Новгородские пираты

Ушкуйники

Новгородские пираты

В XI веке в Великом Новгороде появилось особое сословие — ушкуйники. Называли их так потому, что они передвигались на особых судах — ушкуях.

«Грозить мы будем Шведу»

Ушкуйники — это не голь перекатная, а уважаемые свободные вооруженные люди, не входившие ни в дружину князя, ни в посадское ополчение. Ушкуйниками зачастую становились младшие сыновья бояр и купцов.

Они были хорошо вооружены, носили доспехи. Чтобы стать ушкуйником, нужно было владеть оружием, ездить верхом, плавать, грести на веслах и обладать выносливостью и физической силой. Некоторые историки полагают, что ушкуйники даже проводили воинские учения, в том числе — тактические, для оттачивания своего ремесла и создания спаянной единой команды, где каждый понимал свой маневр, а не просто бился как бог на душу положит.

Первое письменное упоминание об ушкуйниках относится к XI веку, но расцвет пришелся на XIII-XIV века.Ушкуйников нанимали купцы для охраны торговых караванов, но в лучшие свои дни они выполняли задачи государственной важности, которые не могла выполнять официальная власть. Например, несколько раз ушкуйники «брали на копье» столицу Золотой Орды и другие ордынские города.

Ушкуйники не давали расслабляться и западным соседям. Например, в 1318 году овладели финским городом Або (Турку), захватив казну с церковным налогом для Ватикана, который собирали целых пять лет.

Пару лет спустя ушкуйники совершили набег на Норвегию, причем настолько серьезный, что местные конунги просили подмоги у папы римского.

В 1349 году удалые новгородцы заняли первую шведскую столицу, ворота которой до сих пор хранятся в Великом Новгороде, встроенные в Западный фасад Софийского собора.

Именно ушкуйники вынудили шведов в 1323 году подписать Ореховецкий мирный договор, впервые установивший границу между Новгородской республикой и Шведским королевством. Западная часть Карельского перешейка и соседняя с ней область Саволакс отошли к Швеции, восточная часть осталась в составе Новгородской земли.

При этом новгородские власти никогда официально не признавали свое участие в предприятиях ушкуйников, выдавая их за стихийное проявление народной воли. Так, на жалобу московского князя Дмитрия Донского новгородские бояре отвечали: «Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов) твоих не грабили, били только басурман».

Не зря одним из любимых героев новгородских былин был Василий Буслаев — ушкуйник, который то буянит и хулиганит, то встает на защиту сирых и убогих. А единственным человеком, кого слушался Василий, была его матушка.

В целом ушкуйники играли в Великом Новгороде самостоятельную роль, с ними приходилось считаться даже «золотым поясам» — богатым и влиятельным новгородцам, определяющим правила жизни города.

У ушкуйников была собственная экономическая база — они контролировали вывоз новгородской пушнины в Скандинавию и Англию.

Ушкуи, вмещавшие до тридцати человек, можно было использовать как для военного набега, так и для торговли. Передвигались ушкуи и на веслах, и под парусом. Изготавливались из сосны, в двух вариантах: для плавания по реке и для моря. Длиной ушкуй был 12-14 метров, шириной 2,5 метра. Высота борта около 1 метра и осадка до 60 сантиметров. Грузоподъемность от 4 до 4,5 тонны. При этом ушкуи были довольно легкие, и экипаж мог переносить их на руках на несколько километров в случае необходимости, например, при переходе от одной реки к другой.

Ушкуйники объединялись в хорошо организованные мобильные отряды с лучшим для своего времени вооружением: кольчуги, панцири, шлемы, мечи, сабли, копья, щиты, луки и арбалеты, в том числе стационарные, устанавливаемые на судах. Ушкуйники могли воевать как в пешем, так и в конном строю.

Нередко богатые новгородские купцы на собственные деньги снаряжали экспедиции из десятков, а то и сотен ушкуев, получая по окончании похода немалую выгоду от добычи.

Грабеж до последнего гвоздя

Шло время. Ушкуйники из «независимых военных подрядчиков» превратились в криминальный элемент, промышлявший разбоем. Новгородцы не стали терпеть «беспределыциков» и вышибли их из черты города. Ушкуйники нашли себе пристанище в городе Хлынове (позже — Вятка, сейчас — Киров), сделав его своеобразной пиратской столицей и самоуправляемой территорией.

В Хлынове, почувствовав силы, ушкуйники совсем распоясались. У них была отлично поставлена военная разведка, они имели хорошо информированных и оплачиваемых информаторов среди тюркских, угро-финских и скандинавских народов, причем явно принадлежавших к высшим слоям общества.

Ушкуйники всегда располагали точной информацией о численности и расположении вражеских войск и готовили свои набеги, исходя из этих данных, а не на авось. Пленных, в том числе и русских, продавали в рабство или брали за них выкуп.

А вот дисциплина у ушкуйников очевидно хромала: после удачного набега они могли пьянствовать дни напролет. Это часто приводило к тому, что перепившихся ушкуйников уничтожало посланное вдогонку войско.

Ушкуйники организовали настоящий террор на торговых водных путях Волги, Камы, Оки и Каспия. Доставалось не только купеческим караванам, но и малым прибрежным городам, которые «хлыновские пираты» грабили до последнего гвоздя.

В Поволжье до сих пор ходят легенды о кладах ушкуйников. Есть версия, что именно они украли знаменитую Золотую бабу -богиню, которой поклонялись многие народы Урала и Сибири.

С другой стороны, именно ушкуйники колонизировали Вятскую, Камскую и Пермскую земли, ставя деревянные остроги и даже занимаясь земледелием.

Ушкуйники немало досаждали татарам. Например, в 1378 г. татарский царевич Арапша из Волжской орды перебил русских купцов, захватив их товары. В качестве объяснения своих действий он заявил, что это месть за походы ушкуйников 1374-1375 годов.

Но доставалось от ушкуйников и русским людям. Часто велись ответные боевые действия.

Например, в 1379 году жители Колыванской волости с правого берега Вятки напали на построенный ушкуйниками острог и разгромили разбойников.

В 1436 года в устье реки Которосль ушкуйники -числом сорок человек -пленили ярославского князя Александра Федоровича, прозванного Брюхатым. Он стоял во главе семитысячного войска, но, взяв в поход молодую жену, частенько уединялся с ней вдали от собственных воинов, чем и воспользовались ушкуйники.

В конечном итоге ушкуйники превратились в серьезную обузу, досаждая своими действиями централизованному Московскому государству. Несколько экспедиций против них окончились неудачей. Наконец, за дело взялся великий князь Иван III.

Он отрядил на Хлы-нов 60-тысячное войско с артиллерией, которым командовали воеводы Даниил Щеня и Григорий Морозов. В качестве союзников в войске были татары под командованием князя Урака.

Хлыновцы попытались подкупить воевод, но у тех страх перед Иваном III перевесил желание получить мзду от русских пиратов. Воеводы приняли принесенные подарки, но все равно осадили Хлынов и взяли его в 1489 году.

Часть ушкуйников ушла в вятские и пермские леса, на Дон и Волгу. Особо буйных пленных казнили для вразумления остальных.

Практически всех хлы-новцев выселили в Москву и окрестные села, а в Хлынове стали проживать московские переселенцы. Вольница закончилась.

Правда, некоторые историки склонны считать ушкуйников прародителями казачества, как минимум донского. Кроме того, в 1920-е годы белоэмигранты, жившие в Европе, назвали членов молодежных организаций «ушкуйниками», чтобы отличать их от скаутов.

Константин Барановский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *