Землепроходец Семен Дежнев

Семен_Дежнев_землепроходец

Хождение на край света

Именем Семена Дежнева назван мыс, являющийся крайней точкой Евразии. Но, как ни странно, достоверных данных об этом великом землепроходце не так уж много.

Мех дороже золота

При рассказе о Семене Дежневе частенько приходится прибавлять пресловутое «вроде как». Про место рождения выдающегося путешественника говорят разное, но вроде как родился он на берегах реки Пинеги, правого притока Северной Двины, в деревне Есиповской. Год рождения достоверно неизвестен — где-то около 1605-го.

Первое свое морское путешествие Семен совершил в 14 лет, когда сходил с отцом на Соловецкие острова, доставляя груз в тамошний знаменитый монастырь. Это «морское хождение» произвело на юношу столь сильное впечатление, что позже он явился в Архангельск, где нанялся матросом на корабль, принадлежавший купцу Воскобойникову. С караваном из трех купеческих судов Семен Дежнев прошел морем до Оби и далее, вверх по реке, к городу Мангазея, основанному в полутораста верстах от обского устья в 1600 году.

В Мангазею свозили ясак -дань, взимаемую пушниной, которой облагались все «инородцы», как называли в официальных документах северные и сибирские народы. Сбор ясака — это было важное дело. Пушнина — «мягкая рухлядь» — являлась денежным эквивалентом, играя роль универсальной валюты в сделках. Стоил мех дорого. Его охотно принимали в качестве оплаты. Им награждали.

Доходы от продажи меха составляли значительную часть тогдашнего государственного бюджета. Собственных золотых приисков и серебряных рудников у московских царей в XVII веке не было, а пушным зверем кишели сибирские леса и тундры, конца-краю которым тогда еще не ведали. Сбор ясака строго контролировался казной, но у всех причастных к нему имелись свои интересы — им выплачивался процент от собранного, а кроме того, можно было заниматься и частными промыслами.

Всю эту премудрость Семен познал, зазимовав в заполярном городе с корабельщиками, дожидавшимися весны, чтобы вывезти в Архангельск закупленные в Мангазее товары.

Чем занимался Семен Дежнев следующие семь лет после мангазейской зимовки — неизвестно, но, судя по всему, больших успехов не добился. Соблазнившись рассказами бывалых людей о богатствах Сибири, решил он попытать счастья на дальней стороне. В 1630 году, когда Дежневу было около 25 лет, в Великом Устюге объявили набор для службы в Тобольске, и Семен примкнул к этой партии, записавшись в казаки.

Война за Ясак

Восемь лет он прослужил, принимая участие в бесконечной войне, «смиряя племена инородцев», пытавшихся отбиться от навязываемого им ясака. Затем Дежнев с отрядом бывшего стрельца Петр Бекетова выступил из Енисейска к месту впадения рек Алдан в Лену, где за шесть ле до того люди Бекетова поста вили Якутский острог. Из этот форпоста отправлялись казачьи поисковые партии дл исследования простиравшихся перед ними земель.

Главной целью этих поисков было обнаружение «неясачныплемен», то есть таких, которые еще не платили ясак. Эт] племена можно было покорить и обобрать в свою лич ную пользу, а потом объявит их данниками русской казнь Получалась двойная выгода в случае удачи отряд возвращался с богатой добычей и сообщением об исполненное государевой службе по увеличению ясачного сбора.

В Якутском остроге Семее Дежнев стал «начальные человеком», и государев при казчик Бекетов посылал егерей во главе казачьих отрядов на сбор ясака. По сути, это были военные экспедиции, в ход! которых Дежнев неоднократно получал ранения и одержал несколько важных побед над разными «непослушниками».

Русские отряды продвигались все дальше, открывая неведомые ранее земли К примеру, отряд Михаила Ста духина, членом которого бьи Дежнев, открыл реку Колыму Важную роль в этом процесс* играли слухи о неких «бога тых краях», где еще никто из русских людей не бывал В частности, со слов инородцев прознали о реке Анадырь в устье которой на лежбища; моржей веками скапливания кости «морского зверя», отчете берега и отмели были завалены моржовыми клыками, ценой равными слоновой кости.

Моржовое Эльдорадо

На семнадцатом году сибирской службы Дежнев вошел компанию, намеревавшуюся найти Анадырь и разведать лежбища «морского зверя». С первой попытки добраться до цели им не удалось — на пути отряда, дошедшего до устья Колымы, встали льды.

В 1648 году казаки повторили попытку. На этот раз в море вышли 180 человек на 6 кодах — парусных и гребных судах с малой осадкой. По пути три судна пропали. Что с ними стало — этого никто не знает. Оставшиеся три корабля, пройдя вдоль Чукотки, вошли в морской пролив (ныне -Берингов пролив), разделявший два материка — Евразию и Северную Америку, совершенно не обратив на этот факт внимания. Им было не до того.

Возле крайней точки Евразийского континента — у Чукотского Носа — один коч погиб, два других 20 сентября 1648 года пристали к берегу. Мореходы пытались закрепиться на суше, чтобы начать поиск моржовых лежбищ, однако, производя разведку края, они наткнулись на чукчей. Это воинственное племя морских охотников, державшее в повиновении оба побережья пролива, терпеть чужаков на своей территории не желало. После нескольких кровавых стычек казаки с боем отошли, погрузились на суда и отчалили.

В море их настигла буря, погубившая еще один коч, а сильно потрепанный корабль Дежнева выбросило на берег. Плыть дальше возможности не было. Выжившие после кораблекрушения пошли пешком, без лыж, по свежевыпавшему глубокому снегу, при сильных морозах, почти без съестных припасов, добывая пищу охотой и рыбалкой. Через десять дней к устью Анадыря вышли только 12 человек.

Они зазимовали на берегу реки, к весне построили из принесенного морем плавника лодки, на которых пошли вверх по течению Анадыря, пока не наткнулись на селение «анаульских людей». Напав на них, казаки «погромили анау-лов и взяли большой ясак». На месте разоренного стойбища они основали свое зимовье, а потом срубили Анадырский острог, в котором прожили лето и зиму 1649 года, отражая нападения «инородцев», удерживая их на расстоянии только силой огнестрельного оружия.

Осажденных людей Дежнева спас отряд Семена Моторы, пришедший к их острогу сухим путем. Объединившись, казаки продолжили поиски моржовых отмелей. Атаманом был Мотора, а Дежнев считался его заместителем. Только в 1652 году, после того как Мотора погиб в стычке с анаулами, по общему выбору Семен Дежнев встал во главе гарнизона Анадырского острога.

В том же году в устье Анадыря казаки нашли ту самую моржовую лежку, которую искали и ради которой пережили столько лишений. С известием о находке и с просьбой о подкреплениях в Якутск послали нескольких казаков из отряда Моторы, знавших дорогу.

Почести и богатство

Несколько следующих лет землепроходцы занимались сбором моржовых бивней и отбивались от анаулов. Потом в острог пришел государев приказчик, а с ним 30 служилых людей, которым Дежнев сдал Анадырский острог, «государеву казну, воинские и иные припасы». Сам он остался в остроге как вольный промышленник и занимался добычей моржовой кости.

В 1662 году Дежнев прибыл в Якутский острог с богатой добычей, в ореоле героя. Якутский воевода назначил его сопровождающим каравана, отправлявшегося в Москву с ясаком. Дежнев выступил в дальний путь и через два года доставил в столицу 196 пудов «мягкой рухляди, моржовой кости и иной государевой казны».

В Москве сибирский землепроходец был принят милостиво, получив в награду звание якутского атамана с окладом «9 рублев на год».

В Москве сибирский землепроходец был принят милостиво, получив в награду «за многие службы» звание якутского атамана с окладом «9 рублев на год», да хлебом, да овсом, да солью. Кроме того, Дежневу выплатили 126 рублей — жалованье за годы службы. А за внесенную в казну меховую рухлядь, оцененную в 500 рублей, и моржовые бивни (17 340 рублей) он получил свой законный процент. Так что в Сибирь Семен Иванович вернулся богатым человеком, состоящим в немалом чине.

В 1672 году Дежнев снова доставил в Москву якутский ясак, сдав его в Сибирский приказ. Дальнейшее в рассказе о Дежневе снова предваряет присказка «вроде как».

После второго визита в Москву Дежнев — вроде как — в Сибирь больше не поехал. Ему было почти 70 лет, за годы службы он 13 раз был ранен, из них трижды тяжело. Настоящей семьи Дежнев не завел — он был женат на якутке, родившей ему сына, но это тогда не считалось законным браком. Полагают, что Семен Дежнев умер в начале 1673 года в Москве, но где похоронен — неведомо.

Открытый им пролив не заинтересовал ни якутские, ни московские власти. О нем забыли, и через 80 лет его заново открыла экспедиция Витуса Беринга, именем которого пролив и был назван.

Мыс Дежнева на картах появился только в 1898 году, когда крайнюю точку Евразии назвали в честь атамана землепроходцев по инициативе Русского географического общества.

Валерий Ярхо

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *