское и итальянское командование определило остров в качестве одной из приоритетных целей.

Ставка — Средиземноморье

Днем 10 июня 1940 года Муссолини объявил войну Англии, а уже ночью специально оборудованный итальянский корабль перерезал первый из семи телефонных кабелей, связывавших Мальту с Гибралтаром. На уничтожение остальных шести кабелей ушло еще два месяца. Так началась блокада, затянувшаяся более чем на два года.

На острове с 300 тысячами жителей средняя плотность населения составляла 2500 человек на квадратную милю, а три четверти всех продуктов были привозными. Доставлялись с материка и вся необходимая техника, боеприпасы, топливо.

индомитебл_Indomitable_При таком уязвимом положении Мальта должна была не только защищать сама себя, но и препятствовать снабжению итальянских войск в Северной Африке. На Средиземном море велись нескончаемые сражения между конвоями. Итальянцы пытались доставить грузы в Северную Африку, а британцы из Александрии (Египет) и Гибралтара аналогичными способами стремились снабдить Мальту. И при этом противники активно мешали друг другу.

С декабря 1940 года, после переброски в Африку корпуса Роммеля, к блокаде подключились германские флот и авиация. Британские конвои прорывались в столицу острова Валлетту все реже, а потери, которые они несли, становились все больше.

Когда утром 21 марта 1942 года, впервые после долгого перерыва, британский конвой все же дошел до Гранд-Харбора (главная гавань), несмотря на вражескую бомбардировку, на набережные высыпали чуть ли не все жители Валлетты. Однако уже в гавани германская авиация смогла потопить три транспортника и один эсминец. Единственный выживший транспорт «Пенелопа» после ремонта напоминал дикобраза, только вместо игл из многочисленных пробоин торчали деревянные пробки. Из 26 тысяч тонн доставленного груза выгрузить успели не более одной пятой.

В июне британское командование направило на остров два конвоя «Гарпун» и «Вигороус», выдвинувшиеся соответственно из Гибралтара и Александрии. Но «Вигороус» пришлось развернуть назад из-за больших потерь, а из шести транспортников «Гарпуна» дошли только два. Самой крупной потерей был транспортник «Кентукки», везший груз авиационного бензина. А без горючего остров не мог защищать себя сам и не мог «душить» Северную Африку.

Спасти Мальту!

В конце июля британское командование приступило к снаряжению нового конвоя.

Руководство операцией поручили адмиралу Нэвелу Сифрету, который успешно провел операцию по захвату Мадагаскара, контролируемого частями Вишистской Франции. Его заместителем назначили Гарольда Барроу.

Конвой начали формировать в Британии и собирались вести его с запада — через Гибралтар, от восточной части операции с выходом из Александрии решили отказаться.

Главная сложность заключалась в том, что боевые корабли конвоя и предназначенные для их прикрытия авиационные соединения не имели опыта взаимодействия друг с другом. Для отработки координации британское командование провело трехдневные учения, которые, к слову, происходили в отсутствие Сифрета, еще находившегося на пути в Англию. То, что командующий фактически не знал подчиненных, сыграло определенную роль в последующих бедах. Первый и последний совет с участием всех капитанов он провел 29 июля 1942 года на борту флагмана линкор «Нельсон» в Скапа-Флоу.

Впрочем, упражнения с использованием всех видов связи продолжались и при следовании кораблей к Гибралтару, но основной упор делался на взаимодействии между военными кораблями и гражданскими судами.

9-го и рано утром 10-го августа эскадра проходила Гибралтар в густом тумане. И конечно, проход через узкий пролив привел к сумятице. Так что, когда британские корабли вышли в Средиземное море, у них просто не оставалось времени, чтобы перегруппироваться в оптимальное для конвоя построение, когда каждое соединение выполняло бы именно ту задачу, для которой оно и создавалось.

Сифрет решил рвануть к Мальте с максимальной скоростью, причем предполагалось, что при определенных условиях охраняемые корабли могут прорываться отдельно от своих «охранников». При этом количество «охранников» на финальном этапе, у берегов Сицилии, должно было сильно сократиться за счет соединений W и Z — входившие в него корабли просто не смогли бы вернуться с Мальты без дозаправки, а это значило — отнимать у островитян часть столь необходимого им горючего.

Главная ударная сила британцев — соединение W — включало самые мощные корабли: авианосцы «Игл», «Индо-митэйбл» и «Викториес», линкоры «Нельсон» и «Родни», а также три крейсера и 12 эсминцев.

Непосредственно до Мальты должны были проследовать 13 транспортов, охраняемых соединением X в составе четырех крейсеров («Манчестер», «Кайро» «Кениа» и «Нигерия»), а также 12 эсминцев с буксиром «Джаунти», призванным помогать поврежденным транспортникам.

В соединение R входили четыре корвета, опекавшие два танкера, предназначенные для дозаправки охраны.

«Веерный залп по авианосцу…»

Составной частью «Пьедестала» считалась операция «Беллоус», или «Истребители для Мальты», заточенная именно для доставки спитфайров, которые должны были компенсировать понесенные ВВС острова потери. Выполнить соответствующую задачу предстояло авианосцу «Фуриоус» и восьми эсминцам.

Помогать конвою должно было находившееся на Мальте соединение Y, укомплектованное двумя транспортниками и двумя эсминцами, уцелевшими после операции «Гарпун», а также четыре тральщика и семь катеров, призванные встретить гостей у самых берегов острова и обеспечить траление.

В распоряжении командовавшего итало-германской группировкой Альберто да Зары имелось три тяжелых и три легких крейсера, 15 торпедных катеров и 11 подводных лодок.

Казалось бы, превосходство британцев было подавляющим, но оно перекрывалось превосходством противника в авиации. Итальянцы и немцы имели 285 бомбардировщиков и 304 истребителя против всего 28 торпедоносцев и 74 истребителей на авианосцах.

Впрочем, когда 11 августа основные силы англичан преодолели примерно треть пути, отделявшего Гибралтар от Мальты, ситуация выглядела достаточно радужно. Пока конвой находился вне зоны действий авиации противника и его лишь слегка нервировали вражеские разведывательные самолеты. Они, впрочем, никак не могли помешать дозаправке трех крейсеров и 26 эсминцев (выполнявших роль мобильного резерва).

Зато разведчики передали своим нужную информацию, и, когда авианосцы стали отделяться для выполнения операции «Беллоус», к ним подобралась германская подводная лодка U-73 под командованием Гельмута Розенбаума.

Капитан спокойно выбрал позицию для атаки и, сделав дело, отправил радиограмму следующего содержания: «Конвой — 15 эсминцев и эскортов, 2 крейсера, 9 или 10 транспортов, один авианосец, возможно, один линкор. Веерный залп по авианосцу, четыре попадания с дистанции 500 метров, громко слышны шумы тонущего судна».

Все четыре торпеды достигли цели, и авианосец затонул в 65 милях южнее Мальорки. Погибли два офицера и 261 матрос, еще 927 членов экипажа были выловлены двумя эсминцами и буксиром «Джаунти». Но главное, что с потерей «Игла» конвой лишился трети самолетов, которые должны были выполнять функции авиационного прикрытия.

Мгла сгущалась, и в наступающей темноте британцы все чаще подвергались авиационным атакам. Результативность этих нападений была ничтожной, но по мере приближения к Мальте приближалась и Италия с ее аэродромами. Нападения учащались, и было ясно, что следующим утром надо ждать массированной атаки.

Счет за победу

Около 9 утра 12 августа дюжина круживших вокруг конвоя британских истребителей вступила в первую схватку с противником. Без особого успеха для итальянцев и немцев бои продолжались до полудня, когда одна из сброшенных бомб повредила вспомогательное судно «Декалион». В сопровождении эсминца корабль взял курс ближе к контролируемому вишистами тунисскому берегу. Противник не отставал, и уже в сумерках «Декалион» добили авиационной торпедой.

Активизировались и вражеские подводные лодки, но здесь оказались на высоте британские эсминцы. Два из них, высыпав изрядную порцию глубинных бомб, принудили всплыть субмарину «Кобалто», после чего эсминец «Ивуриэл» потопил противника таранным ударом.

Однако насладиться этим успехом британцы не успели, поскольку в половине седьмого вечера конвой подвергся скоординированному налету с участием примерно сотни истребителей и бомбардировщиков.

Палуба авианосца «Индомитэйбл» получила такие повреждения, что поднимать машины в воздух стало невозможно. Затонул один из эсминцев. И вдобавок к моменту завершения налета главные силы (соединение W) развернулись к Гибралтару, предоставив возможность соединению X дальше пробиваться самостоятельно.

Сделано это было в соответствии с первоначальным планом, и по причине нехватки горючего переиграть принятый сценарий было невозможно. Но ослабление конвоя в столь драматичный момент, конечно, не улучшило настроение остающихся.

Еще через час итальянская субмарина «Акум» дала веерный залп четырьмя торпедами, после которого их немецкие коллеги должны были кусать локти от зависти: крейсер ПВО «Кайро» пошел на дно, а крейсер «Нигерия» и транспорт «Огайо» получили тяжелые повреждения. «Нигерия» развернулась и пошла к Гибралтару, причем с ее уходом конвой лишился последнего корабля, который имел аппаратуру, способную наводить британские истребители на самолеты противника. В воздухе в это время находились всего шесть дальних двухмоторных истребителей «Бофайтер», и, конечно, они ничего не могли противопоставить новой лавине вражеских самолетов.

Надноотправились два транспортника. Экипаж одного из них спас эсминец «Пенн», а экипаж другого добрался до тунисского побережья, где был интернирован вишистами.

Под занавес бойни, уже около часа ночи, два итальянских торпедных катера у острова Пантеллерия предприняли удачную атаку на крейсер «Манчестер», совсем недавно переживший бойню, учиненную в полярных водах следовавшему в Мурманск конвою PQ-17.

С затопленными машинными отделениями капитан Дрю попытался довести корабль до нейтрального североафриканского порта, но в пять утра принял решение о затоплении. Заложенный заряд так и не смог отправить корабль на дно, и добивать его пришлось торпедой с эсминца «Пафиндер».

312 моряков сняли другие британские корабли, еще несколько десятков человек добрались до побережья и тоже подверглись интернированию. Торпедные катера бесчинствовали до утра, выбивая из строя конвоя все новые жертвы.

«Тогда считать мы стали раны…»

С рассветом 13 августа в дело вступила авиация Мальты, сумевшая отогнать крейсеры итальянцев. Вдобавок неожиданно к месту событий прибыла британская субмарина «Ан-брокен» (Р-42), тоже блеснувшая не хуже «Акума». Одна из ее торпед попала в топливную цистерну тяжелого крейсера «Больцано», что привело к пожару, потушить который так и не удалось. Выбросившийся на мель «Больцано» позже отбуксировали в Неаполь.

Другой жертвой «Анброкена» стал итальянский легкий крейсер «Муцио Аттендоло», которому торпедой аккуратно, словно ножом, срезало нос.

После полудня то, что уцелело от конвоя, спряталось как бы в домике, войдя в зону действия мальтийских истребителей.

Дольше других пришлось помучиться поврежденному транспортнику «Брисбейн Стар», который продолжал путь, прижимаясь к тунисскому берегу, а с наступлением темноты резко рванул к Мальте. Обстановка на корабле была нервной. Вишисты подавали с берега сигналы с требованием остановиться и даже высылали катера, экипажи которых пытались подняться на борт. Их не пускали, но раненые периодически устраивали скандалы, настаивая, что для спасения им нужно скорее попасть в госпиталь, пусть даже вишистский.

Капитан не обращал внимания на эти протесты и все же привел корабль в Валлетту.

Но главным героем «Пьедестала» стал танкер «Огайо». Сначала он был подбит торпедой, затем бомбами. Отчаявшись спасти корабль, команда дважды садилась в шлюпки и дважды возвращалась. Из-за пробоин танкер находился в полузатопленном положении и никогда не добрался бы до порта назначения, если бы не «Рай» и «Пенн» — два взявших его на буксир британских эсминца.

«Огайо» доплелся последним, но именно его прибытие стало самым эффектным. Когда танкер вошел в Гранд-Харбор, стоявшие на набережной жители даже не кричали, а только молча смотрели на полуобгоревшее судно и лежавших на его палубе моряков — раненых, убитых или заснувших от усталости…

По части невосполнимых потерь в технике операция «Пьедестал» обошлась англичанам в один авианосец, два легких крейсера, один эсминец и девять транспортных судов. Потери погибшими составили примерно 500 человек.

Немцы и итальянцы потеряли чуть более 100 человек, две субмарины и до 60 самолетов.

Однако успех немцев и итальянцев обнулялся находившимся в чреве «Огайо» грузом. 10 тысяч тонн нефти и керосина позволили авиации Мальты избавиться от дефицита топлива. Этих запасов хватило до декабря 1942 года.

«Непотопляемый авианосец» снова громил итальянские конвои, а Роммель жаловался на недостаточное снабжение своей армии. Именно нехватка припасов оказалась одним из главных факторов, предопределивших поражение немцев в битве при Эль-Аламейне.

Олег ПОКРОВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *