Сухопутный «Дредноут»

кв2

Сухопутный «Дредноут»

Танки КВ-2 летом 1941 года до смерти напугали солдат вермахта

Тяжелый танк КВ-1, принятый на вооружение Красной армией в конце 1939 года, считался практически неуязвимой для вражеской артиллерии боевой машиной. Ни одна из противотанковых пушек не могла пробить его броню.

танк_кв_2_tank_kv_2

Однако боевые действия на Карельском перешейке в ходе Советско-финской войны 1939-1940 годов показали, что пушка калибра 76 миллиметров танка КВ-1 оказалась малоэффективной для борьбы с мощными фортификационными сооружениями линии Маннергейма. Необходимо было орудие калибра как минимум 152 миллиметра. То есть советским танкостроителям необходимо было создать штурмовой танк с мощным бронированием, вооруженный крупнокалиберной артиллерией. Таким танком и стал КВ-2.

Созданный за две недели

Штурмовой танк, получивший условное наименование МТ-1, требовалось создать в сжатые сроки. Красная армия, захватив предполье, вышла к основным укреплениям линии Маннергейма и несла большие потери, пытаясь прорвать мощные финские укрепления. Поэтому танковое КБ Кировского завода в Ленинграде и артиллеристы получили правительственное задание — за самое короткое время спроектировать и построить танк, вооруженный 152-миллиметровой гаубицей М-10Т образца 1938-1940 годов.

Конструкторы были переведены на казарменное положение и работали практически круглосуточно. Уже через две недели проект штурмового танка вчерне был готов. Шасси для него взяли от уже выпускавшегося серийно танка КВ-1. А гаубицу решено было просто установить в бронированном коробе.

Испытания боевой стрельбой провели 10 февраля 1940 года на траншейном стенде прямо на территории Кировского завода. Никто не знал, как поведет себя танк после выстрела из орудия такого калибра. Стреляли из положения по борту, то есть наиболее опасного для опрокидывания машины. Однако эксперимент прошел удачно, машина не опрокинулась, а двигатель завелся с первой попытки.

характеристики_танка_кв2Ствол гаубицы изначально оснастили крышкой, которая по замыслу конструкторов должна была предохранять его от попадания пуль и осколков. Крышка была автоматической — она открывалась только при выстреле. Однако при первых же стрельбах крышку сорвало пороховыми газами, после чего конструкторы вынуждены были от нее отказаться.

Спустя неделю, 17 февраля 1940 года, два первых опытных танка МТ-1 отправились на Карельский перешеек для испытаний в боевых условиях. Правда, к тому времени линия Маннергейма была уже прорвана, и 7 марта в Москву прибыла финская делегация для начала мирных переговоров.

Опытным МТ-1 все же удалось поучаствовать в боевых действиях. С помощью артиллерийского огня ими были сделаны проходы в гранитных надолбах и разрушены с близкого расстояния доты, мешавшие продвижению стрелковых подразделений. Броня выдержала при этом сильный огонь противотанковой артиллерии финнов. В частности, одна из машин получила 48 вмятин от попадания вражеских снарядов, но осталась в строю.

По результатам первого применения МТ-1 было решено, что они успешно прошли испытания. Под индексом КВ-2 штурмовые танки были приняты на вооружение Красной армией и запущены в серийное производство.

Правда, вскоре конструкторы изменили форму башни КВ-2. Боевые стенки были закруглены, задняя часть башни также подверглась небольшим изменениям, а пушка получила новую маску. КВ-2 серийно выпускался на Кировском заводе до июля 1941 года. Всего было выпущено 204 танка. Они активно использовались в начальном периоде Великой Отечественной войны. Тогда же они практически все были потеряны.

Бронированные «головастики»

Принятый на вооружение Красной армией танк КВ-2 представлял собой модификацию КВ-1, предназначенную для борьбы с долговременными огневыми точками. Стрельба велась из 152-миллиметровой гаубицы М-1 ОТ выстрелами раздельного заряжения, поэтому боевая скорострельность была невысокой.

Кроме гаубицы М-1 ОТ, танк КВ-2 был вооружен еще и тремя 7,62-миллиметровыми танковыми пулеметами ДТ (спаренный с гаубицей; в шаровой опоре в кормовой стенке башни; в лобовом листе подбашенной коробки слева от механика-водителя). Гаубица имела по тому времени сравнительно высокие показатели. Ее бронебойный снаряд (морская граната) массой 52 килограмма с начальной скоростью 436 метров в секунду пробивал броневую плиту толщиной 72 миллиметра на дистанции 1500 метров под углом 60°. Для стрельбы по железобетонным укреплениям имелся бетонобойный снаряд массой 40 килограммов с начальной скоростью 530 метров в секунду. Углы наведения гаубицы: по горизонтали -360°, по вертикали — от минус 5 до плюс 12°. Для вертикальной наводки применялся секторный механизм. Стрельба велась с использованием телескопического прицела Т-5 (ТОД-9) или перископического прицела ПТ-5 (ПТ-9). Боекомплект состоял из 36 артиллерийских выстрелов раздельного заряжания и 3087 патронов к пулеметам ДТ (49 магазинов). На всех машинах устанавливалась радиостанция 71-ТК-З. Танковое переговорное устройство ТПУ-4-Бис позволяло вести переговоры между членами экипажа танка даже в сильно зашумленной обстановке и подключать шлемофонную гарнитуру к радиостанции для внешней связи.

Для защиты от нападения с воздуха некоторые КВ-2 вооружались зенитным пулеметом ДТ, устанавливаемым на крыше башни.

При боевой массе 52 тонны танк отличался неплохой для его типа проходимостью, сопоставимой с КВ-1. Экипаж состоял из шести человек: командира, механика-водителя, командира орудия (наводчика), замкового, младшего механика-водителя и стрелка-радиста. Механик-водитель и стрелок-радист размещались в передней части корпуса (отделении управления), а остальные члены экипажа — в башне (боевом отделении).

В кормовой части башни располагался люк для загрузки боеприпасов, на крыше имелись люки для посадки экипажа, приборы наблюдения и вентиляторы. На боковых стенках — скобы для подъема на крышу и амбразуры для стрельбы из личного оружия, закрываемые изнутри коническими пробками. Такая же амбразура была на дверце кормовой стенки башни. Управление поворотом башни осуществлялось при помощи механического и электрического приводов. Единственный минус заключался в том, что танк мог вести огонь только стоя на месте и желательно на ровной площадке. Из-за больших размеров и толщины брони КВ-2 и его экипажа из шести человек такие танки стали называть «дредноутами».

В рядах Панцерваффе

Несколько КВ-2, захваченных летом 1941 года вермахтом, после ремонта немцы использовали в составе отдельных подразделений на Восточном фронте. На танк устанавливали немецкую стандартную командирскую башенку, а на корме оборудовали стеллажи для укладки пеналов с запасом 152-миллиметровых снарядов. Машина использовалась и предназначалась для вторжения на Мальту.

В мае 1942 года в ходе подготовки немецкого десанта на остров Мальта (операция «Геркулес») предполагалось сформировать роту трофейных танков КВ-2, которые имелись в бб-м танковом батальоне особого назначения (Pz.Abt.zBV.66). Им планировалось поручить борьбу с мощными фортами Мальты, а также с английскими пехотными танками «Матильда», входившими в гарнизон острова. Однако необходимого количества исправных танков КВ-2 не оказалось, и эту идею реализовать не удалось, тем более что и сама высадка на Мальту так и не состоялась.

По-нашему — это шок!

Первые впечатления от встречи танкистов и пехотинцев вермахта с КВ-2 на начальном этапе Великой Отечественной войны можно охарактеризовать лишь одним словом — «шок».

Немцы впервые столкнулись с КВ-2 уже 23 июня 1941 года во время боев в Литве. Военнослужащие 1-й танковой дивизии вермахта вспоминали: «Наши роты открыли огонь с 700 метров. Мы подходили все ближе. Скоро мы были уже в 50-100 метрах друг от друга. Но мы не могли добиться успеха. Советские танки продолжали наступать, и наши бронебойные снаряды просто отскакивали от их брони. Танки выдерживали стрельбу прямой наводкой из 50-миллиметровых и 75-миллиметровых пушек. В КВ-2 попало более 70 снарядов, но ни один не смог пробить его броню. Несколько танков были выведены из строя, когда нам удалось попасть в гусеницы, а затем расстрелять с небольшого расстояния из пушек. Затем их атаковали саперы с ранцевыми зарядами».

Эффективно бороться с КВ-2 могли только знаменитые «ахт-ахт» — 88-мил-лиметровые зенитные орудия FlaK 18/36/37, которые, собственно, были предназначены для других целей. Вот рассказ о том, как одиночный КВ-2 . сумел задержать продвижение подразделений немецких войск в районе литовского города Расейняй.

«Один из КВ сумел перекрыть маршрут снабжения немецких войск в районе северного плацдарма. Он блокировал его несколько дней. Сначала он сжег колонну грузовиков с боеприпасами и продовольствием. Подобраться к этому монстру было невозможно — дороги проходили среди болот. Передовые немецкие части лишились снабжения. Тяжелораненые не могли эвакуироваться в тыл и умирали. Попытка уничтожить танк 50-миллиметровой противотанковой батареей с расстояния 500 метров окончилась тяжелыми потерями личного состава и орудий. КВ остался невредимым, несмотря, как выяснилось впоследствии, на 14 прямых попаданий — но они оставили лишь синие пятна на его броне. Была подтянута 88-миллиметровая зенитка, танк позволил ей встать на позицию в 700 метрах, а затем расстрелял, прежде чем расчет смог произвести хотя бы один выстрел. Ночью были посланы минеры. Они заложили взрывчатку под гусеницы КВ. Заряды взорвались как положено, однако смогли лишь вырвать несколько кусков из траков. Танк остался мобильным и продолжал блокировать маршрут снабжения. В первые дни экипаж танка снабжался припасами окруженцами и местными жителями, но потом вокруг танка была установлена блокада. Однако даже эта изоляция не заставила танкистов покинуть позицию. В итоге немцы применили хитрость. 50 немецких танков стали обстреливать КВ с трех направлений, чтобы отвлечь его внимание. В это время 88-миллиметровая зенитка была скрытно установлена в тылу КВ. Она 12 раз попала в танк, и три снаряда пробили броню, уничтожив его».

Их сменили «зверобои»

Большая часть потерь КВ-2 в 1941 году была вызвана отсутствием или дефицитом горючего, из-за чего их приходилось просто бросать. 41-я танковая дивизия лишилась двух третей из своих 33 КВ-2, при этом лишь пять из них были потеряны в бою. Причиной же прекращения выпуска танков КВ-2 стали их недостатки: подвижность на марше и в бою была серьезно ограничена из-за проблем со сцеплением, трансмиссией и размещением экипажа, которые он унаследовал от КВ-1. Ситуация усугубилась из-за возросшей массы (53,8-57,9 тонны в зависимости от модификации), а также из-за использования неусовершенствованного двигателя. К тому же в первый период войны так как Красная армия вела чаще всего оборонительные, а не наступательные сражения. А во второй половине войны КВ-2 с успехом заменили самоходные орудия с пушками калибра 152 миллиметра. Кстати, первые из них, СУ-152, прозванные красноармейцами «зверобоями» за то, что они лихо расправлялись с вражескими «тиграми» и «пантерами», были построены на шасси танков КВ.

Александр ЕГОРОВ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *