Кольчатая броня

кольчужная_броня_хауберг

Кольчатая броня

Хауберк делал воина практически неуязвимым!

Рыцарство возникло гораздо раньше, чем люди научились делать сплошные пластинчатые доспехи. А потому рыцари раннего Средневековья были защищены не сверкающими латами, а длинными кольчугами, покрывавшими их полностью. Назывался этот тип доспеха хауберк.

Строго говоря, хауберк — это доходящая до колен кольчуга с длинными рукавами. Однако на деле этим словом называли весь комплекс защитного снаряжения рыцаря X-XIV веков. Помимо кольчужной рубахи он часто включал в себя кольчужный капюшон — койф — и кольчужные чулки — шоссы. Таким образом, воин оказывался практически полностью покрыт кольчужным полотном, что делало его почти неуязвимым для скользящих ударов мечей и топоров из плохого железа. А надетый снизу толстый простеганный гамбезон берег человека от ударного и дробящего оружия. Изготовление такого доспеха было невероятно трудоемким, и позволить его себе могли только богатые и знатные воины.

Заклепанные и сварные

Слово «хауберк» (halsberge) пришло из древнефранкского или древневерхненемецкого языка и поначалу обозначало маленький кусочек кольчуги, который викингиприкреплялся к шлему для защиты горла и шеи (то, что мы теперь называем бармицей). Поначалу доспехи представляли собой кожаные рубахи с нашитыми поверх кольцами или цепочками, а также усиленные металлическими заклепками. Но уже к X веку европейские оружейники научились производить в большом количестве проволоку и плести из нее сложные конструкции.

Однако процесс все равно оставался крайне трудоемким. Одна только операция по изготовлению проволоки требовала от кузнеца-оружейника невероятного терпения и старания. Проволоку делали по-разному. Иногда отрезали от тонкого листа железа полоску и обтачивали или скручивали ее до получения круглого сечения. Но чаще использовалась трудоемкая операция волочения — последовательное протягивание тонкого стержня через отверстия все меньшего и меньшего диаметра. Каждый раз стержень становился длиннее и тоньше, в конце концов превращаясь в проволоку.

Затем из проволоки скручивались плотные спирали. Их разрезали на кольца, которые склепывались или сваривались. Процесс кузнечной сварки был трудоемким, поэтому сварных колец делалось немного, хотя они были заметно прочнее заклепанных. Как правило, ряды сварных и заклепанных колец чередовались. Наиболее распространенной схемой плетения была «1 в 4», то есть каждое кольцо соединялось еще с четырьмя. Более плотной, но и сложной, была схема «1 в 6».

Если на короткую кольчугу могло потребоваться около 25-28 тысяч колец, то для хауберка их нужно было уже не менее 50 тысяч. Полный процесс изготовления мог занять даже у опытного мастера несколько месяцев.

Вторая кожа

Исследования показали, что проволока для хауберков делалась из достаточно мягкого железа. Тем не менее за счет того, что кольца в кольчужном полотне как бы поддерживали друг друга и распределяли энергию удара по плоскости, доспех мог выдерживать даже прямые удары закаленных клинков. Кольчужный капюшон не мог защитить от поражения булавой, но зато отлично сводил секущие удары. При этом он был легче сплошного шлема и давал возможность окидывать взглядом поле сражения. Так что многие отдавали предпочтение именно койфу. Но часто все же надевали поверх него легкий шлем.

Как капюшон, так и рукавицы могли образовывать единое целое с рубахой и рукавами. Хотя такая конструкция уже несколько сковывала движения бойца, да и была тяжеловата. Поэтому среди ученых есть скептики, которые сомневаются и в наличии кольчужных чулок. Английский исследователь Йен Пирс, например, считает, что всадникам было бы крайне неудобно действовать в тяжелых, спадающих кольчужных чулках. Поэтому они их не носили, а ограничивались очень длинными хауберками с разрезом, позволявшим сидеть в седле. По его мнению, изображения трактуются неправильно — там нарисованы не чулки, а длинные полы, облегающие ноги. Подтвердить или опровергнуть это мнение довольно сложно.

Дело в том, что кольчуги изготовлены из тонкой проволоки, поэтому они очень плохо хранятся в земле, подвергаясь коррозии. Археологам очень редко удается найти хорошо сохранившийся экземпляр или хотя бы большой фрагмент.

Чаще всего в их распоряжении оказываются лишь комки ржавчины, внимательно присмотревшись к которым можно разглядеть следы колец. Так что в большей степени ученым приходится опираться на раннесредневековые изображения, где воинов, снаряженных в длинные кольчуги, предостаточно.

РЕЛИКВИЯ СВЯТОГО ВАЦЛАВА

Самый древний из дошедших до нас образцов кольчуги, который можно отнести к хауберкам, хранится в пражском соборе Святого Вита. Этот доспех датируется приблизительно X веком и, по преданию, принадлежал святому Вацлаву — чешскому князю из рода Пржемысловичей. Он был убит в результате заговора около 936 года, после чего канонизирован и признан святым покровителем Чехии. Кольчуга весом 10 килограммов сплетена целиком из клепаных колец, внутренним диаметром от 6,5 до 8 миллиметров. Сечение проволоки увеличивается к воротнику от 0,75 до 0,9 миллиметра. Специалисты определили, что человеку ростом 1,75 метра кольчужная рубаха доходила бы до колен и прикрывала руки до середины предплечья. Интересно, что шейный разрез расположен не спереди, а сзади. Очевидно, после надевания его стягивали кожаным шнурком. Многие сомневаются в том, что артефакт относится к X веку, и склонны датировать его XII столетием. Однако точную датировку осложняет тот факт, что кольчуга неоднократно ремонтировалась и переделывалась на всем протяжении своего существования.

Героическое полотно

Пожалуй, самым известным источником средневековых изображений воинов в хауберках является знаменитый гобелен из Байё, созданный в XI веке. Его соткали в память о битве при Гастингсе, где нормандский герцог Вильгельм смог реализовать свои притязания на английский трон.

На огромном льняном полотне длиной 63,38 метра и шириной около полуметра изображена вся история нормандского завоевания Британии -от опрометчивого обещания, данного королем Гарольдом Вильгельму, до решающего сражения и последующей коронации завоевателя.

В сценах битвы можно разглядеть множество нормандских всадников, одетых в хауберки. Почти так же снаряжены и противостоящие им пешие саксы. Комплекты снаряжения очень разнообразны — кто-то надел на голову островерхий шлем, кто-то ограничивается кольчужным капюшоном, У одних длинные кольчужные шоссы достигают пяток и защищают даже стопу, у других же это подобие широких кольчужных шорт до колена (ил и же это те самые полы кольчуги с разрезом, о которых говорит Пирс). Рукава также либо покрывают всю руку, либо достигают только локтя. Очевидно, что каждый подбирал себе такую комбинацию, в которой ему наиболее удобно было сражаться. И, разумеется, за которую он мог заплатить.

На Руси широко использовались длиннополые кольчуги, однако неизвестно, соединяли ли их когда-нибудь с капюшоном. Также до XIII века не носили русские витязи и кольчужных I штанов. Однако в конце концов, видимо, по результатам обмена опытом с западноевропейскими «коллегами», кольчужные шоссы все же появились в арсенале русского войска, хотя и не завоевали особой популярности. Поэтому отечественным вариантом хауберка так и осталась просто длинная кольчуга. Со временем хауберки стали усиливать пластинчатыми вставками.

Затем начали появляться элементы латной защиты для рук и ног, которые справлялись со своей задачей гораздо лучше кольчужных рукавов и чулок. Кольчуги становились все легче и короче, время длиннорукавных сложных «монстров» прошло. Какое-то время их еще надевали под латные и бригантные доспехи, но уже в XV веке окончательно от них отказались, ограничиваясь нашиванием кольчужных фрагментов на поддоспешную стеганку.

Виктор Банев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *