Помпеи сирийской пустыни

древний_город_крепость_дура_европос

Помпеи сирийской пустыни

Римляне и персы в ожесточенной схватке под землей!

Древний город-крепость Дура-Европос находился на берегу Евфрата, примерно в 250 километрах от Пальмиры. Это эллинистический, а затем парфянский и римский город. Несмотря на археологические свидетельства ожесточенной осады города Сасанидами, до сих пор остается загадкой, от чего пал город?

После разорения города жизнь в нем больше не возродилась, и он даже получил прозвище Помпеи Си­рийской пустыни. Песок и сухой климат прекрасно сохранили множество ред­чайших артефактов, включая останки тел и оружие…

«Дура» — это крепость

Первая крепость была заложена около 300 года до н. э. Селевком I Никатором. Дура-Европос переводится как «кре­пость Европа»: «дура» на арамейском означает «крепость», а имя «Европос» было дано в честь македонской Европы — места рождения Селевка Никатора. Однако город не носил двойное имя, а назывался либо Дура, либо Европос в разные времена у разных народов.

В 141 году до н. э. набравшие силу парфяне вышли к Евфрату и в 113 году до н. э. захватили Дура-Европос. В I веке до н. э. Сирией овладели римляне, но Дура-Европос, согласно римско-пар­фянскому договору, продолжал оста­ваться парфянским городом. Однако попытка Траяна расширить империю за Евфрат привела к нарушению договора и захвату Дура-Европос римлянами в 115 году н.э.

Дура-Европос раскинулся на правом берегу Евфрата между двумя глу­бокими оврагами на севере и юге. Таким образом, естественные преграды защищали город с трех сторон. Только с западной стороны — со стороны пу­стыни — никакой защиты не было. Поэтому западная стена получила прямолинейное начертание со мно­жеством башен, приспособленных для размещения тогдашней «артиллерии» (при раскопках было обнаружено мно­жество прекрасно сохранившихся болтов от метательных машин). Про­тяженность укреплений сегодня до­стигает 2,5 километра, но значительный участок восточной стены не сохра­нился, будучи подмыт водами Евфрата.

Основу обороны западной стены со­ставляли башни, которые строились первыми. Башни прямоугольные в плане, довольно большие. Некоторые башни сложены из кирпича-сырца, другие из камня. Возможно, сырцовые башни постепенно заменяли на ка­менные, но работа эта не была за­вершена. Нижние этажи башен глухие, обычно разделенные перегородкой на две части, они служили в качестве складов или жилых помещений. В верхних этажах встречаются бойницы, а с третьего этажа — окна для мета­тельных машин. Каменные куртины пристроили к уже готовым башням, и они не имели жесткой связи с башнями. Протяженность куртин между башнями в среднем около 70 метров, толщина основания 3,15 метра, высота достигала 9 метров. Есть мнение, что стены завер­шались целостным парапетом (epalxis) с окнами-бойницами, закрывавшимися деревянными ставнями.

С северной и южной сторон глубокие овраги обеспечивали неплохую защиту, поэтому башен здесь меньше, а толщина куртин достигает лишь 2,15 метра. Лю­бопытна башня Т10 в южной стене. В отличие от других башен города, она пятиугольная в плане. Но внешний угол выступает столь незначительно, что усиления фланкирующего огня ожидать не стоит. Скорее такую форму башня получила из-за того, что на ней была устроена площадка для мета- тельных машин, предназначенная для обстрела противника через овраг. Не­обычно положение башен Т11 и Т13: они выступают не наружу, а внутрь города. Возможно, юго-западный участок обороны считался наиболее слабым (это направление для атаки выбрали и Сасаниды), тогда обращенные внутрь города башни Т11 и Т13 могли оказать сопротивление ворвавшемуся в город противнику.

В башнях городских стен было устроено шесть потерн. Эти небольшие проходы шириной около 1 метра и вы­сотой около 1,7 метра позволяли за­щитникам совершать неожиданные для штурмующих вылазки. По мнению некоторых исследователей, в этих по­тернах впервые в истории фортифи­кации встречаются опускные решетки. Надо заметить, что опускные решетки упоминаются еще около 355 года до н. э. Энеем Тактиком, который рекомен­довал помещать их перед двуствор­чатыми воротами и сбрасывать на приблизившегося противника с тем, чтобы отсечь задних нападающих и иметь возможность уничтожить пере­довых. Однако в эллинистической фортификации они встречаются редко, большее распространение они по­лучат в римское время. Древнейшим сохранившимся примером считается западная стена Дура-Европос, однако при этом порой неверно относят стро­ительство этой стены ко времени осно­вания города (около 300 года до н. э.), в то время как она была построена не ранее второй половины II века до н. э.

На восточной стороне города, на обрыве, подмываемом Евфратом, вы­строили прямоугольную в плане ци­тадель, отделенную от города рвом шириной до 100 метров. Восточная часть цитадели не сохранилась — она была подмыта водами Евфрата и об­рушилась. Куртины цитадели при толщине 2,6-2,8 метра имеют очень значительную высоту-до 16,40 метра.

Атака с трех сторон

В III веке Римская империя ослабла, и ее границы стали уязвимы. Набравшие силу персы-сасаниды решили отобрать город, который они считали своим по договору 20 года. Римляне приложили большие усилия для укрепления стен города и усилили его гарнизон под­разделениями из сирийских легионов. Однако все было напрасно — в ходе ожесточенной осады город пал.

Как ни странно, но ни один греческий или римский автор не описывает и даже не упоминает эту осаду. Однако осада, и весьма ожесточенная, несо­мненно, была. Подтверждается это археологическими раскопками. Дата осады определяется лишь по находкам монет, поэтому она спорна. Обычно ее относят к 255-257 годам.

Все свидетельства об осаде дает нам археология. Свидетельства эти настолько яркие, а порой и зловещие, что позволяют представить отдельные эпизоды осады не хуже самых под­робных описаний. Однако последова­тельность событий остается неясной. Неизвестна и главная причина, из-за которой пал город.

Попробуем восстановить ход со­бытий. Подойдя к Дура-Европос, Са­саниды обосновались на равнине, на­против западной стены города. Здесь они построили укрепленный лагерь, который был обнаружен с помощью аэрофотосъемки.

Археологами установлено три места атаки:

  1. Прямой штурм на Пальмирские ворота.
  2. Комбинированная атака с по­мощью подкопов и насыпи на юго-западный участок обороны между башнями Т15 иТ14.
  3. Подкоп под башню Т19 и приле­гающую куртину с целью их обрушить.

Последовательность этих операций неизвестна. Можно лишь предполагать, что, так как подкоп и насыпь требуют много времени (дней, а то и недель), Са­саниды сперва попытались ворваться в город посредством прямого штурма ворот. И только после того, как им это не удалось, они перешли к более трудоемким и длительным методам осады — подкопу и насыпи. Не исключено, что атаку на два последних участка они вели одновременно.

Битва «кротов»

Раскопки у Пальмирских ворот вы­явили следы ожесточенного боя. Здесь были найдены наконечники стрел, куски железной пластины, видимо от какой-то осадной машины, следы под­жогов. Но атака на ворота была отбита.

Уникальная комбинированная атака на куртину между Т15 и Т14 включала осадную насыпь и две подземные га­лереи с целью выйти внутрь города. Но возведению насыпи сильно мешала башня Т14, с которой защитники об­рушивали на не защищенный щитом правый бок осаждающих град стрел. Поэтому одновременно Са­саниды повели еще один подкоп под башню Т14.

Насыпь длиной 40 метров и высотой 8-9 метров возвели из земли, осыпавшейся между внешними наклонными стенками из кирпича-сырца. Поверхность насыпи вымостили обожженным кирпичом. Это указывает, что ее готовили для тяжелой осадной машины на колесах — осадной башни, тарана или бурава. В ответ римляне нарастили высоту куртины над­стройкой из кирпича-сырца и повели две галереи под насыпь.

Подкоп под башню Т14 был длиной всего 40 метров, но римляне, похоже, его вовремя не обнаружили. Он был успешно подведен и обрушил внешнюю часть башни наружу, лишив защитников возможности вести фланкирующий огонь по насыпи. По ходу проведения подкопа минеры оставляли отверстия для доступа воздуха и укрепляли свод подпорками. Обвалившийся свод по­зволяет сегодня проникнуть в этот туннель высотой 1,8 метра и шириной 1,35 метра и увидеть некоторые из со­хранившихся подпорок на месте.

Если Сасаниды преуспели с обру­шением башни Т14, то римлянам удалось подвести два подкопа под насыпь и об­рушить ее, сделав непригодной, по крайней мере, для осадной техники. Никаких свидетельств о подземном сра­жении между осаждающими и защит­никами здесь не обнаруживается.

Более ужасающие свидетельства предстали перед глазами археологов, раскопавших подкоп под башню Т19. Подкоп вели под северо-западный угол башни. Целью подкопа было именно обрушение участка укреплений после выжигания подпорок. Расчет был верный; после обрушения угла башни и куртины должен был образоваться достаточно широкий для штурмового отряда проход, а обрушенная справа от прохода башня не позволила бы защит­никам обстреливать не защищенный щитом правый бок штурмующих.

Однако все пошло не так, как плани­ровалось. По-видимому, римляне за­метили работы осаждающих: скрыть выносимую землю на ровной по­верхности пустыни было трудно. По­лагают, что видимая сегодня насыпь в 40 метров от башни и есть земля из подкопа. В ответ защитники повели контрминную галерею изнутри города. Обе галереи встретились под землей ближе к выходу в город, и здесь ра­зыгралась ожесточенная подземная битва. В галерее археологи обна­ружили множество скелетов и оружия. Большинство погибших были рим­лянами. Лишь один скелет, лежавший отдельно, принадлежал персу. На участке всего 2×2,5 метра археологи обнаружили останки 16-18 человек!

Рядом со скелетами обнаружены следы смолы и огня. Участок галереи с телами погибших был заложен камнями с обеих концов, причем римляне заму­ровали вход в него со стороны города, а Сасаниды со своей стороны. Видимо, после быстротечной рукопашной схватки персы применили горящую смолу и серу, которые источали от­равляющие газы. Успех сопутствовал осаждающим, и римляне, испугавшись, что те ворвутся в город, быстро заму­ровали вход со своей стороны, оставив погибать в туннеле около десятка за­щитников. Возможно, что Сасаниды, по­бедив в подземной схватке, свалили тела врагов в кучу, создав своего рода бар­рикаду против возможного нападения римлян, после чего подожгли римскую контрминную галерею, чтобы обрушить ее. Затем Сасаниды запечатали вход со своей стороны, завершили подкоп и по­дожгли подпорки с целью довести обру­шение участка стены до конца. Но тут им не повезло: башня и куртина просели, но сохранили при этом вертикальное положение. Правда, перекрытия башни обвалились, но защитникам удалось восстановить статус-кво, засыпав башню землей и восстановив парапет.

Ни одна из обнаруженных осадных операций не привела к гибели города. Возможно, римляне в конце концов сдались, видя безысходность ситуации. Или Сасанидам удалось провести еще одну осадную операцию, пока не об­наруженную археологами. До сих пор Дура-Европос хранит свои тайны. Не­смотря на многолетние археологи­ческие раскопки, свидетельствующие об осаде, мы до сих пор не знаем, как и когда пала эта крепость.

Александр ФЕДОРОВ

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *