Нижегородский кремль

нижегородский_кремль_nizhegorodskij_kreml

Нижегородский кремль

Второй после Москвы

Нижегородский кремль полон удивительных загадок

Кремлю в Нижнем Новгороде недавно исполнилось 500 лет. Правда, никто не знает, когда точно он был построен. Но празднованию 500-летия это не помешало. Тем более что кремль того стоит. Эта мощная крепость имеет целый ряд уникальных фортификационных решений, которые не встречаются ни в одном другом русском кремле.

Считается, что Нижний Новгород был основан в 1221 году князем Юрием Всеволодовичем. В удельный период город входил то в Суздальское, то во Владимирское княжество, а в 1350 году стал столицей Нижегород­ско-Суздальского великого княжества. После этого начинается расцвет го­рода. Как столица княжества Нижний Новгород нуждался в крепких стенах. В 1363 году «князь Борис заложи город сыпати», то есть началось возведение древо-земляных стен.

 Когда строили и кто строил?

А уже в 1372 году «князь Дмитрии Ко- стянтинович заложи Новгород камен». По другой летописи, это событие от­носится к 1374 году, и в нем говорится о начале строительства не только ка­менных стен, но и Дмитровских ворот. В любом случае неоспоримым фактом остается сооружение каменных кре­постных стен в Нижнем Новгороде в 1370-е годы. В Северо-Восточной

Руси Нижний Новгород стал вторым городом, где так рано приступили к строительству каменного кремля. Опередила Нижний только столица Московского княжества, где каменный кремль был построен Дмитрием Ива­новичем в 1366-1367 годах.

Феодальная война второй четверти XV века и татарские набеги принесли стране беды и разорение. Не стал ис­ключением и Нижний Новгород. В1444- 1445 годах в городе обосновалась орда казанского хана Улу-Мухаммеда. Сюда был привезен и плененный в битве под Суздалем великий князь московский Ва­силий II. Нижегородские воеводы Долгов и Драница заперлись в «меньшом городе» и почти шесть месяцев дер­жались в осаде. Но из-за нехватки про­довольствия вынуждены были оставить город, с боем прорвались через осаж­давших татар и ушли в Юрьев.

1 сентября 1500 года началось воз­ведение в Нижнем Новгороде новой крепости, того самого кремля, который дошел до наших дней. Нижний Новгород к тому времени прочно вошел в состав Московского княжества, и здесь, на Волге, требовалась надежная опорная база.

Однако строительные работы были прерваны в 1505 году набегом ногайцев и казанских татар под предводитель­ством хана Мухаммед-Эмина. Казалось бы, такому войску, состоявшему из 40 тысяч казанцев и 20 тысяч ногайцев, ничего не стоило захватить недо­строенную крепость. Но защитники успешно применили артиллерию. По легенде, пушечным ядром был убит ногайский мурза, после чего между ногайцами и казанцами произошли раздоры, и они «от града побеже, а граду не створи ничтоже».

Для возобновления строительных работ в Нижний в 1508 году был на­правлен «Петр Фрянчушко Фрязин». Фрягами, или фрязинами, на Руси на­зывали итальянцев. Настоящее его имя неизвестно, но мы можем пред­положить, что его звали Пьетро Фран­ческо. В советское время исследо­ватели считали, что он не привнес в Нижегородский кремль ничего нового, так как прибыл уже «к шапочному разбору», принимал участие только в последнем этапе строительства, а кремль был спланирован и сооружен еще до него (ведь выдержал же осаду 1505 года!). Сегодня же, наоборот, исследователи склонны считать этого итальянца главным создателем Ниже­городского кремля и связывать именно с его приездом начало строительства.

Итак, с началом строительства кремля все сложно. Произошло это то ли в 1500-м, то ли в 1508 году (а может, и в 1509-м?). Его строительство то ли прерывалось, то ли шло непрерывно. Но с датой окончания строительства еще хуже — она вообще неизвестна. Надо ж такому случиться — ни один ле­тописец не счел нужным оставить по­томкам эту дату! Вот и гадают теперь исследователи, когда закончили строить кремль, — в 1512-м? В 1515-м? В 1517 году? Надо же когда-то отмечать такое дело! А тут аж 500-летие было…

Что построили?

Нижегородский кремль начала XVI века получил нерегулярную плани­ровку. В плане он напоминает много­гранник с башнями в углах. По-другому, видимо, не получалось — мешала уже существовавшая застройка. Такая же ситуация была с Московским, Новго­родским и Коломенским кремлями. И только там, где крепость возводили на необжитом месте, ей удавалось придать строгую прямоугольную планировку (на­пример, в Ивангороде, Туле, Зарайске).

Большая часть кремля находится на возвышенности. Это так называемый нагорный участок. На северной стороне стены очень эффектно спу­скаются к Волге, защищая так назы­ваемый подгорный участок. С западной стороны вдоль стен раньше проходила река Почайна с весьма крутыми бе­регами. И только южная и юго-вос­точная стороны кремля не имеют есте­ственных препятствий, поэтому здесь перед стенами был устроен ров.

Оборонительная система включала 13 башен, которые по форме в плане де­лились на два типа — прямоугольные во­ротные и глухие D-образные. Самое лю­бопытное, что наиболее ответственные сточки зрения обороны места занимали прямоугольные воротные башни. Обычно в русских крепостях ворота, как слабые места обороны, размещали на прямолинейном, хорошо прострели­ваемом участке под прикрытием других башен. К тому же ворота почти всегда устраивали в прямоугольных башнях, ведь воротный проезд прямой или Г-образный. А прямоугольные башни с точки зрения обороны куда слабее круглых (у прямоугольных башен и сектора огня меньше, и разрушаются они подкопами и огнем артиллерии бы­стрее круглых).

Однако в Нижегородском кремле архитектор пошел уникальным путем — в ключевых местах обороны, в том числе на изломах стен, разместил прямоугольные воротные башни, а между ними поместил меньшие по размеру D-образные. Последние по­ставили на прямолинейных участках между прямоугольными, а также скон­центрировали на защищенной самой природой (Почаинским оврагом) за­падной стороне. О чем только думал архитектор? Совсем, видно, итальянец с русскими традициями не успел озна­комиться.

Воротных башен числом было пять. D-образных глухих, соответственно, восемь. Воротные башни были неплохо защищены. Правда, воротный проезд в них еще прямой (чуть позднее, начиная с Тульского кремля, начнут делать уже Г-образные проезды). Но хорошо за­щищен несколькими парами воротных створ и опускными решетками. А перед главной Дмитровской воротной башней, по аналогии с Московским Кремлем, устроили даже пятиугольную открытую отводную башню, соеди­ненную каменно-кирпичным мостом с главной.

Георгиевские ворота совершенно уни­кальны. Воротный проезд в них косой. Не прямой и не Г-образный, а именно косой. Такого не встретишь ни в одном другом кремле. Любопытно, что вну­тренняя опускная решетка в этой башне в поднятом положении перекрывала собой вход в башню с боевого хода. По­пасть в верхние ярусы башни можно было, лишь опустив решетку. Такое ори­гинальное решение встречается опять же, только в Нижегородском кремле.

Глухие башни имели необычную для Руси форму в плане — D-образную. Иногда их называют круглыми, но это не совсем верно. Ведь их отличительной особенностью является прямая задняя стенка. Точнее, они пристроены к стене исключительно снаружи. Внутрь кремля они не выступают. Более того, боевой ход проходит позади них, эти башни его не перекрывают.

Уникальное расположение имеет Ча­совая башня. Она находится во входящем углу крепостных стен и хорошо защищена как склоном к реке, так и соседними Се­верной и Ивановской башнями. С нее хорошо просматривается весь под­горный участок кремля, и не исключено, что она с самого начала предназначалась под командный пункт обороны.

 Чудо-бойницы

Казалось бы, расстояние между башнями должно следовать требо­ваниям фланкирования укрепленной линии, то есть длина прясла не должна превышать дистанцию при­цельного огня из лука или ручного огнестрельного оружия. А еще лучше, чтобы пространство между башнями перекрывалось огнем с обеих башен. Вот тогда атакующим не поздоровится! В крайнем случае можно понять, если башни поставлены далеко друг от друга на хорошо защищенном при­родой участке. Но строителю Нижего­родского кремля, похоже, эти правила были неизвестны. Длина прясел коле­блется от 40 до 200 метров, и никакой зависимости длины прясла от рельефа местности не наблюдается. Одно из самых длинных прясел (190 метров, По­роховая — Георгиевская башни) прихо­дится на наиболее опасную напольную сторону кремля. Нижегородский кремль был весьма передовым соору­жением по конструкции своих оборо­нительных сооружений.

Парапет Нижегородского кремля зубчатый. Зубцы имеют форму «ла­сточкин хвост» — черта, несомненно, итальянского влияния. Но в Нижего­родском кремле нет реального раз­двоения верхней части зубцов. Они прямоугольные, и лишь снаружи сделан кирпичный орнамент, напоми­нающий «ласточкин хвост». Так же по­ступили в Коломенском кремле.

Прясла кремля позволяли вести огонь с нескольких ярусов. Наиболее массированный огонь обеспечивал, конечно, верхний ярус. Отсюда можно было стрелять как через промежутки между зубцами («большие боевые окна»), так и через бойницы в зубцах («малые боевые окна»). Бойницы в зубцах в Нижегородском кремле были устроены в каждом пятом зубце, то есть на расстоянии примерно 12 метров друг от друга. На расстоянии 24-36 метров каждый участок земли простреливался уже из трех соседних бойниц.

Помимо обычного для крепостных стен верхнего боя в пряслах Ниже­городского кремля устроены также бойницы подошвенного и даже среднего боя. Правда, их немного. Большинство их размещено на самом опасном фронте кремля, не прикрытом естественными преградами, — от Ни­кольской до Георгиевской башни. По одной бойнице подошвенного боя есть на пряслах Георгиевская — По­роховая, Пороховая — Дмитровская, Дмитровская — Кладовая башни. Еще одна бойница подошвенного боя устроена возле Георгиевской башни и направлена на реку. Зачем нужна была эта последняя бойница, остается за­гадкой, так как перед ней идет крутой склон, выходящий к реке. Перекрыть же огнем реку из малокалиберной пищали, ствол которой пройдет в узкую бойницу (ширина всего 10-20 см), все равно было невозможно.

Уникальной особенностью Ниже­городского кремля являются дымо­отводы, устроенные в печурах над бойницами. Снаружи они выглядят как дополнительное отверстие над бойницей. Если отверстия бойниц снабжены белокаменной облицовкой, то отверстия дымоотводов лишены ее. Ни в одной другой русской крепости того периода дымоотводы не встре­чаются.

Еще одной отличительной осо­бенностью Нижегородского кремля является хитроумная система боя в башнях. Помимо обычных бойниц фронтального и фланкирующего огня, многие башни на первом и втором ярусах имеют ходы, ведущие к устро­енным в прилегающих пряслах пе­чурам с бойницами. Ни в одном другом русском кремле такая система бо­кового боя у башен не встречается.

Александр ФЕДОРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *