Азиатская верность Ханов Нахичеванских

оборона_крепости_баязет

Азиатская верность Ханов Нахичеванских

Исмаил Хан Нахичеванский отличился при героической обороне Баязета

Нахичевань была самой южной провинцией Российской империи в Закавказье. Это название сначала входило в титул тамошних правителей, а когда власть у них отобрали, превратилось в фамилию — Ханы Нахичеванские.

крепость_баязет_оборона

Персидские разборки

До начала XIX века Нахичевань входила в состав Персии. И когда шах в Тегеране сидел сильный, власть его была очень даже реальной.

На себе это почувствовал основатель династии нахичеванских ханов Кел-бали-хан. Происходил он из племени кенгерли и был сыном некоего Муртазы Кули-хана.

В 1779 году в Персии началась очередная смута, а полунезависимые ханы северных провинций пытались под шумок расширить свои владения. Ближайшими и самыми влиятельными соседями Нахичевани были грузинский царь Ираклий II, сардарь Эриванский Гусейн-хан и Ибрагим Халил-хан Карабахский.

Гончабейим
Гончабейим, дочь Эхсан-хана, была выдающейся азербайджанской поэтессой

Не имея возможности проглотить такой кусок, как Нахичевань, они отщипывали от нее кусочки, поддерживая то Келбали, то его брата Аббаса Кули.

Когда смута в Персии закончилась, на троне утвердился воинственный скопец Ага Мохаммед. Келбали внушал ему меньше доверия, а потому был ослеплен и посажен в узилище. Разоренное ханство доверили его брату, который -на всякий случай — начал заигрывать с русскими.

В ходе последующих междоусобиц ханство утратило остатки своей независимости. Аббас Кули-хан был убит в 1810 году в Тегеране, а слепец Келбали умер через 13 лет, видимо, все же своей смертью.

Сын Келбали — Эхсан -жил при шахском дворе как заложник и всячески демонстрировал верность персам. Сначала он был начальником псовой охоты при наследнике престола Аббасе-мирзе, потом воевал под его началом против турок. Сражался он храбро, так что ему присвоили чин сергенка (полковника) и разрешили именоваться ханом.

А в 1826 году началась русско-персидская война, и Эхсану разрешили вернуться в Нахичевань и сформировать из местных жителей батальон сарбазов (пехотинцев). Когда русские осадили крепость Аббас-Абад, согласно рапорту главнокомандующего генерала Ивана Паскевича, Эхсан-хан со своим батальоном «восстал против остальной части гарнизона и тем много содействовал сдаче нашим войскам означенной крепости».

Последний правитель

Нахичевань вошла в состав Российской империи, а перебежчик стал правителем в статусе наиба. Когда в 1837 году Николай I путешествовал по Кавказу, парад вымуштрованной нахичеванской конницы так ему понравился, что Эхсан получил звание генерал-майора.

Но автономное положение ханства внушало царю тревогу, и в 1839 году администрацию провинции подогнали под общероссийский стандарт. Должность наиба упразднили, а ханство переименовали в уезд, прислав начальником грузина Левана Меликашвили.

Чтобы Эхсан-хан не обижался, его стали именовать походным атаманом Кен-герлинского войска. Через семь лет он скончался.

Хотя представители закавказской знати периодически интриговали с персами и турками, наследники Эхсана не давали поводов сомневаться в своей лояльности.

Его дочь Гончабейим (родившаяся как раз в год падения Аббас-Абада) училась в первой открывшейся в Нахичевани русской школе и даже писала лирические стихи, которые так понравились другу нового начальника уезда, поэту Николаю Бараташвили, что он перевел их на грузинский.

К сожалению, дальнейшая судьба Гончабейим неизвестна, а некоторые историки вообще сомневаются, что она была дочерью Эхсан-хана. Зато с его сыновьями полная ясность.

Герой Баязета

Старший сын Исмаил родился в 1819 году, то есть еще при персах, но образование получал уже в русской Тифлисской дворянской гимназии. Он был одним из джигитов, которые так приглянулись Николаю I, и за участие в смотре получил медаль на Владимирской ленте.

Кавказский наместник Паскевич сформировал Закавказский конно-мусульманский полк. А когда Иван Федорович стал наместником Царства Польского, он перевел этот полк к себе в Варшаву. В рядах Закавказского полка Исмаил дослужился до штабс-капитана, после чего был отправлен «понюхать пороха» в боях с горцами Северного Кавказа. В Крымскую войну участвовал в разгроме 12-тысячного корпуса Селима-паши на Чингильских высотах с последующим занятием Баязета.

Вторично Исмаил оказался в Баязете во время следующей войны с Турцией, будучи полковником и командиром вновь сформированного Эриванского конно-регулярного полка. Полк отправили как подкрепление баязетскому гарнизону, и он поспел в самый драматичный момент, когда выступивший из крепости на разведку отряд попал под удар многократно превосходивших сил турок (6 июня 1877 года). Конница прикрыла отход разгромленного отряда.

Началось 23-дневное «баязетское сидение», когда обороной крепости, оставшейся без запасов продовольствия и воды, руководили два человека — полковник Исмаил Хан Нахичеванский и комендант капитан Федор Штоквич.

Штоквич как пехотинец явно солировал, но и роль Исмаила как старшего по званию была довольно значительна. Судя по всему, именно он распорядился сорвать белый флаг и предотвратил сдачу крепости 8 июня.

За Баязет Исмаила наградили орденом Святого Георгия 4-й степени и произвели в генерал-майоры. В отставку он вышел в августе 1908 года, за шесть месяцев до кончины, получив на прощание чин генерала от кавалерии.

Глава Аракской республики

В обороне Баязета участвовал и был ранен сын Исмаила Аманулла, продолживший после войны службу в лейб-гвардии Казачьем полку. Через него Ханы Нахичеванские породнились с еще одним знатным азербайджанским родом — Уцмиевыми, известными не только военными деятелями, но и поэтессой Хуршидбану, творившей под псевдонимом Натаван.

Брат Исмаила — Кел-бали — был на пять лет его младше, но поначалу даже несколько обходил в чинах. Орден Святого Георгия 4-й степени он получил еще в 1854 году, когда на Чингильских высотах руководил взятием вражеской батареи и лично зарубил несколько турок.

В начале осады Баязета Келбали с кавалерийским отрядом безуспешно пытался помочь крепости. А когда осаду все-таки сняли, отличился в последующих сражениях. Получил золотую саблю с алмазами «за храбрость». Вышел в отставку по состоянию здоровья и в 1883 году скончался.

Старший его сын — Эхсан Хан Нахичеванский 2-й — в Русско-турецкую войну 1877-1878 годов храбро сражался на Балканах. Но удачно начинавшаяся карьера пошла под откос после того, как он в пьяном виде бросился с шашкой на трех подчиненных. Вместе с Михаилом Скобелевым он участвовал во взятии Геок-Тепе, вроде бы реабилитировался, но в 1887 году в чине полковника все же был уволен со службы.

Брат Эхсана — Джа-фаркули — по возрасту на войну с Турцией чуть-чуть опоздал, но участвовал в 1880-1881 годах в походах против туркменов. Выйдя в отставку, вел жизнь зажиточного помещика, попутно занимая должность городского старосты Нахичевани.

В июне 1918 года провозгласившие независимость закавказские республики -Азербайджан, Армения и Грузия — подписали с Турцией Батумский договор. Но уже в ноябре Первая мировая война закончилась, туркам пришлось уходить, а закавказские республики начали конфликтовать друг с другом.

В населенных преимущественно мусульманами районах Нахичевани Джафаркули провозгласил Аракскую республику, которая была отрезана от населенного единоверцами Азербайджана. В июне 1919 года территорию республики заняли армянские войска, что привело к полномасштабной армяно-азербайджанской войне. Джафаркули выехал в Иран, где и умер после 1929 года.

Но самую большую известность приобрел младший сын Келбали — Гусейн Хан Нахичеванский.

Последний из верных

В гвардии он начал служить сразу после окончания Пажеского корпуса, а когда грянула война с Японией, отправился на Кавказ, где сформировал из добровольцев 2-й Дагестанский конный полк.

Его джигиты отважно сражались под Ляояном, Инкоу, Сандепу, Мукденом. Орден Святого Георгия 4-й степени полковник Хан Нахичеванский получил за бой у деревни Ландунгоу. Кавказцы тогда ударили по японской пехоте, атаковавшей расстрелявшую все снаряды Забайкальскую казачью батарею, и обратили противника в бегство.

Вернувшись с войны, Гусейн принял лейб-гвардии Конный полк.

Он крепко врос в столичную почву, еще в 1889 году женившись на дочери известного поэта и издателя Николая Гербеля -Софье. Интересно, что при муже-мусульманине она оставалась лютеранкой, а дети воспитывались в православии.

В Первую мировую войну Гусейн Хан Нахичеванский отличился во многих сражениях. Так, орден Святого Георгия 3-й степени он получил за действия в Восточной Пруссии, где его конница фактически спасла от разгрома 1-ю армию.

В 1916 году царь назначил Хана Нахичеванского командующим Гвардейским кавалерийским корпусом, а также произвел в генералы от кавалерии и (первым и единственным из мусульман) в генерал-адъютанты.

В дни Февральской революции Гусейн отправил Николаю II телеграмму, слегка завуалированно предложив двинуть гвардейскую кавалерию на Петроград и порубать революционеров в капусту. Но вместо этого император отрекся. А Хан Нахичеванский отказался присягать новой власти.

Естественно, Временное правительство отправило его в отставку. Гусейн жил в Петрограде как частное лицо и 18 мая 1918 года был арестован по подозрению в контрреволюционной деятельности. Почему военачальник, не скрывавший своих монархических взглядов, остался в Петрограде, неизвестно. Ведь его сын Юрий присоединился к белым и эмигрировал с врангелевской армией из Севастополя.

Скорее всего, Гусейн Хан Нахичеванский просто не успел или не сумел добраться до своих единомышленников. А потом ловушка захлопнулась…

Предполагается, что Хан Нахичеванский был расстрелян в Петропавловской крепости 29 января 1919 года вместе с великими князьями Павлом Александровичем, Дмитрием Константиновичем, Николаем и Георгием Михайловичами.

Гусейн Хан Нахичеванский отправил Николаю II телеграмму, предложив порубать революционеров в капусту.

Комбриг красной армии

Однако вернемся к Джа-фаркули Хану Нахичеванскому. Вместе с ним в Персию эмигрировал его сын

Келбали, ранее служивший в лейб-гвардии Уланском полку, в 1919 году защищавший Нахичевань от армян, а позже продолживший службу в армии Азербайджанской Демократической Республики (АДР) -независимого государства, существовавшего с мая 1918 по апрель 1920 года.

В Персии он тоже поступил на военную службу и погиб в 1931 году при усмирении восстания курдов.

Но парадоксальнее всего сложилась судьба его брата Джамшида. С началом Первой мировой войны он был зачислен юнкером в Елиса-ветградское кавалерийское училище, где прошел ускоренный четырехмесячный курс с присвоением звания прапорщика.

На фронте сражался в рядах знаменитой Дикой дивизии, получив даже такую редкую для офицера награду, как «солдатский» Георгиевский крест 4-й степени («за то, что 29 июня 1917 года у города Калуша, будучи впереди своей сотни, первый бросился на противника в атаку и обратил его в паническое бегство»).

После провозглашения АДР азербайджанские под разделения Дикой дивизии вместе с двумя турецкими дивизиями слились в Кавказскую исламскую армию Нури-паши, которая в сентябре 1918 года ликвидировала Бакинскую коммуну.

Но, потерпев поражение в Первой мировой войне, турки ушли, а независимому Азербайджану пришлось менять внешнеполитические ориентиры.

В апреле 1920 года большевики подняли в Баку восстание, одновременно введя в Азербайджан 11-ю армию. АДР прекратила существование, а ее вооруженные силы должны были влиться в Красную армию.

Джамшид после проверок и переаттестаций стал командиром Азербайджанской стрелковой(позднее -горнострелковой) дивизии. В подписанной Серго Орджоникидзе характеристике аттестовался так: «Достоин оперативно и тактически управлять всеми военными силами, включая корпус. Тихий, уравновешенный, активный и инициативный».

Но чекисты считали, что в тихом омуте (да еще с таким аристократическим именем) черти водятся. К тому же послужной список Нахичеванского выглядел скверно — за советскую власть кровь не проливал, зато сражался против Бакинской коммуны.

В феврале 1931 года Джамшида арестовали, обвинив в заговоре, разумеется, с националистической подоплекой. Заступившийся за него Орджоникидзе вынес вопрос на Политбюро. Решение было следующим: «Освободить Нахичеванского с тем, чтобы он работал не в Закавказье».

Его отправили в Москву в Военную академию, после успешного окончания которой Нахичеванский остался на преподавательской работе и получил звание комбрига. В мае 1938 года вторично был арестован и 26 августа расстрелян под Москвой, на полигоне «Коммунарка».

Дмитрий Митюрин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *