Яд для чекиста

чекист_нквд

Яд для чекиста

Почему главного разведчика НКВД отравили соратники?

Начальник советской внешней разведки органов государственной безопасности середины 1930-х годов Абрам Слуцкий был словно создан для этой работы. Ему удавалось как организовывать, так и лично осуществлять самые смелые и рискованные операции, обводя вокруг пальца лучшие разведки мира. Но никакое мастерство не уберегло его от ненависти и зависти соратников во время чисток в НКВД.

абрам_слуцкий_нквдАбрам Аронович Слуцкий родился летом 1898 года в селе Парафиевка Черниговской области в семье кондуктора железной дороги. Вскоре семья переехала в Среднюю Азию. Мальчик учился в гимназии, осваивал рабочую профессию на хлопковом заводе. В 18-летнем возрасте его призвали в царскую армию. Где-то в это же время он встретился с революционными агитаторами, которые произвели на него большое впечатление. Слуцкий активно участвовал в установлении советской власти в этом крае, работал инструктором в Андижанском горкоме партии.

Карьерный рост

В сентябре 1920 года молодого, активного пропагандиста, направили на работу в Ташкентскую ЧК. Уже через год он был избран председателем Пишпекской (нынешний Бишкек) уездной ЧК. Проявив себя исполнительным, смелым, волевым чекистом, Слуцкий в итоге заслужил перевод в Москву. В июле 1926 года молодого сотрудника взяли в ОГПУ на должность помощника начальника шестого отделения экономического управления. Здесь он проработал три года, постепенно поднимаясь по служебной лестнице. Наконец, в начале 1930 года он стал помощником, а затем и заместителем начальника Иностранного отдела Артура Артузова.

С 1931 по 1933 год Слуцкий — главный резидент Иностранного отдела по странам Европы. Под прикрытием должности сотрудника торгпредства СССР в Берлине он выезжал в спецкоманди-ровки и принимал участие в проведении спецопераций в Германии, Испании, Франции, Швеции. Его усилиями была создана целая агентурная сеть, поставляющая советскому руководству ценные сведения о событиях в Германии, где к власти как раз пришла Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера.

В мае 1935 года Артура Артузова освободили от занимаемой должности. Новым начальником советской внешней разведки органов государственной безопасности назначили уже опытного чекиста Абрама Ароновича Слуцкого. Его включили в список руководящих работников, которым постановлением Политбюро от 26 ноября 1935 года присвоили новые специальные звания. Список начинался с наркома Генриха Ягоды — он стал генеральным комиссаром госбезопасности. Слуцкий получил высокое звание комиссара госбезопасности второго ранга (в армейской иерархии оно приравнивалось к званию генерал-полковника).

Слуцкий на всех производил впечатление разумного человека. Лично выезжал в страны Европы, поэтому хорошо понимал проблемы резидентов. Умный, вежливый, он мог выслушать и понять подчиненного. При нем штат разведки вырос до 210 человек.

Абраму Ароновичу приходилось руководить и работой сотрудников НКВД, которых отправляли в республиканскую Испанию, где шла гражданская война.

Заметную часть работы отдела под управлением Слуцкого составляли розыск и физическое устранение противников Иосифа Сталина за границей.. В особенности деятелей белой эмиграции и сторонников Льва Троцкого. По инициативе и при участии Слуцкого были организованы многие громкие операции: похищение 22 сентября 1937 года в Париже председателя РОВС генерала Евгения Миллера; убийство в Лозанне 4 сентября 1937 года бывшего сотрудника НКВД Игнатия Рейсса; вербовка в Великобритании группы агентов, позднее известных как «Кембриджская пятерка»; операция «Тарантелла», в результате которой советские специалисты переиграли британскую разведку, и так далее…

Шантажист по призванию

При этом Слуцкий был не только организатором, но и действующим агентом. В Швеции он успешно выполнил задание по линии научно-технической разведки. Подобрав нужных людей, сумел добыть документацию, касающуюся технологии производства шарикоподшипников, так необходимых в тот период народному хозяйству СССР. Вместе с Никольским (позднее известным как Орлов) Абрам Аронович, встречаясь со шведским спичечным магнатом Иваром Крюгером, путем шантажа получил для советского правительства 300 тысяч долларов отступных.

А на Американском континенте приобрел ценные источники информации, которые долгие годы снабжали советскую внешнюю разведку важными сведениями.

Слуцкий был предельно осторожным человеком. Порой его осторожность граничила с трусостью. Зато он обладал великолепным артистическим даром перевоплощения и был прирожденным талантливым шантажистом.

При Абраме Ароновиче в состав резидентуры входили опытные чекисты: Игнатий Рейф, Федор Карин, Дмитрий Быстролетов.

Как глава разведки, он никогда не забывал о своих товарищах. Так, в 1937 году благодаря личному вмешательству Слуцкого восстановили в рядах НКВД разведчика Константина Кукина, служившего во внешней разведке с 1931 года под оперативным псевдонимом Кин — вначале в Лондоне, а затем его перебросили в Харбин, где он работал «генеральным представителем Госстраха».

В мае 1935 года один из агентов его группы завербовал шифровальщика МИД Великобритании Джона Герберта Кинга. Спецотделу НКВД удалось раскрыть шифры и коды британского МИД.

В 1937 году к сотрудничеству с советской разведкой привлекли секретаря Британской ассоциации по исследованию цветных металлов Мелиту Норвуд. Особенно ценная информация от нее поступила в 1940-е годы, когда Норвуд получила доступ к материалам английской программы по созданию атомной бомбы.

В предвоенные годы советскую разведку интересовала не только Европа, но и Восток (Афганистан, Иран, Китай, Япония). А также США, где с середины 1930-х годов надежно закрепилась сеть советской агентуры. Слуцкий активно поддерживал идею привлечения к разведывательной деятельности в западноевропейских странах близких в идеологическом плане молодых людей, с целью использования их позднее в интересах Москвы.

Заговор Ежова                           

Естественно, занимая такую должность, Слуцкий не мог оставаться в стороне от политики. Он принимал активное участие в партийной жизни наркомата, выступал с докладами и яркими речами на собраниях. Речи всегда были четко идеологически выверены. В период борьбы с «троцкистской оппозицией» он не раз заявлял, что считает ее не менее опасной, чем фашизм. Его рвение замечали и ценили.

К лету 1937 года Слуцкий остался единственным начальником отдела Главного управления государственной безопасности, которому удалось сохранить свой пост после смещения Генриха Ягоды и прихода в НКВД Николая Ежова. Как чекист с опытом, он хорошо разбирался в политической ситуации и понимал, что тучи над ним сгущаются. Пока он выжидал, его политические противники решили действовать. Арест показался им слишком ненадежной мерой, поэтому главного разведчика решили просто устранить.

17 февраля 1938 года Абрам Слуцкий с самого утра был крайне озабочен тревожными сообщениями из Австрии, оттуда пришла информация о скором аншлюсе страны с фашистской Германией. Необходимо было срочно наладить бесперебойную работу резидентов в новых условиях. Одновременно из Италии пришло сообщение о побеге из Рима высокопоставленного советского дипломата.

Нужно было срочно согласовать необходимые действия с заместителем наркома внутренних дел. Собрав все документы, Слуцкий отправился на доклад к недавно назначенному на этот пост Михаилу Фриновскому. Но уже в коридоре почувствовал себя плохо. Едва войдя в кабинет и поздоровавшись, попросил разрешения присесть. Потом неожиданно завалился на сторону и осел в кожаное кресло. Врач констатировал смерть от разрыва сердца.

Все знали, что Слуцкий был сердечником. Не раз на глазах сотрудников он переносил сердечные приступы. Однако в верхах практически открыто говорили о том, что высокопоставленный чекист был отравлен. Операцию провели в кабинете Фриновского при участии оперативников отдела Михаила Алехина и Леонида Заковского. Она получила кодовое название «Чай с отравой». На деле же Слуцкого просто усыпили хлороформом, а затем сделали ему смертельную инъекцию.

Позднее все участники угодили в застенки Лубянки и под пытками подтвердили эту версию. Накануне своего расстрела в 1940 году признал ее и бывший нарком внутренних дел СССР Николай Ежов.

Впрочем, это не уберегло самого Слуцкого от посмертного осуждения. Вскоре после его ухода из жизни, в декабре 1938 года, Лаврентий Берия на одном из собраний НКВД назвал Слуцкого врагом народа.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *