Золотая рыбка

ловля_селедки_недерланды

Золотая рыбка

Селедка обеспечила экономическое процветание Нидерландов

Вплоть до начала XV века селедка считалась едой нищих. Порой монахи отправляли ее как подаяние прокаженным. Причиной тому был неприятный горький привкус. Но голландский рыбак Бейкельс изменил отношение к селедке и дал старт эпохе благополучия родной страны.

ловля_селедки_недерланды_

В 1556 году император Священной Римской империи Карл V и его сестра Мария в сопровождении свиты посетили кладбище маленькой рыбацкой деревушки Биерфлинт в голландской провинции Зеландия. Они помолились на могиле Виллема Бейкельса и произнесли в его честь благодарственную речь. Чем же простой рыбак заслужил такое благоволение со стороны коронованных особ?

Любимый праздник

Ежегодно в июне жители Голландии отмечают один из самых любимых своих праздников — День селедки. Этот яркий и веселый ритуал проходит неподалеку от Гааги, в морском порту Схевенинген, куда доставляется первая селедка сезона. Рыболовецкое судно с уловом, опередившее остальных, получает щедрый денежный приз. По традиции, первую бочку с засоленной сельдью вручают членам королевской семьи, вторую реализуют тут же на аукционе. Нередко цена этой бочки достигает десятков тысяч евро, которые, впрочем, целиком идут на благотворительность. Весь день в гавани играет духовой оркестр, проводятся различные состязания и народные гуляния. При этом непременно вспоминают и славят имя того, кто подарил людям возможность наслаждаться вкуснейшим блюдом и одновременно заложил основы расцвета экономики своей страны. Имя этого человека — Виллем Якоб Бейкельс.

Сельдь в Средние века ловили только тогда, когда в море не было ничего иного. Ведь она считалась рыбой для нищих. А виной всему ее сильная горечь. В итоге стоила она сущие гроши, в то время как другая рыба отлично продавалась. Естественно, заполнять сельдью трюмы и палубы рыбацких суденышек было непростительным расточительством.

Виллем Бейкельс додумался удалять у пойманной рыбы жабры, которые и придавали ей горечь. Разобравшись с этим, Бейкельс стал солить сельдь в дубовых бочках прямо на борту своего суденышка. Ему повезло еще и в том, что его родной Биерфлинт был соляным центром Зеландии. Здесь научились добывать кристаллы соли из сожженного торфа, так что этот дефицитный продукт всегда был под рукой у рыбаков. Так было положено начало существующему и по сей день мировому селедочному промыслу.

Международное значение

Примерно в конце 80-х годов XIV века Бейкельс впервые сделал «настоящую» селедку и угостил ею своих односельчан. Слава о тающем во рту продукте необыкновенного вкуса, который так приятно запивать пивом, разлеталась с небывалой быстротой. Уже в 1390 году селедку в бочках впервые выставили на продажу в крупных голландских городах, где она произвела подлинный фурор.

Еще три года спустя селедка стала любимым и желанным гостем по всей Голландии и Фландрии. А к началу XV века в Европе не осталось ни одного королевского двора, где к столу не подавался бы этот деликатес.

Сам Виллем Бейкельс умер в 1397 году, немного не дожив до апогея «селедочного бума». Однако похоронили его с большими почестями. И это понятно — ведь именно благодаря Бейкельсу голландцы получили продукт, за которым вскоре вполне заслуженно закрепилось имя «малосольное золото». Соленая сельдь в бочках отлично транспортировалась и распространялась по всему континенту.

Возможно, именно селедка стала первым (после зерна) продуктом в истории человечества, перевозить который было и не сложно технически (селедка довольно долго и надежно сохранялась), и весьма рентабельно. Высокий спрос на селедку делал ее продажу даже в дальних странах делом коммерчески весьма успешным.

В наше время общеизвестно, насколько вкусна селедка, как украшает она стол, сервированный для дружеских встреч. Недаром «железный канцлер» Отто фон Бисмарк дал одному из сортов селедки свое имя. Нюансы национальных технологий засола и маринования этой рыбы породили соответствующие разновидности селедки: по-польски, по-русски и так далее… Селедка — давно уже гордость не только голландской, скандинавской или немецкой кухни. Это непременный и важный атрибут застолья таких далеких в свое время от моря народов, как русские, венгры или евреи.

Процесс маринования сельди, получивший название «голландский гиббинг», много лет пытались сохранять в секрете. Когда же он все-таки был раскрыт, появилось два варианта: на юге при мариновании использовали лимон, а на севере, где сохранились традиции «классического гиб-бинга», — лук.

Основа большого скачка

Известно — одни новации порождают и тянут за собой другие. Ажиотажный спрос, естественно, подстегивает предложение. Именно во времена «селедочного бума» в Голландии начался бум кораблестроительный.

Строились суда как для лова сельди, так и для ее транспортировки. А еще понадобились военные корабли для конвоев и охраны рыбаков от пиратов, а также защиты районов лова от конкурирующих судов под другими флагами. Ведь бывало, что лов селедки даже становился причиной войн.

Но корабль-это инновационный, наукоемкий и, вероятно, самый сложный промышленный продукт той поры. Он впитывает все последние достижения своего времени. А кроме того, стимулирует развитие сопутствующих производств, появление новых материалов и компонентов. Верфи потребляют огромное количество древесины и металла, парусины и канатов. Все эти производства повсеместно возникали и развивались в Нидерландах. Кроме того, кораблестроение требует особых навыков, квалификации и компетенции. Будучи востребованы рынком, они тоже развиваются.

Судостроение требовало больших затрат, но купечество еще не располагало в те времена необходимым капиталом. Однако голландцы, уже имевшие опыт долевого участия при разработке польдеров (низменных осушенных, а затем возделанных участков земли вблизи побережья), сумели найти решение проблемы. Еще при закладке судна они организовывали товарищества. Инициатор закладки судна, называвшийся «патроном», привлекал компаньонов, разделив уставный капитал товарищества на равные доли. Это исключительное по тем временам умение кооперироваться ляжет краеугольным камнем в фундамент будущего экономического лидерства Нидерландов.

Естественно, что игра, в которую вливалось такое количество денег, нуждалась в собственных правилах. Сельдяной промысел по числу постановлений, законов и указов превзошел все остальные. Так, была запрещена продажа сельди с кораблей, чтобы не допустить демпинга. Были строжайше ограничены сроки лова и засола сельди. Жестко регламентировалось качество соли и бочек.

Продажа пустых бочек за границу была запрещена во избежание фальсификации. Укладку селедки в бочки надлежало производить совершенно открыто, дабы любой желающий мог убедиться в высоком качестве продукта и правильности обращения с ним. Соль, использовавшаяся для приготовления селедки, была выведена из-под налогов и пошлин, как и производство бочек и ввоз древесины. Но не всей, а только того дуба, который шел на производство бочек. Дуб, используемый для прочих целей, облагался налогами, как и любая древесина.

Вплоть до начала XVIII века голландцы добывали более половины всей селедки в Европе. Промыслом занималось не менее 1500 судов, которые практически монополизировали лов в районе Доггер-бан-ки на Северном море, а также на Балтике.

С годами голландская монополия на селедку была разрушена — множество других стран научились добывать и обрабатывать этой лакомый продукт. Доля Голландии в мировой добыче постепенно снизилась. Однако фундамент для экономического взлета страны эта маленькая рыбка уже создала. А День селедки теперь отмечают во многих странах, в том числе и в России. Здесь торжества проходят в Калининграде.

Константин РИШЕС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *