Ниен — фундамент Петербурга

ниен_фундамент_петербурга

На берегах пустынных волн?

Принято считать, что Петр I основал Петербург буквально в чистом поле. Вернее — на пустынных болотистых берегах Невы. Далеко не все знают, что на месте Петербурга уже стоял довольно большой и процветающий шведский город.

Невский городок

В 1700 году Петр I начал Северную войну против Швеции, стремясь получить выход к Балтике. Самый удобный путь к морю — Неву — запирали две крепости: Нотебург (у истока) и Ниеншанц (в дельте). Обе принадлежали шведам.

На месте Ниеншанца жизнь кипела задолго до Петра. Еще в конце XIII века шведский маршал Торгиль Кнутссон, покоривший племена карелов, основал у слияния Невы с Охтой крепость Ландскрону. Простояла она недолго — ее захватили новгородцы. Они построили вокруг земляной крепости торговую факторию Невский городок.

В Смутное время Россия потеряла контроль над При-невскими землями. Шведы восстановили Ландскрону, но сохранили за ней русское название, хоть и на свой лад: «ниен» -невский, «шанц» — укрепление. Фортификационными работами руководили инженер Карро Янссен и полковник Лин-двед Клаессон — не последние люди Швеции в своем деле.

В 1702 году, в ходе Северной войны, русские взяли Нотебург. 1 мая 1703 года настал черед Ниеншанца. Гарнизон в 600 штыков не устоял перед 20-тысячной русской армией, а посланная на помощь эскадра опоздала. Уже через три с небольшим недели на якобы пустынных берегах Невы застучали топоры плотников.

Однако места, назначенные Петром I для закладки Санкт-Петербурга, вовсе не были пустынными. Разве что для Петропавловской крепости выбрали едва ли не единственный в дельте Невы необитаемый остров. А, например, Летний домик Петра построили на месте усадьбы отставного шведского майора.

На Васильевском острове стояли целых три деревни. Дорога на Выборг вдоль Невы и берега Финского залива изобиловала хуторами, деревнями, дворянскими имениями. Население было как карело-финского, так и русского происхождения. Помимо Выборгского тракта существовали дороги на Нарву, Копорье, Псков.

Впрочем, все это известно из учебников истории. А вот о том, что вокруг Ниеншанца располагался не самый маленький город, они умалчивают. Назывался город немудрено — Ниен, что можно прочитать как «Невский» или, если угодно, «Невск». В 1632 году здесь проживало более 3000 человек, не считая гарнизона. Спустя еще 10 лет Ниен получил от шведской королевы городские права.

Разобрали по камешку

В городе была полиция, магистрат осуществлял самоуправление, местная община делегировала депутата в общешведский риксдаг. В Ниене работали несколько лесопильных и кирпичных заводов, строились корабли, население занималось ремеслами и рыболовством. На ежегодную августовскую ярмарку съезжались купцы из Выборга, Новгорода, Нарвы, Риги.

В центре города располагались ратуша, шведская и немецкая церкви, школа, порт и торговая площадь. Застройка формировалась по берегам рек Охты и Черной, а также вдоль дорог, ведущих к Выборгу, Нарве и Нотебургу. Паромной переправой Ниен был связан с городским предместьем — селом Спасским, населенным русскими и ижор-цами.

В 1656 году русская армия осадила Ниен и полностью его сожгла. Однако по условиям мира дельту Невы вернули шведам. Город восстановили. Планировка нового Ниена была правильной, застройка велась ровными прямоугольниками, улицы мостились.

В 1700 году число налогоплательщиков доходило до 7000 человек. По размеру Ниен был сопоставим с Выборгом, а его доля в экономическом обороте Швеции доходила до 4%. Но уже в 1702 году угроза нового вторжения русской армии заставила шведские власти эвакуировать население.

Когда петровские полки подошли к опустевшему городу, комендант Ниеншанца приказал сжечь все, что горело. Но в Ниене было много кирпичных построек. Сначала в них жили русские офицеры, а потом все, что осталось от шведов, разобрали по кирпичику для строительства Петербурга.

Почему Петр I не захотел строиться на месте Ниена? Ведь место там было обжитое и, в отличие от Васильевского острова и Петроградской стороны, в паводок не затоплялось. Причин две.

Во-первых, царю нужно было не закрывать выход из Невы в море, как шведам, а наоборот — контролировать вход в нее из Финского залива. Значит, крепость нужна была в самом устье.

Во-вторых, Петр хотел стереть память обо всем шведском. Чем меньше шведского останется в этих краях, тем легче шведы согласятся с этими краями расстаться, когда придет время заключать мир.

Так канул в Лету целый город. Только в 1829 году место, где располагался Ниен, вошло в черту Санкт-Петербурга. Но о предшественнике российской столицы еще долго никто не вспоминал.

Федор Кушнир

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *