Судьба «Красного графа»

Судьба «Красного графа»

Потомок мушкетера Атоса был разведчиком-чекистом?

Француз по национальности, Георгий Георгиевич Лафар знал четыре языка, был убежденным анархистом, авантюристом и первым советским разведчиком, внедрившимся в штаб французских интервентов.

Cогласно анкете, которую Лафар собственноручно заполнял в ВЧК, он родился 14 сентября 1894 года в городе Сестрорецке, в семье французского инженера-оружейника, который приехал в Россию еще юношей. Мать Лафара работала учителем на дому. Избрав для себя профессию модельщика (создание моделей для литейного производства)? Георгий получил в Париже прекрасное образование, поскольку для этой работы требовались инженерные знания. Он свободно владел немецким, французским и итальянским языками.

Отчаянный француз

С началом Первой мировой войны он вернулся из Европы и работал с отцом на заводе, а потом до революции служил в экспедиционной конторе -получал и распределял французское оружие, поступавшее в армию. В 1917 году работал в петроградской миссии французского генерала Нисселя.

После большевистского переворота по убеждению пошел работать в ВЧК: стал заведующим подотделом по борьбе с банковскими преступлениями, принимал участие в подавлении восстания эсеров, вел допросы иностранцев в связи с заговором послов («дело Локкарта»).

21 марта 1918 года Лафар стал членом ВЧК, а в декабре того же года был отправлен под псевдонимом Шарль в Одессу для внедрения в штаб французского командования. Он подходил для этой миссии как никто другой: дворянин (согласно одной из версий его биографии, Лафар являлся по­томком настоящего графа де Ла Фер — прототипа мушке­тера Атоса из романа Дюма), прекрасно образован, в меру ироничен, знает языки, рабо­тал у Нисселя — белогвардей­цы были обязаны признать его своим.

Так оно и получилось.

В январе 1919 года Геор­гия Лафара приняли на рабо­ту в штаб генерала Филиппа д’Ансельма, командующего сводными силами Антанты, где он служил переводчиком у французского полковника Анри Фрейденберга.

Образованный, с безупреч­ными манерами, Жорж Лафар быстро вошел в доверие к полковнику. Вне службы его часто видели в компании звез­ды российского немого кино Веры Холодной. Согласно шифровкам, отправленным в Москву, Шарль активно «раз­рабатывал» актрису, склоняя ее к сотрудничеству с крас­ными. Скорее всего, актриса интересовала разведчика и как еще один вариант под­хода к полковнику Фрейден- бергу, который был влюблен в звезду, но держал себя весьма скромно.

Возможно, именно шиф­ровки Лафара стали причи­ной смерти Веры Холодной. Известно, что вторая шиф­ровка Шарля, в которой речь шла об агентурной работе с актрисой, была перехваче­на контрразведкой белых. И Вера, по странному стечению обстоятельств, буквально на следующий день заболела «испанкой». Возможно, ее от­равили.

Врачи отмечали странное течение болезни, больше по­хожее на легочную форму чумы. Вера Холодная, которую Шарль описывал как «милую, немного инфантильную де­вушку, тяготившуюся славой», проболела всего несколько дней и скончалась.

Скорее всего, результатом внедрения Шарля стала пере­дача Фрейденбергу взятки от ВЧК, после чего войска Антанты с 4 по 7 апреля 1919 года срочно покинули берег Черного моря. Так это или не так, сейчас сказать сложно, но откупаться от врагов золотом царской России было в обы­чае большевиков. Тот же трюк они проделали в отношении США, откупившись от претен­зий американцев на Дальний Бостоки Чукотку золотым цар­ским запасом.

Провал и неизвестность

Однако контрразведка бе­лых, имевшая серьезный вес на юге России, не дремала. После того, как вторая шиф­ровка Шарля была перехва­чена, он был назван самым опасным шпионом больше­виков. Началась охота.

В Москве резидент белых проверил адрес, по которо­му было отправлено письмо, и выяснил, что адресат здесь не проживает.

Кроме того, есть версия, что Лафара узнал развед­чик белых Владимир Ор­лов, который в 1918 году по подложным документам.и работал в ВЧК. Знал Лафара и английский агент Сидней Рейли, прибывший в Одессу через Крым.

Большевистская сеть была раскрыта, Лафара взя­ли в самом начале апреля. Дальнейшая судьба его неиз­вестна. Советский писатель Алексей Толстой считал, что его утопили в море, другие говорили, что белые увезли Лафара с собой в Константи­нополь.

Когда большевики вошли в Одессу, они предпринима­ли попытки найти его тело в море, но успехом затея не увенчалась — среди подня­тых трупов Лафара не было.

Предположительно, его расстреляли в порту Одессы 2 или 4 апреля 1919 года.

Так закончилась в России история французского рода де Лафар.

Александр ЛАВРЕНТЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *