Рождение Асов

рождение_асов

Рождение Асов

Первая мировая война, согласно своему определению, была временем, когда много чего произошло впервые. Появление первых танков и первый же танковый бой, первая газовая атака и так далее. Ну и разумеется, в этом перечне нельзя не отметить и первых сражений в воздухе вкупе с возникновением самого термина «ас».

Чем сбивать?

С начала войны первые, еще несовершенные самолеты стали активно использоваться для проведения авиаразведки, а также для первых, пусть и чисто символических бомбардировок. Но, как известно, любое действие порождает противодействие. Так и в авиации: сразу же возникла потребность защитить свои позиции от воздушных атак неприятеля. Однако, как это сделать на практике, поначалу оставалось загадкой.

таран_нестерова
Эффективным показал себя метод воздушного тарана, впервые примененный Нестеровым. К сожалению, при этом наш прославленный авиатор погиб и сам.

Во французской кинокомедии 1982 года «Ас из асов» главный герой в исполнении Жан-Поля Бельмондо набрасывает на пропеллер немецкого самолета заранее приготовленную сеть. Сейчас это выглядит забавно, но в то время рассматривались и не менее экзотические способы борьбы с вражескими летательными аппаратами. К примеру, известный русский летчик Петр Нестеров планировал использовать специальную веревку с грузом для повреждения винта или разрушения обшивки крыльев самолета противника. Увы, но на практике все это оказалось фактически невыполнимым.

Чуть более эффективным показал себя метод воздушного тарана, впервые примененный все тем же Нестеровым. 26 августа (8 сентября) 1914 года он сбил появившийся над позициями русской армии австрийский бомбардировщик «Альбатрос», ударив того колесами шасси в верхнюю плоскость крыла. К сожалению, при этом наш прославленный авиатор погиб и сам. По одной из версий, Нестеров так спешил подняться на перехват неприятеля, что не успел пристегнуться привязными ремнями и в момент столкновения был выброшен из кабины самолета. По другой, гораздо более реалистичной, хрупкий «Моран-Парасоль» нашего летчика просто разрушился в воздухе от удара о вражескую машину.

Вторым в русской авиации успешный таран применил Александр Казаков.

При этом ему посчастливилось уцелеть, отделавшись за сбитый «Альбатрос» лишь сломанной стойкой шасси. Более того, Казаков в итоге стал самым результативным русским истребителем в годы Первой мировой войны. На его счету числилось 17 официально подтвержденных побед.

Что же касается самого тарана, то он получил сравнительно малое распространение. Слишком велик был риск потерять свой самолет. Поэтому последующие поколения летчиков пользовались тараном в воздушном бою лишь в случае крайней необходимости.

От револьвера до пулемета

Вскоре для уничтожения противника в воздухе, вполне естественно, начали применять личное стрелковое оружие. Неоднократно пилоты и летавшие с ними наблюдатели противоборствующих сторон стреляли друг в друга из револьверов и карабинов. Результаты при этом были самыми что ни на есть ничтожными. Даже хорошие стрелки часто оказывались не в состоянии поразить столь крупную цель, как самолет. Да и в случае попадания одна-единственная пуля зачастую мало что решала (если, разумеется, не удавалось убить или серьезно ранить вражеского пилота или повредить какой-нибудь важный узел его машины). И лишь применение пулемета позволило вывести воздушный бой на совершенно новый уровень.

Первую в общепринятом смысле победу в воздухе удалось одержать экипажу французского двухместного самолета «Вуазен-3». 5 октября 1914 года в небе над Бельгией им удалось сбить пулеметной очередью немецкий «Авиатик В-1». Случай этот получил весьма широкую огласку. Линии окопов на Западном фронте практически на 4 года замерли в статичном положении, и для поднятия духа воюющего населения требовалось пропагандировать любые, даже самые незначительные успехи своих войск. Французы здесь оказались в числе первых. Именно им принадлежит честь изобретения термина «ас» («туз»). Этим хлестким и звучным словечком стали называть летчиков, сбивших пять и более самолетов противника.

Петля Пегу

адольф_Селес_тен_пегуСамым первым французским асом официально считается Адольф Селес-тен Пегу — известный пилот довоенной поры. До появления мертвой петли, или петли Нестерова, именно изобретенная им петля Пегу (фигура в виде латинской буквы S) считалась одной из сложнейших фигур высшего пилотажа. Впрочем, карьера первого аса оказалась недолгой. Пегу одержал свою шестую победу в июле 1915 года, а уже 1,5 месяца спустя был сбит и погиб. Но дело его продолжили другие.

Красный барон, или часовой Вердена

красный_барон
Самым знаменитым летчиком Первой мировой войны считается Красный барон, немец Манфред фон Рихтгофен.

Самым знаменитым (и самым разрекламированным) летчиком Первой мировой войны считается Красный барон, немец Манфред фон Рихтгофен. Однако если отбросить всю шелуху мифологических наслоений, то окажется, что практически везде он был лишь вторым. Так, на выкрашенном в красный цвет самолете еще за год до Рихтгофена стал летать французский ас Жан-Мари Доменик Наварр. Свою карьеру он начал, еще летая на легендарных «этажерках» «Морис Фар-ман», с первых дней войны использовавшихся в качестве авиаразведчиков. Однако там Наварр продержался недолго, уйдя из части как из-за дисциплинарных нарушений, так и из-за отсутствия летного сертификата (выпускные экзамены ему помешала сдать разразившаяся война). Впрочем, на последнее обстоятельство вскоре перестали обращать внимание, поскольку ширившиеся боевые действия требовали все новых и новых подготовленных пилотов. И недолго остававшийся не у дел Наварр получил назначение в эскадрилью MS-12, оснащенную более современными двухместными монопланами «Моран-Солнье».

1 марта 1915 года ему удалось одержать свою первую победу, когда летевший с ним наблюдатель сумел выстрелами из карабина (!) повредить радиатор и серьезно ранить пилота немецкого «Авиатика». Этого оказалось достаточно, чтобы Наварра пересадили на специально разработанный как истребитель «Ньюпор-Бебе» — на редкость удачную машину первого периода войны. И новые победы не заставили себя ждать. Стремясь сделать свой самолет заметным как для своих, так и для врагов, Наварр выкрасил его в красный цвет, заслужив среди французских пехотинцев прозвище Часовой Вердена — за постоянные полеты над линией фронта. Немцам же приметная машина знаменитого французского аса поневоле внушала душевный трепет и неуверенность в своих силах. Свою последнюю, 12-ю победу Жан Наварр одержал 17 июня 1916 года, сбив все тот же неприятельский двухместный «Авиатик». Однако при этом он был ранен ответным огнем немецкого стрелка и, хотя сумел благополучно посадить самолет, потерял много крови и в строй больше не вернулся.

Ас против Оберканона

Разумеется, ни немцы, ни австрийцы принципиально не захотели использовать французское определение «ас». Взамен они изобрели собственный термин «обер-канон», или «сверхпушка», и присваивали его не за 5, а за 10 сбитых самолетов. Как это часто бывает, стремление соригинальничать ни к чему хорошему не привело. Термин «обер-канон» исчез сразу же по окончании войны, его породившей. А вот слово «ас» прижилось в авиации.

французский_ас_жан_мари_доменик_наварр
На выкрашенном в красный цвет самолете еще за год до Рихтгофена стал летать французский ас Жан-Мари Доменик Наварр.

Фонк против Рихтгофена

Манфред фон Рихтгофен считается лидером и по числу одержанных побед, включавших в себя 80 подтвержденных и 10 возможных. Однако и здесь его приоритет вполне может оказаться под угрозой. Дело заключается в системе подсчета. У французов она была гораздо более дотошной и скрупулезной. Вот так и получилось, что ближайший преследователь Красного барона Рене Поль Фонк в придачу к своим 75 подтвержденным победам имел еще и 52 неподтвержденных. Если бы хоть малая их часть была зачтена официально, он бы оставил Рихтгофена далеко позади!

Фонк являлся пилотом совершенно новой формации. Он тщательно просчитывал свои шансы в грядущем бою, постоянно изучая скорость и соответствующие ей углы атаки, а также практикуясь в меткой стрельбе. И это не могло не дать своих результатов. Достаточно сказать, что самолет Фонка ни разу не был сбит противником, в то время как Рихтгофен много раз лишь по чистой случайности оставался в живых и в конечном итоге погиб в бою.

Андрей ВОРФОЛОМЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *