Царица сарматов Амага

царица_сарматов_амага

На защиту Херсонеса

Непобедимые скифы испугались отравленных стрел

Греческие летописи сохранили повесть о сарматской царице Амаге, жене царя Медосака. В отсутствие монарха его отважная и умная супруга творила дела, которые прославили ее в веках.

Историки сходятся на том, что царица Амага правила на рубеже III и II веков до н. э. В то время самым крупным полисом Северного Причерноморья был Херсонес, лежавший на Гераклейском полуострове юго-западного побережья Крыма.

«Я за него!»

Херсонес жил посреднической торговлей с Малой Азией, островами Эгейского моря и Грецией. Кроме того, он славился своими ремесленниками, мореходами и рыбаками, а также отменным вином.

Долгое время жителям полиса удавалось довольно мирно сосуществовать со скифами. Однако в III веке до н. э. скифов начали теснить воинственные и агрессивные союзы сарматов. В прежние времена сарматы проживали гораздо восточнее, дружили со скифами и даже нанимались в войско к их царям, но с ослаблением соседей решили занять их земли.

Когда сарматы завоевали Северное Причерноморье, жители Херсонеса стали выстраивать с ними дружеские отношения. Скифам это очень не понравилось, и однажды скифский царь с большим войском вторгся на Гера-клейский полуостров. Внезапно напавшие скифы захватили весь урожай и приготовились к осаде города. Город оказался переполнен людьми, поскольку за стенами спасались уцелевшие селяне. Но чем было всех кормить в случае долгой осады, если урожай остался у врага? Положение было тяжелым.

Отцы города послали гонца за помощью к своим новым союзникам сарматам. Когда запыленный посланец прибыл в главное сарматское становище, его тут же провели в шатер царя Медосака. И тут выяснилось, что того на месте нет. Медосак отправился в очередной завоевательный поход на север. Об этом сообщила гонцу царица Амага, высокая темноволосая женщина с решительным лицом. Гонец в отчаянии опустил голову, запричитав: «Все пропало!»

— Почему ты так решил, грек? — приподняла бровь царица. — Ты обратился за защитой, которую обещал тебе наш царь. Пусть его здесь нет, но я за него выполню то, что обещано Херсонесу.

— Но ведь царь увел всех ваших лучших людей на войну. Может, послать за ним и попросить вернуться?

Амага не могла рассказать посланцу о том, что ее муж с недавних времен пристрастился к отменному херсонесскому вину, которого вдоволь присылали его новые союзники. И когда появилась возможность удалить супруга подальше от поставщиков спиртного и занять его нужным для царства делом — завоеваниями, она тут же снарядила войско и предложила царю более достойное времяпрепровождение. Отзывать его сейчас из похода и направлять на Херсонес означало провалить всю ее «антиалкогольную кампанию».

«Но и союзникам помочь надо, ведь Медосак обещал им защиту, -раздумывала царица. — Муж даже встречался со скифским царем и очень настойчиво убеждал коллегу не нападать на Херсонес, иначе… А когда настало время подтвердить эту угрозу, Медосак оказался очень далеко. И скифы об этом знают, иначе не осмелились бы нарушить свое обещание. Впрочем, они сейчас не ожидают нападения…»

— Собрать всех, кто может пойти со мной в поход! — велела царица стоявшему у входа слуге.

— Но кого ты поведешь на врага? -вопрошал гонец. — Возьмешь свою стражу?

— Стража нужна здесь, — думая о чем-то своем, сказала Амага.

Были сборы недолги

Когда ей доложили, что люди собрались, они с посланцем вышли из шатра. Перед ними стояли пара сотен молодых женщин, несколько крепких стариков и с десяток мальчишек-подростков. Все они держали в руках копья и короткие мечи, одеты были в кожаные штаны и куртки с костяными панцирями, на головах — высокие островерхие шапки.

— Ты возьмешь только их? — изумился гонец. — Против тысяч воинов-скифов?!

— Я возьму не всех. Против скифов это слишком много, — окончательно поразила грека царица.

Она отобрала 120 человек — мужчин и женщин, велела всем им взять луки и по два колчана стрел. Также каждый должен был захватить в поход, кроме своей лошади, по три запасных. У кого их не было, Амага разрешила одолжить их в царских табунах. После этого она подозвала к себе нескольких знахарей и о чем-то с ними пошепталась…

К ночи мини-войско сарматов готово было выступить.

— О, боги, спасите Херсонес! — тихо взмолился гонец, глядя на эту рать.

При свете луны сарматы отправились на юг к осажденному городу. Разнополые воины Амаги прекрасно чувствовали себя в седле. По дороге они весело переговаривались, похоже, встреча с многотысячным противником их нисколько не пугала. Они перекусывали на ходу вяленым мясом и сыром, что изнеженному греческому гонцу было не под силу. Однако больше всего его поразило, как быстро сарматы переседлывали коней, давая отдохнуть тем, которые недавно были под седлом. Длительную остановку сделали только однажды, чтобы напоить коней.

Так, за сутки они преодолели почти двести километров. Впереди двигались их разведчики, постоянно докладывавшие обстановку.

— Похоже, скифы совсем не тревожатся, — сказала царица, выслушав очередной доклад, что дальних вражеских дозоров нет.

Немного отдохнув перед рассветом, с первыми лучами солнца сарматы двинулись на неприятеля.

Верная смерть

— Как ты предполагаешь действовать, царица? — спросил грек при виде большого вражеского лагеря.

— Я просто попрошу их уйти, — ответила та. — Надеюсь, они не откажут женщине.

Разведчики бесшумно сняли вражеских часовых, и сарматы, взяв луки и стрелы наизготовку, верхом въехали в лагерь и направились в сторону шатра скифского царя. Едва кто-то из просыпающихся скифов замечал чужаков и хватался за оружие, его поражала стрела. Грек с удивлением видел, что, куда бы она ни попадала — в грудь, руку, спину или живот неприятеля, — тот сразу умирал. Гонец был поражен смертоносностью сарматского оружия.

Когда царица с десятком воинов подъехала к царскому шатру, правитель скифов с приближенными уже встречал ее у порога.

— Царь скифов, надеюсь, ты узнал меня? — поинтересовалась Амага.

— Да, царица. По какому праву твои воины убивают моих людей?

— Если ты прикажешь оставить эти земли в покое, как обещал это моему мужу, царю Медосаку, больше никто не умрет.

— Я обещал это царю, но не тебе! -скривил рот в презрительной усмешке правитель скифов. И крикнул окружающим:-Мои воины! Что вы смотрите на эту горстку сарматов? Нападите…

Его крик прервался стрелой царицы, пущенной ему прямо в горло. Приближенные царя бросились на нее, но их тоже перестреляли. Недвижим остался только наследник скифского правителя. Он потрясенно смотрел, как практически мгновенно умирают люди от, казалось бы, несмертельных ранений. Не шевелились и другие скифы, которых держали под прицелом больше ста сарматов.

— Отныне ты — царь скифов! — возвестила Амага, обращаясь к наследнику. -Надеюсь, ты сдержишь слово, данное твоим отцом?

Молодой правитель быстро закивал. И затем величественно объявил своим людям:

— Скифы, собирайтесь! Мы покидаем эти земли!

— Оставшийся урожай оставить Херсонесу, — «подсказала» ему царица.

— Урожай больше не трогать, — продублировал команду скифский царь.

К обеду его войско потянулось на запад, в свои земли. На месте лагеря остались кострища и куча мусора.

— Почему скифы так быстро умирали от ранений? — глядя им вслед, тихонько спросил у одного из сарматов гонец.

— Мы использовали стрелы, намазанные сильным ядом, — ответил тот. -Эту хитрость придумала царица. Ведь если бы мы стали сражаться со скифами врукопашную, они могли нас победить. А так выстрел — и верная смерть.

Хорошо усвоенный урок

Нагруженный дарами спасенного Херсонеса небольшой отряд Амаги вернулся в ставку. Спустя какое-то время возвратился и хмурый Медосак, недовольный своим неудачным походом. Царица, как мудрая женщина, не стала говорить ему о своем приключении.

А скифы и вправду больше не приходили к Херсонесу… Пока жива была царица Амага. Но едва отважная воительница покинула этот мир, как во II веке до н. э. скифы вернулись на Гераклейский полуостров, разорили окрестности города и развязали долгую кровопролитную войну.

Олег ТАРАН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *