Аркебуз — арбалет со стволом

арбалет_аркебуз

Арбалет со стволом

Аркебуз «подарил» свое название первым гладкоствольным ружьям!

Многим кажется, что между холодным и огнестрельным оружием лежит непреодолимая пропасть, а переход от одного к другому произошел как-то моментально, рывком. Разумеется, это вовсе не так. Развитие всех видов вооружения шло постепенно, в рамках единой логики. История аркебуза, ставшего, пожалуй, основным переходным звеном между эпохами холодного оружия и огнестрела, тому яркое подтверждение.

Название раннего гладкоствольного фитильного дульнозарядного ружья, известного нам как аркебуза, если как следует над ним подумать, ставит в тупик. Buse по-французски значит «трубка», тут все понятно, это ствол. А вот при чем здесь аге, то есть «дуга»? Дело в том, что arquebuse изначально -это название совсем другого оружия, появившегося приблизительно в XV веке и представлявшего из себя вполне обычный арбалет, но… со стволом.

Тернистый путь

Арбалет был известен еще с античности, однако в Европе ему долгое время систематически не везло. В строго организованной армии Римской империи так и не смогли определить, какие подразделения следует вооружать столь специфическим видом оружия. Да и вообще стрелков римляне недолюбливали, оставляя эту вспомогательную функцию отрядам федератов или варварским союзникам. Это отношение к арбалетам унаследовала и Византия. Военачальникам не нравилось, что арбалет взводится дольше, чем лук, и при этом довольно громоздок. А потому в рукопашной схватке арбалетчик оказывался менее мобилен и более уязвим.

Восток тем временем шел своим особенным путем — китайские многозарядные чо-ко-ну были оружием массовым, но не слишком смертоносным. Увеличению мощности выстрела китайские инженеры особого значения не придавали — ставка делалась на скорострельность.

Тем временем европейские оружейники, несмотря на все сложности, постоянно возвращались к идее лука, который не требовал бы удержания тетивы пальцами. Так у арбалетов появлялись все более и более сложные механизмы взвода, повышающие энергию выстрела. Параллельно с этим развивалась и тактика, со временем сделавшая знаменитых генуэзских арбалетчиков одними из самых ценных наемников в Европе (задолго до того, как эту нишу заняли швейцарцы). Рано или поздно творческая мысль должна была дойти до того, что для повышения точности стрельбы стрелу следует направлять не просто по желобку, а по закрытому стволу. И к концу XIV — началу XV века так и случилось.

Охотничьи истории

Уступив поля сражений огнестрельному оружию, арбалеты не пропали вовсе, а просто сменили статус с боевого оружия на охотничье. Который, кстати, сохраняют и сейчас. Однако нынешние любители экзотической охоты, как правило, пользуются арбалетами традиционной конструкции. А вот в Европе XVI-XIX веков для этих целей довольно часто отдавали предпочтение именно арбалетам, стреляющим пулями. Не все из них были аркебузами — популярностью пользовались также итальянские балестры и немецкие шнепперы. У них не было стволов, но благодаря особой конструкции ложа стреляли они свинцовыми пулями или даже просто небольшими камнями. При этом охотничьи арбалеты дополнительно усовершенствовали, чтобы они издавали как можно меньше шума при выстреле. Тогда промах по одной птице не спугивал с места всю стаю. В книге «Сельская охота» XIX века говорится так: «Что же касается точности, то она просто удивительна, с их помощью можно сбить мяч, поставленный на кончик ножа. И самое примечательное в том, что это может проделать и абсолютный новичок на расстоянии от 15 до 20 ярдов, причем шары всегда вылетают из него с одинаковой точностью».

Знак качества

По конструкции и форме ложа аркебуз представлял собой обычный арбалет. У более ранних образцов не было приклада — стрелок просто крепко зажимал оружие под мышкой. Затем появились более сложные формы, обеспечивающие большую стабилизацию арбалета в момент выстрела, а следовательно, повышавшие точность.

Эту же функцию выполнял и ствол, крепившийся в передней части и порой довольно далеко выступавший за дугу лучка. Он не был сплошным — по бокам шли две длинные прорези, по которым двигалась тетива. Стволы, как правило, изготавливали из железа или меди. Требования к их качеству были довольно высокими — дефекты на внутренней поверхности могли не просто сбить прицел, но даже сделать выстрел вовсе невозможным. Поэтому мастерские и конкретные мастера, гордившиеся качеством продукции, ставили свои клейма именно на стволах. И именно по этим признакам определялось качество оружия.

Внутри ствола скользил небольшой металлический цилиндр, выполнявший функцию поршня, непосредственно выталкивающего болт (короткую арбалетную стрелу), стрелу или пулю. По бокам за специальные «ушки» к нему крепилась тетива. Заряжался аркебуз с дульной части. Спусковой механизм ничем не отличался от обычного арбалетного.

Первые же опыты использования нового вида оружия показали, что точность стрельбы существенно повышается. А вот мощность выстрела оставляла желать лучшего. Обычный болт терял часть энергии выстрела в результате трения о внутреннюю поверхность ствола. А когда его стали заменять свинцовыми, каменными или керамическими пулями, то они оказывались слишком легкими и не достигали на излете большой убойной силы. Даже самая мощная взведенная тетива не могла обеспечить выстрелу такую же мощь, как это в скором будущем сделали пороховые газы.

Странный, но симпатичный

Эти обстоятельства с самого начала обеспечили аркебузу странную репутацию. С одной стороны, всех восхищал тот факт, что стрелять можно было практически из любого положения. Точность тоже превосходила все ожидания: один из очевидцев описывал, как в 1638 году наблюдал за развлечениями князя Маттео Медичи, прославившегося на полях сражений Тридцатилетней войны. Он стрелял из аркебуза в изготовленный из обожженной глины шар, подбрасываемый пажом. На глазах свидетелей князь дважды попал в небольшую летящую мишень, которая разлетелась вдребезги.

Но все же для применения в массовой войне нужна была большая смертоносность и простота в использовании. Поэтому у серьезных военных отношение к аркебузам было скорее как к игрушкам, нежели как к настоящему оружию. Причем это сохранилось почти до наших дней. Сэр Ральф Пэйн-Голлуэй, написавший в начале XX века монументальное исследование под названием «Книга арбалета», не скрывая презрения, именует аркебузы собственным термином slurbow, что буквально означает «непонятно какой лук». То есть даже с большой дистанции историческая роль аркебуза не всем была очевидна.

Однако сейчас мы можем с уверенностью сказать, что именно идея использовать ствол стала судьбоносной для развития всего оружия в Европе, а затем и в мире. Как только появилась техническая возможность посылать небольшой снаряд сквозь металлическую трубку с огромной силой -это практически сразу же было реализовано в виде ранних бомбард, а затем аркебуз. Название, не мудрствуя лукаво, позаимствовали у того, что уже было в ходу. Это лишний раз подтверждает, что арбалеты все же не были такой уж исключительной экзотикой. Кстати, если в русском переводе мы все же можем различить эти виды оружия по написанию и звучанию (к тому же аркебуза-ружье женского рода, а аркебуз-арбалет — мужского), то в том же французском они неотличимы. Это иногда приводило к казусам при переводе. Например, в 1857 году Фридрих Энгельс (который помимо теории классовой борьбы серьезно занимался средневековой историей) написал несколько статей для «Новой американской энциклопедии». В том числе и про аркебузу. Вот только в русском переводе ее озаглавили «Аркебуз», допустив явную ошибку.

Виктор БАНЕВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *