Эпирский царь Пирр

Блестящий неудачник

Племянник Александра Македонского так и не сумел создать свою империю

Эпирскому царю Пирру не слишком повезло в жизни. Он был племянником Александра Македонского, незаурядным полководцем и просто храбрым человеком. Было время, когда он держал в своих руках судьбы величайших держав, но своей империи так и не создал. Да и помнят его в основном по нелепой смерти и победам, которые были равны поражениям.

На рубеже IV и III веков до нашей эры цивилизованный мир все еще пребывал под впечатлением от свершений Александра Македонского. Его держава, уже поделенная между сподвижниками великого завоевателя, все еще представлялась единым целым, а Греция казалась центром ойкумены.

Эпир, несмотря на формальную принадлежность к греческому миру, оставался в политическом плане периферией. Гористая страна, занимавшая часть Балканского полуострова, граничила с Македонией, Фессалией и Этолийским союзом. Однако многие греки считали эпиротов варварами. Одно время их подобно македонянам даже не допускали к участию в Олимпиадах.

На краю ойкумены

В Эпире никогда не происходило ничего важного, а греческие авторы словно нарочно игнорировали эту страну в своих сочинениях. Благодаря их невнимательности к соседям теперь даже нельзя уверенно судить о древней истории Эпира. Достоверно известно лишь, что сестра местного правителя Александра Олимпиада в 359 году до нашей эры вышла замуж за Филиппа II Македонского. Две страны стали близкими союзниками, но тон, естественно, задавала Македония.

Филипп, не стесняясь, вмешивался в дела Эпира, менял там царей по малейшему подозрению в нелояльности. В 356 году до нашей эры Олимпиада родила сына — Александра. Вскоре после восшествия на трон Македонии он начал свой знаменитый поход на Восток. А на Запад отправился его союзник — Александр Эпирский.

Он вторгся в Южную Италию, чтобы оказать помощь греческим колониям в борьбе против растущей мощи Рима. Эпирские войска одержали ряд побед, но царь вскоре погиб во время одной из битв. Эпир достался Эакиду — кузену Олимпиады. В 319 году до нашей эры у него родился сын, которого назвали Пирром.

Однако дела у Эакида не заладились. Он категорически не устраивал в качестве царя македонцев и их сторонников, которые распоряжались в Эпире как у себя дома. Эакид женился на дочери фессалийского военачальника и стал заигрывать с противниками македонян.

В 317 году до нашей эры в Эпире произошло восстание, подготовленное македонской партией. Эакида объявили низложенным, многих его сторонников перебили, некоторым удалось бежать.

Пирра, которому было всего два года, друзья свергнутого царя смогли тайно переправить к царю Тавлантии (Северного Эпира) Главкию. Сам же Эакид сгинул где-то в Этолии, куда смог бежать.

Так юноша и рос — в стране, затерявшейся в Иллирийских горах, едва тронутой греческим влиянием. Его обучением занимался Андроклид, афинянин по происхождению, приставленный к Пирру еще Эакидом. Он был человеком широко образованным, но обстановка больше требовала воспитания воинских навыков. С раннего детства Пирр куда свободнее владел мечом и дротиком, чем стилосом.

Первый бой

Хотя иллирийцы и не были греками, но программа обучения юного Пирра была именно греческой. Помимо всего прочего, она включала историю, музыку, гимнастику и военное дело. Воинское искусство стало любимой дисциплиной царевича, причем Пирр гармонично сочетал увлечение войной как искусством тактики и управления войсками с растущим мастерством бойца. Он уже в детстве проявил недюжинные дарования и в общем рос не громилой, но и не кабинетным ученым.

Тем временем удача отвернулась от правителя Македонии Кассандра. Он растерял свои владения в борьбе с другими наследниками Александра Македонского, и ему стало не до нищего Эпира. Однако тамошний царь Алкет не сумел сориентироваться в меняющейся политике.

В конце концов он надоел эпиротам своей жестокостью, алчностью и засильем иностранцев. В результате переворота Алкет и его сыновья были убиты. Главкий явился в Эпир с небольшой дружиной и провозгласил царем 12-летнего Пирра. Уставшие от диктата македонян эпироты особо не возражали.

Однако Пирр умудрился потерять власть, причем так же легко, как и получил ее. В 302 году до нашей эры он отправился на свадьбу друга своего детства — одного из сыновей Главкия. Отъездом царя воспользовались его дальние родственники, потомки царя Александра Эпирского. Они устроили дворцовый переворот и передали корону Неоптолему.

Но возмужавший Пирр не пожелал отсиживаться без дела у своего благодетеля. Он решил испытать себя в настоящей войне, пусть и под чужими знаменами. Пирр отправился ко двору Антигона Одноглазого, одного из самых талантливых полководцев Александра Македонского. Он тогда вел тяжелую войну сразу с четырьмя другими диадохами, рассчитывая сохранить под своей властью империю Александра.

Пирр служил под началом сына Антигона — Деметрия Полиоркета — и командовал легкой кавалерией. Летом 301 года до нашей эры произошла решающая битва при Ипсе. Силы Антигона и его противников были почти равны, разве что слонов у него было в несколько раз меньше. Но македоняне, составлявшие основу войск Одноглазого, умели против них действовать.

Сначала Деметрий и Пирр блестящей атакой рассеяли кавалерию врага, практически разгромив левый фланг. Но они увлеклись атакой, и основные силы Антигона оказались отрезанными от кавалерии слонами, против которых фаланга была бессильна. Пока пехота топталась на месте, ее обстреливали конные лучники и колесницы, а легковооруженные воины — дротиками.

Деметрий и Пирр в это время дрались в окружении вражеской пехоты, надеясь прорваться к основным силам. Однако фалангиты Антигона не выдержали многочасового обстрела и стали сдаваться. Вскоре был поражен дротиком и сам Антигон. Видя, что бой проигран, Деметрий и Пирр собрали около 5000 всадников и 4000 пехотинцев, пробились сквозь строй противника и смогли добраться до Греции.

Слоны как опора

Держава Антигона была поделена, но победители немедленно переругались. Это позволило Деметрию сохранить часть владений отца. Однако положение его было тяжелым, союзники и соратники один за другим покидали его. Среди немногих Пирр сохранил верность Деметрию и даже смог выиграть для него несколько битв.

Когда пришла пора заключать мир, его уже считали не последним полководцем, а потому царь Египта Птолемей потребовал на время переговоров выдать ему Пирра в качестве заложника. Молодой человек своим пребыванием при дворе одного из величайших правителей того времени воспользовался сполна. Завел полезные связи, а главное — пришелся по душе самому Птолемею и его жене.

В результате Пирр получил в жены их приемную дочь, а заодно помощь деньгами и войском. В 296 году до нашей эры он смог вернуться в Эпир, но не пошел в лобовую атаку на Неоптолема. Пирр предложил ему стать соправителем — чтобы предотвратить возможную гражданскую войну.

Но доверия между ними не было. То ли Пирр узнал, что против него зреет заговор с последующим отравлением, то ли решил сыграть на опережение. Он пригласил Неоптолема на праздник и в разгар пира убил соперника.

Несколько лет Пирр занимался упрочением своего положения на родине. По общему мнению, он был царем гуманным и справедливым. Пирр усиленно тренировал армию, привнося в нее все лучшее, что он видел во время походов. Но особое внимание Пирр уделял слонам. Хотя содержать этих теплолюбивых гигантов в Эпире было непросто, Пирр прикладывал все усилия для увеличения количества этих «танков» Античности в своей армии.

Вскоре пришло время испытать силу подготовленных им воинов. Противником эпирского царя выступил старый однополчанин Деметрий, отношения с которым у него испортились после смерти жены Полиокрета, приходившейся Пирру сестрой.

В Македонии он одержал немало блестящих побед, но, кроме воинской славы, ничего не снискал. В политических интригах противники Пирра почти всегда оказывались сильнее.

Однажды прямо во время сражения он прорвался через вражеские шеренги и лично изрубил любимого полководца Деметрия. Но результатом всех его подвигов стала видимость власти над Македонией.

В конце концов эпирский царь решил плюнуть на собственно греческие дела. Он решил обратить свой взор на запад, где лежали богатые Италия и Сицилия. Там еще плохо были знакомы с боевыми приемами эпиротов и никогда не видели слонов. Кроме того, в Южной Италии было немало греческих полисов, среди населения которых можно было найти союзников.

Беспечный воитель

В 280 году до нашей эры эпирский царь заключил договор с могущественным и богатым итальянским городом Тарент. Его жители опасались экспансии Рима и просили защиты. Тарентцы располагали сильным военным флотом и подготовленными моряками. Но сухопутные войска предпочитали нанимать.

Соединив свой флот и армию Пирра, можно было рассчитывать на успех даже в войне с Римом. В качестве ответной услуги тарентцы обещали Пирру помочь отвоевать что-нибудь в Южной Италии или на Сицилии. Не стоит удивляться, что царь, по сути, выступал в роли наемника. В то время это считалось обычным делом.

Пирр отплыл в Италию, имея 20 000 человек пехоты, 3000 человек кавалерии, 2500 стрелков и 20 боевых слонов. Правда, флот разметало во время шторма, и поначалу царь на чужой земле имел под рукой всего двух слонов и пару тысяч солдат. Но римляне, верные собственным бюрократическим традициям, медлили с боевыми действиями.

В итоге консул Публий Валерий Левин вывел свои легионы на поле боя, когда Пирр не только собрал свои силы в кулак, но и заручился поддержкой нескольких греческих городов. У Ге-раклеи эпироты наголову разбили римлян, обратив их в бегство при помощи слонов, а затем добив отступавших на переправе.

На следующий год Рим собрал вдвое больше сил и снова двинул армию на Пирра, который уже стал почти полным хозяином Южной Италии. Около Аускула эпирская армия, усиленная греками и самнитами, вновь одержала победу.

Но на этот раз полного триумфа не получилось. Римляне уже не бежали, завидя слонов, а пытались отрезать их от основных сил Пирра. Они, конечно, понесли огромные потери, но и эпироты лишились многих воинов. «Еще одна такая победа, и я останусь без войска», -воскликнул Пирр после Аускула.

Между тем между противниками установилось необъявленное перемирие. Римляне отказались вести переговоры с Пирром, пока он не выведет войска из Италии, но не рисковали посылать против него войска. Тем временем к эпиротам за помощью против Карфагена обратились Сиракузы.

Пирр с удовольствием бросился на Сицилию и в ряде сражений разгромил карфагенян. Но в 275 году до нашей эры царь вернулся в Италию, где римляне снова перешли в наступление. У Беневенто произошло последнее сражение между Пирром и римскими легионами. На этот раз оно закончилось вничью, но силы эпиротов были подорваны.

Пирр увел остатки своей армии в Грецию, где хозяйничал Антигон Гонат. Он легко завоевал Македонию, разбил Гоната, но за того вступились спартанцы. Эпирское войско было уже не тем. Вместо прекрасно обученных бойцов в нем служили набранные где попало наемники. А Пирр был слишком беспечен и, не закончив одну войну, тут же начал другую.

Не добив спартанцев и Гоната, царь во главе войска направился к Аргосу, откуда получил призыв о помощи от лидеров «антимакедонской» партии. Ночью эпироты ворвались на улицы города. Однако слонов никак не удавалось протащить через ворота. А Пирр всегда следовал впереди своих солдат.

ПЕРВЫЙ ИЗ ЛУЧШИХ

Один из величайших полководцев всех времен и народов Ганнибал Барка считал себя лишь третьим в иерархии современных ему военачальников. На второе место он ставил своего победителя Сципиона Африканского, а на первое — именно Пирра. Александра Македонского Ганнибал оценивал критически, не признавая за ним таланта стратега.

Царь оказался с малыми силами окружен на тесных улочках городка. К тому же с другой стороны в Аргос уже входили спартанцы. Пирр принял решение отступать, а сам с немногими бойцами личной гвардии прикрыл этот маневр. Многие аргосцы следили за ходом битвы с крыш. Кто-то из них, увидев могучего воина в блестящих доспехах, решил поразить его куском черепицы.

Пирр был сбит с ног и добит на земле подоспевшими спартанцами. Вместе с ним закончила свое существование и созданная им держава. Гонат воцарился в Македонии, а уже через два года были потеряны все его владения в Италии. Эпир снова стал второразрядной страной.

Борис ШАРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *