«Бей первым Хейди!»

морской_бой

«Бей первым Хейди!»

Бомбардировка Копенгагена британским флотом в 1801 году стала неслыханным нарушением международного права. Впоследствии эта акция получила название «превентивная война». Желая усилить свои позиции в схватке с наполеоновской Францией, британцы добились противоположных результатов. Видя, что нейтралитет теперь стал пустым звуком, противники французов надолго потеряли доверие друг к другу и к Лондону.

Чисто английское упрямство

морской_бойС 1792 года Франция, пережившая революцию, постоянно воевала. По мере развития военных успехов Парижа состав коалиции, вдохновительницей которой была Англия, менялся. Постепенно все европейские державы признали Французскую республику, и лишь британцы с присущим им упрямством продолжали войну. Первая коалиция распалась, но мирные переговоры были сорваны Австрией, которую всячески поощряли из Лондона.

Англия, исторически враждовавшая с Францией и видевшая удобный повод разгромить ослабленную революцией соперницу, снова нашла желающих повоевать. Но вторую коалицию ожидала участь первой. Несмотря на успехи русской армии Суорова и бегство Наполеона из Египта, союзники опять начали терпеть поражения. Поворотной точкой стала узурпация власти во Франции Бонапартом. Сначала в 1800 году из войны вышла Россия. Потом была разгромлена и вынуждена была подписать мир Австрия. Участники блока помельче разбежались после первых неудач. К февралю 1801 года в состоянии войны с Францией оставалась одна Англия.

Но на этот раз ситуация для британцев была хуже некуда. Французы не только сохранили свой флот, но заполучили еще и большую часть голландского. Причем с хорошо подготовленными экипажами: голландских моряков не нужно было долго уговаривать сражаться против извечных врагов — британцев. Прочным союзом с Парижем была связана Испания, располагавшая незначительными силами на суше, но внушительными на море.

Англия оказалась в изоляции. Пруссия твердо держалась нейтралитета. Австрия под страхом окончательного разгрома боялась сказать хоть слово против Наполеона. А Россия начала с ним откровенное сближение. Павел I был возмущен отказом вернуть Мальту ордену госпитальеров, гроссмейстером которого он являлся. К тому же русские генералы обвиняли британцев в неудаче десанта в Голландии. Павел даже решил по догово ренности с Бонапартом дотянуться до британской Индии по суше, коли уж по морю это сделать невозможно.

Ужасы прошлого

При этом в Лондоне упорно отвергали все мирные предложения, которые поступали от французов. Заслуга в этом принадлежала британскому премьер-министру Уильяму Питту — младшему. Он возглавлял правительство Альбиона с 1783 года. Поначалу Питт взирал на Французскую революцию благосклонно и даже высмеял Уильяма Берка, автора брошюры о зверствах якобинцев.

После захвата Бельгии французами под давлением парламентского большинства он вынужден был объявить войну. Поначалу Питт старался тормозить активные действия британской армии и флота, но все изменило ирландское восстание 1798 года.

Франция пыталась помочь ирландцам. Высадка десанта сорвалась, но несколько транспортов с оружием дошли до адресатов. Более того, бретонские контрреволюционеры, до последнего дравшиеся дома против республики, были помилованы при условии, что прекратят борьбу против Парижа и отправятся в Ирландию помогать своим братьям-кельтам. Всего этого Питт уже стерпеть не мог.

Владея Мартиникой, Санта-Лючией, пятью французскими городами в Индии, Гвианой, Капштадтом и Цейлоном, отнятыми у голландцев, Мальоркой и Тринидадом, захваченными у Испании, Англия имела возможность блокировать порты Франции и ее союзников. Она господствовала на всех морях, и ее владычество переходило в тиранию. Британия бессовестно обогащалась захватами торговых судов, и не только французских, но даже принадлежавших нейтральным государствам, что и произошло с датским фрегатом «Фрейя» в 1800 году.

Но и над Британией нависла серьезная угроза. Павел I предложил Пруссии, Дании и Швеции заключить договор о вооруженном нейтралитете. За 20 лет до этого то же самое предприняли европейские страны с подачи Екатерины Великой. Тогда Англия вела войну против своих североамериканских колоний и пыталась задушить их с помощью морской блокады.

Даже когда на стороне американцев выступили Франция и Испания, англичане не теряли надежду пресечь торговлю восставших колонистов. В Лондоне считали возможным останавливать, досматривать и задерживать любое нейтральное судно по одному лишь подозрению, что оно идет в американский порт или из него.

В принципе, французы с испанцами готовы были так же поступать, если речь шла о портах британских, но когда Россия предъявила свой ультиматум, Париж и Мадрид пообещали вооруженный нейтралитет уважать. Англичане высокомерно ответили отказом, за что и поплатились. Им пришлось иметь дело с флотами практически всего мира, защищавшими и поддерживавшими друг друга. Экспедиционный корпус в Америке оказался отрезанным от метрополии и в 1783 году сложил оружие. Теперь история грозила повториться.

Разрушить любой ценой

Тем временем по предложению Павла i в Петербурге с 4 по 6 декабря 1800 года Россией были подписаны договоры о возобновлении принципов вооруженного нейтралитета с Данией, Пруссией и Швецией. Документ 1780 года был даже дополнен требованием специального оповещения нейтральных судов о блокаде конкретного порта и обязательством отказаться от досмотра нейтрального судна, если его капитан заявит, что на борту нет контрабанды.

В качестве первого шага Павел приказал арестовать все английские суда в российских портах (около 300), а также приостановить платежи английским купцам до расчета их по долговым обязательствам с запретом продажи английских товаров. Дипломатические отношения между странами были прерваны.

Не нужно вспоминать предысторию, чтобы понять: такие договоры заключаются против сильнейшей державы. Таковой на море была Англия.

Как только британскому кабинету стало известно о союзе четырех нейтральных государств, Питт отдал приказ захватывать принадлежавшие им суда. В течение нескольких недель было захвачено до 400 вымпелов. Англичане угрожали также сообщению Дании с принадлежавшими ей Гренландией и Норвегией.

В ответ на эти агрессивные действия датский корпус оккупировал Гамбург, главный перевалочный пункт английской торговли с Германией, и закрыл для англичан Эльбу. Пруссаки вторглись в Ганновер и закрыли британцам доступ в Везер и Эмс. Коалиция наложила эмбарго на экспорт товаров в Англию, и в первую очередь зерна, в надежде на то, что недостаток хлеба сделает англичан сговорчивее. Важнейшие европейские порты были закрыты для британских судов.

Еще немного, и Англия оказалась бы перед лицом мощнейшей антибри-танской коалиции без всяких шансов защититься. В Лондоне решили разрушить союз нейтральных держав любой ценой.

С точки зрения англичан, лучше всего было вывести из игры самого мощного участника договора — Россию. Был профинансирован заговор против Павла I, составленный русскими царедворцами. Павел был убит 12 марта 1801 года, а новый император Александр, не стремился к войне с Англией.

Он даже написал Георгу III примирительное письмо, велел выпустить из портов задержанные английские суда и освободить пленных матросов. Правда, подчеркнул, что идет на примирение лишь потому, что суда были арестованы до объявления вооруженного нейтралитета. Отказываться же от международных обязательств немедленно и в одностороннем порядке Александр не считал возможным. Но теперь стало понятно, что коалиция устойчивой не будет.

Превентивная мера

Англичане решили нанести по коалиции чувствительный удар. В начале 1801 года они подготовили в Грейт-Ярмуте флот с целью противодействия союзу, еще не вполне представляя, как именно будут его использовать. В конце концов, возобладало мнение, что следует надежно запереть выход из Балтийского моря, где были сосредоточены флоты нейтральных держав, а лучше -уничтожить или захватить как минимум один из них. Выбор пал на Данию.

12 марта 1801 года британский флот вышел в море. Он насчитывал 12 линейных кораблей, пять фрегатов и 23 малых судна. Командовал эскадрой адмирал Хейд Паркер, его заместителем был молодой Горацио Нельсон. Но направлял их действия не умудренный опытом Питт (его отправили в отставку, опасаясь скандала с Петербургом из-за участия английских дипломатов и самого Питта в заговоре против Павла), а новый премьер-министр Генри Аддингтон.

Их с Питтом отцы когда-то дружили, что и позволило Аддингтону сделать карьеру. В остальном же это был ничем, кроме отчаянной русофобии и беспринципности, не примечательный человек. Все, в чем была замешана Россия, Аддингтон полагал опасным для Англии. К тому же он опирался на завышенные оценки Адмиралтейства. Там оценивали военно-морскую мощь России в 82 линкора, Швеции — в 18 и Дании — в 23. Но им бы пришлось долго учиться совместным маневрам, а Россия на Балтике вообще не могла поставить в линию больше 20 линейных кораблей.   v

Но Аддингтон вбил себе в голову, что объединенный флот нейтральных держав непременно соединится с французским и испанским и нападет на Британию. Именно он дал негласное распоряжение Нельсону довести экспедицию до военных действий, хотя Хейд таких распоряжений не давал.

12 марта Аддингтоном была отправлена в Копенгаген высокомерная нота, в которой он требовал немедленного открытия датских портов для английских кораблей и выхода из союза. Наследный принц датский ответил, что сумеет отразить силу силой, и отверг ультиматум.

Британские офицеры вспоминали, что известие об этом застало Нельсона на рейде датского Скагена — городка на северной оконечности Ютландии. Он вышел на палубу, якобы насвистывая на разные лады слова песенки: «Бей первым, Хейди». За обедом Нельсон был весел и за глаза шутил над престарелым командиром эскадры. Мол, «старина Хейди смертельно боится темных ночей и балтийских льдов».

На совете мнения командиров разделились. Паркер считал, что атака датского флота в виду береговых батарей будет слишком опасной. Особенно учитывая, что стоящие на якоре суда, не говоря об артиллерии фортов, в перестрелке будут иметь преимущество над маневрирующими кораблями. Он предлагал ограничиться блокадой проливов. Нельсон настаивал, что нужно разделаться с датским флотом, пока не растаяли балтийские льды и со своих баз в Кронштадте не пришла русская эскадра. «Тогда нам останется только убираться домой», — горячился он. В результате победило мнение Нельсона.

Подобраться к Копенгагену было непросто. На протяжении веков датчане собирали со всех судов плату за проход через Зундский пролив. Соответственно, Королевский фарватер находился под прицелом батарей Крон-борга. На случай если бы противник решил пройти под артиллерийским огнем, не считаясь с потерями, его встречал форт Тре Кронор, прикрывавший порт. А уже там в дело вступали поставленные на якорь датские суда (семь линкоров и 24 фрегата), береговые и множество плавучих батарей.

Еще когда обсуждался вопрос о заключении договора о вооруженном нейтралитете 1780 года, шведы предлагали датчанам укрепить свой берег Зунда хотя бы временными фортами (Дания запрещала это шведам во всех договорах между ними). Но в Копенгагене опасались, что Швеция в таком случае будет требовать свою часть платы за прохождение проливов. Та же история повторилась и в 1800 году. В конечном счете это и погубило Данию.

Нельсон провел свою эскадру вплотную к шведскому берегу так, что «суда царапали бортовую обшивку о скалы». Он выпросил у Паркера 12 судов, прорвался на рейд Копенгагена почти борт о борт с плавучими батареями и утром 2 апреля обрушил на датчан море огня. Два британских корабля сели на мель, но продолжали вести огонь. Им отвечали одновременно около 870 датских орудий.

Стрельба продолжалась с половины десятого утра до восьми вечера. Потери были огромными с обеих сторон, корабли получили серьезнейшие повреждения. Видя, в каком опасном положении находится Нельсон, Паркер отдал приказ отходить. «Будь я проклят, если сделаю это», — вскричал Нельсон. Затем он приставил подзорную трубу к глазу, закрытому черной повязкой, и добавил: «Клянусь господом, я не вижу никаких сигналов адмирала».

ЧЕТЫРЕ ПРИНЦИПА ВООРУЖЕННОГО НЕЙТРАЛИТЕТА

1.Нейтральные корабли могут свободно ходить у берегов воюющих держав.

2.Неприятельская собственность под нейтральным флагом, за исключением грузов военного назначения, неприкосновенна.

3.Предметами военной контрабанды признаются только оружие и различное военное снаряжение.

4.Блокированным считается лишь порт, вход в который практически затруднен в связи с действиями военно-морских сил воюющих держав.

Английские канониры оказались чуть точнее и удачливее. К вечеру один датский корабль взорвался, два затонули, еще несколько горели. Многие плавучие батареи были разбиты и выведены из строя. Потери датчан составили примерно 1800 человек убитыми и ранеными. Но и запас прочности британских линкоров подходил к концу. Они все были сильно повреждены, команды понесли большие потери (около 400 убитых и 850 раненых) и едва справлялись с пожарами.

Темнота вынудила стороны подписать перемирие на 24 часа. 3 апреля Нельсон явился в королевский дворец на переговоры с принцем Фредериком. Он прямо угрожал ему, что отдаст приказ бомбардировать город, если датчане не признают поражение. Мол, Нельсон может себе позволить потерять хоть весь флот, а вот им терять Копенгаген будет жалко. Аргумент оказался убойным.

Датский флот частично был затоплен, частично уведен в Англию. Перемирие было заключено на 14 недель. Дания вышла из вооруженного нейтралитета, что положило конец союзу, но впоследствии продолжила воевать на стороне Наполеона. Доверие к Британии было подорвано, а в 1807 году Франция ввела против англичан континентальную блокаду, к которой присоединились почти все страны Европы. Снята она была только после поражения Наполеона в 1814 году.

По возвращении домой Паркер пожаловался в парламент и на Нельсона, и на Аддингтона, что существенно подпортило их репутацию — не все английские политики оценили превентивную войну.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *