Старый Грог против получеловека

морской_бой_картахена

Старый Грог против получеловека

Десятикратное превосходство не принесло англичанам победы!

В Испанской империи было две Картахены. Одна -расположенная в самой метрополии, другая -в латиноамериканской провинции Новая Гранада (на территории современной Колумбии).

Осада второй из этих крепостей англичанами стала для XVIII века беспрецедентным по масштабам событием. И хотя все, казалось, повернулось против испанцев, Картахену они удержали.

«Война за ухо Дженкинса»

Во многом беспрецедентным был и сам конфликт, получивший название «Война за ухо Дженкинса». Английскому капитану с такой фамилией разгорячившийся испанский офицер в 1731 году отрубил ухо за контрабанду. Британские парламентарии узнали об этой истории только семь лет спустя и так обиделись, что объявили войну «донам».

В июле 1739 года в испанскую Вест-Индию отправился английский адмирал Эдвард Вернон, пообещавший всего с шестью кораблями захватить какой-нибудь вражеский порт в Новой Гранаде. Его добычей в ноябре 1739 года стал Порто-Белло на Панамском перешейке. Победители частично взорвали укрепления, взяли 72 пушки и еще 80 уничтожили, а также поделили между собой 10 тысяч песо жалованья, предназначенного защитникам крепости.

«Доны» крепость восстановили, но уже в марте 1740 года Вернон взял ее повторно, оставив. 120 человек гарнизона. Британцы аплодировали такому «дуплету», и на Ямайку в подчинение бравому адмиралу отправилась еще одна эскадра адмирала Огля. В распоряжении Вернона оказалось 28 линейных кораблей в диапазоне от двух 50-пушечных до восьми 80-пушечных плюс 11 брандеров и мортирных лодок.

Картахена считалась орешком покрепче Порто-Белло. Численность населения была не менее 10 тысяч, а с учетом окрестных жителей даже вдвое больше. Гарнизон состоял из 1100 солдат. На шести военных кораблях (с количеством орудий от 62 до 80) имелось около 600 моряков и 400 морских пехотинцев. Еще 300-500 ополченцев могли выставить горожане и 600 местные индейцы.

Гарнизоном командовал бравый Блас де Лесо-и-Олаварриета, которого называли Деревянной Ногой и Получеловеком. На службе его католическому величеству он потерял глаз и руку, да еще хромал из-за ранения в ногу. Губернатор Медьчор де Наваретте особыми дарованиями не блистал, но был хорошим организатором. Полковник Карлос де Но руководил фортификационными работами. Сам город был хорошо защищен болотами, джунглями и горами, а все подступы к нему прикрывались фортами и батареями.

Близко подойти к Картахене со стороны моря было нельзя из-за отмелей. Чтобы войти в порт, следовало обогнуть полуостров Терра-Бомба, соединенный с городом узеньким перешейком. Вход в первую гавань защищали два расположенных друг напротив друга форта Сан-Луис и Сан-Хосе, а также батарея Барадера, располагавшие 145 пушками. Сама гавань из-за причудливой береговой линии разделялась на три сектора и также простреливалась с береговых укреплений. Чтобы подобраться к Картахене по суше, требовалось взять форты Кастильо-Гранде, Манчинилла — 59 и 12 пушек соответственно, а также доминировавший над городом форт Сан-Лазар.

Разгрызть такой орешек можно было только комбинированными действиями армии и флота.

Вернон в поход собрался

Из-за эффектного камзола (по-английски — grogram) британские моряки называли Вернона Старым Грогом. И в историю английского флота он вошел как создатель нового спиртного напитка — грога. Так стали называть полагающийся морякам ром, который Вернон приказывал разбавлять водой с лимоном. Такой напиток был хорошим предохранительным средством от цинги, да и пьянели моряки меньше.

В общем, воякой он был опытным и к экспедиции готовился обстоятельно. Для перевозки войск на Ямайке и в Вирджинии набрали десятки транспортников. Командовавший расположенными на Ямайке войсками генерал Кэткарт выделил для экспедиции около 10 тысяч солдат, и примерно столько же морских пехотинцев имелось в распоряжении Вернона. Еще 3600 североамериканских колонистов из Вирджинии присоединились к экспедиции в качестве волонтеров, рассчитывая на поживу. Для полноты статистики стоит учесть около шести тысяч моряков и три сотни африканских рабов, которых использовали как носильщиков. С учетом недостоверности некоторых цифр можно считать, что примерно трем тысячам защитников города предстояло отразить вдесятеро превосходящие силы британцев.

В кораблях превосходство выглядело столь же подавляющим: 186 судов, включая 28 линейных кораблей, против шести линейных кораблей у испанцев.

Перед самым отплытием британской экспедиции лорд Кэткарт скончался, и командозание сухопутными войсками принял бригадир Уитворт. Трудно сказать, смог бы Вернон договориться с Кэткартом, но с Уитвортом сработаться у него точно не получилось.

Однако и в Вирджинии, и на Ямайке все были уверены в победе. А в Англии даже досрочно выбили медаль, где Вернон сверху вниз взирал на стоящего перед ним на коленях дона Бласа де Лесо.

Прибыв 15 марта 1741 года к расположенной неподалеку от Картахены бухте Плайя-Гранде, Вернон несколько дней пытался оценить ситуацию. Испанцы за это время выставили поперек прохода во внешнюю гавань боновые заграждения, а за ними расположили четыре своих линейных корабля.

Примерно посреди прохода во вторую гавань лежала песчаная отмель, и поперек находившихся по бокам от нее фарватеров «доны» также затопили несколько старых судов. Чтобы растащить эти заграждения, британцам в любом случае пришлось бы взять под контроль берега бухты и как минимум захватить Терра-Бомбу.

На море и в джунглях

15 марта после артиллерийской дуэли английской эскадры с фортами десант под командованием Уитворта буквально задавил массой гарнизон небольшого укрепления Сант-Яго, что позволило осаждающим создать первый плацдарм. На море участвовавшему в артиллерийской дуэли 80-пушечному линейному кораблю «Шрусберри» ядром перебило якорный канат, после чего он был снесен прямо под огонь самых сильных фортов Сан-Луи, Сан-Хосе и батареи Барадера. Лишившись под шквальным огнем испанцев всех матч и потеряв 20 человек убитыми, «Шрусберри» продержался до темноты, после чего сумел выйти из-под обстрела.

30 марта, накопив на плацдарме достаточно пехоты, британцы смогли захватить батарею Барадера, заклепав на ней орудия и снеся все постройки. 2 апреля в ходе артиллерийской дуэли огнем со своих судов и фортов «доны» повредили два английских военных корабля, которые пришлось отбуксировать для ремонта.

Однако за это же время англичане возвели осадные батареи напротив форта Сан-Луи, который 3 апреля подвергся комбинированной атаке с суши и моря. Штурм продолжался более суток. В ночь на 5 апреля над фортом взвилось британское знамя. Четыре испанских корабля, стоя на якоре больше пяти суток, вели артиллерийскую дуэль со сменявшими другу друга кораблями британцев. Понесенные ими повреждения были таковы, что Блас де Лесо решил затопить их на фарватере. Однако на дно удалось отправить только «Африку» и «Сан-Карлоса». Затопить «Сан-Фелиппе» никак не получалось, и его подожгли. На «Галисии» вода прибывала так медленно, что англичане смогли за это время доплыть до него на шлюпках и захватить судно в качестве трофея вместе с капитаном и частью экипажа (более 60 человек пленных).

Хотя затопленные испанские суда мешали англичанам свободно маневрировать во внешней гавани, несколько кораблей туда все же провели. И Вернон отослал рапорт о скором падении крепости. Осаждающие начали подбираться к внутренней гавани. Чтобы перегородить вход в нее, испанцы затопили два оставшихся линейных корабля и семь купеческих галеонов. В общем, закупорили гавань так плотно, что теперь оставалось только подбираться к Картахене по суше.

И здесь Уитворт начал выказывать недовольство, что, в общем, было вполне объяснимо. При штурме фортов, по разным данным, британцы потеряли убитыми от 1 (одного!) человека до 150. А вот от лихорадки умерло около 500 человек, и еще 1,5 тысячи лежали в госпитале. Вернон доказывал, что флот в такой ситуации помочь армии ничем не может. Уитворт в свою очередь также отказывался посылать людей на верную гибель.

В конце концов моряки на шлюпках начали добираться до затопленных испанских кораблей и топорами рубить торчащие из воды мачты. Через проделанные таким образом проходы во внутреннюю гавань удалось провести несколько судов поменьше, а заодно перевести и доставить несколько сотен пехотинцев.

Огонь от 10-дюймовых мортир Картахену мало беспокоил, однако десантные отряды двинулись к форту Сан-Лазаро. Тысяча английских гренадеров и 200 вирджинских ополченцев сошлись в узкой теснине с 700 испанцами и смогли вынудить их к отступлению. Однако взять Сан-Лазаро с ходу не получилось. Правда, англичане смогли захватить находившийся рядом монастырь Нуэстра Сеньора де ла Попа.

Для успеха дальнейшего наступления Уитворт требовал провести во внутреннюю гавань суда покрупней. Вернон говорил, что это невозможно, а взять старенький форт с суши вполне возможно, разумеется, если у пехоты «хватит на это мужества».

Штурмы отчаяния

20 апреля четыре тысячи англичан двинулись на штурм, причем впереди шли две сотни чернокожих рабов с лестницами и фашинами, посредством которых собирались преодолевать ров и стену. 600 защитников форта встретили их сосредоточенным огнем. Бедные рабы либо полегли, либо разбежались. Английская пехота потеряла 179 человек убитыми и 16 пленными (включая трех офицеров).

На следующий день британские орудия с суши обстреливали форт, причем довольно успешно: испанцы даже собирались его покинуть. Но англичане о результативности обстрела не знали, а командовавший саперами офицер доказывал, что для обустройства осадных батарей ему требуется около 1,5 тысячи человек и две недели срока. На просьбу пополнить сухопутные части отрядами из моряков Уитворт услышал отказ, мотивированный тем, что моряки сразу убегут в джунгли.

Военный совет с окончательным выяснением отношений состоялся 24 апреля на борту флагмана «Принцесса Кэролайн». После резкого обмена мнениями Вернон, хлопнув дверью, вышел из каюты, затем вернулся и категорично заявил о необходимости снятия осады. Уитворт и пехотинцы как бы с ним согласились, но в такой форме, что было ясно: мы сделали все возможное, а все претензии — к флоту.

Обозленный Вернон, понимая, что его сделают крайним, решил предпринять последнюю отчаянную попытку. Трофейную «Галисию» смогли протащить во внутреннюю гавань, где вооружили шестнадцатью 18-фунтовыми и шестнадцатью 12-фунтовыми орудиями. Вокруг пушек сложили брустверы из мешков, набитых песком и землей, превратив линейный корабль в плавучую батарею.

Вашингтон, но не Джордж

В осаде Картахены в качестве офицера вирджинского ополчения участвовал и Лоуренс Вашингтон. Брат будущего первого президента Соединенных Штатов Джорджа Вашингтона часто рассказывал о дарованиях и победах адмирала Вернона, преподнося злополучную экспедицию как неудачное стечение обстоятельств. Даже семейное поместье он назвал в честь своего кумира — Маунт-Вернон.

27 апреля в пять часов утра «Галисия» приблизилась к Картахене на минимальное расстояние и начала обстрел города. Испанцы отвечали довольно успешно, и через семь часов беспрерывной артиллерийской дуэли корабль был охвачен пламенем. Впрочем, он все же не догорел, поскольку английский экипаж сумел выбросить его на берег.

На этом энергия британцев иссякла. Две недели они не спеша грузили на корабли все, что можно было увезти, вплоть до матч с затопленных испанских галеонов. 19 мая эскадра Вернона прибыла на Ямайку.

Выпущенные в честь несостоявшейся победы медали постарались изъять из обращения. В общей сложности убитыми и умершими от ран экспедиция потеряла от 10 до 11,5 тысячи человек. Еще около 7,5 тысячи моряков и солдат получили ранения и страдали от лихорадки: сколько из них выжили, а сколько умерли — неизвестно.

Потери испанцев были в разы меньше в абсолютных цифрах, но выше в относительных — около 800 убитыми и около 1,2 тысячи ранеными. То есть из строя выбыли две трети защитников.

По злой иронии судьбы, получивший во время осады тяжелое ранение Блас де Лесо скончался 7 сентября, уже после того как «доны» отпраздновали победу.

Бои за Картахену интересны тем, что обе стороны примерно с равной активностью пользовались и сухопутными силами, и флотом. При этом испанцы весь свой флот потеряли, но город все-таки отстояли. Для англичан же осада Картахены интересна как самая крупная из проведенных за океаном военных операций. Пусть даже неудачная, зато впоследствии еще неоднократно повторенная с большим успехом.

Олег ПОКРОВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *