Главный враг России

британская_пехота_крымская_война_britanskaya_pehota_krymskaya_vojna

Главный враг России

Хотя Россия и Англия никогда не имели общей границы, на протяжении столетий они оставались врагами. При этом инициаторами конфликтов почти всегда были британцы. Попробуем разобраться, за что они невзлюбили нашу страну.

«Там вечно холодно»

Мало кто знает, что в жилах князей из старшей ветви Рюриковичей еще с XI века текла и английская кровь. У Владимира Мономаха и его жены Гиты Уэссекской, дочери английского короля Гарольда II, было 12 детей. Их потомки правили страной до воцарения Бориса Годунова.

Но в XVI веке об этом уже не помнили ни в Англии, ни в России. Британцы вообще не имели точных сведений о существовании нашей страны, пока в 1553 году к побережью Белого моря не причалил корабль Ричарда Ченслора. От местных жителей он и узнал, что приплыл в Россию. На самом деле Ченслор искал северный путь в Индию и Китай.

Иван Грозный принял англичан с интересом. Россия тогда находилась в сложном положении: фактически против нее действовал неформальный политический и торговый союз Ганзы, Польши, Литвы, Швеции и Ливонии. Они прилагали все усилия, чтобы не допустить прорыва Москвы в Европу. Вплоть до того, что российским агентам не давали нанимать на службу иностранцев.

Грозный увидел в англичанах возможных союзников для преодоления изоляции. Он предоставил британским купцам большие льготы, обменялся с Лондоном послами и вступил в переписку с королевой Елизаветой I. И даже предложил ей взаимные гарантии убежища на случай обострения ситуации на родине.

Но эмигрировать в Туманный Альбион Грозному так и не довелось. Приступ англомании вообще продлился у царя недолго. Сначала Елизавета I отказалась выйти за него замуж, за что Грозный в письме обругал ее «пошлой девицей», а затем и вовсе дала понять, что Англия не будет вмешиваться в Ливонскую войну на стороне России. За это Грозный лишил британских купцов всех привилегий.

После ряда поражений Иван Грозный решил наплевать на гордость и в 1581 году возобновил переписку с Елизаветой I, снова прося о помощи и предлагая взять в жены родственницу королевы Марию Гастингс. Занятно, что свой отказ Мария мотивировала в тех же выражениях, в которых британцы ругают Россию до сих пор: «Там вечно холодно, люди грубы и неотесанны, а правит ими жестокий тиран».

В отношении политического союза с Москвой английские министры тоже не были оригинальны. Они убедили королеву, что нашей стране лучше не помогать и в Европу ее не пускать, а то мало ли что русским в голову взбредет.

План Чемберлена

Борис Годунов тоже благоволил иностранцам, в частности англичанам. Он даже отправил в 1602 году пятерых детей боярских учиться в Лондон. Но те почему-то в Россию не вернулись. В конце концов и Годунов стал отзываться о британцах, как о «злодеях, коварства полных».

Английские купцы и дипломаты, посещавшие Москву, в своих записках отмечали не только холод и грубость нравов, но и богатство. Они не ограничивались праздным восхищением, а живо интересовались происхождением этого богатства. Вскоре благодаря агентам британской Московской компании высокопоставленные сановники в Лондоне узнали, что на «восток и северо-восток от Московии лежит страна, полная сказочных богатств и почти не населенная».

Речь шла о Сибири и Урале, откуда русская казна получала меха, золото, серебро и многое другое. Проникли британские торговцы и в Мангазею, расположенную недалеко от Обской губы. Этот город в начале XVII века был крупнейшим центром сбора ясака и оплотом владычества Москвы в регионе.

Тем временем Россию охватила Смута. В поисках наживы английские купцы расползлись по Русскому Северу, а наиболее предприимчивые даже строили планы по оккупации части страны. Капитан Томас Чемберлен, послуживший в свое время Василию Шуйскому и много знавший о России, предложил английскому королю Якову I проект захвата Мангазеи и колонизации русских земель. «Если бы его величество получил предложение суверенитета над той частью Московии, которая расположена между Архангельском и Волгою, и над водным путем по этой реке до Каспийского или Персидского моря или, по крайней мере, протекторат над нею и полную свободу для английской торговли, это было бы самым счастливым предложением, когда-либо сделанным нашему государству», — писал Чемберлен в 1612 году.

крымская_война_бой_с_англичанами

Триста лет спустя

Глава Московской компании сэр Томас Смит в своем меморандуме пошел еще дальше. Он считал, что предприятие по установлению английской власти 1612 год: план капитана Чемберлена по оккупации Русского Севера в Мангазее и окружающих землях «могло бы быть очень прибыльным для его величества и всего королевства». Смит давал такое обоснование оккупации части России: «Правящая династия пресеклась, боярство почти все уничтожено, в обществе наблюдается брожение, в стране не осталось человека, способного принять на себя управление».

Сэр Томас пришел к выводу, что в сложившейся ситуации «русские вынуждены предаться в руки какого-нибудь государя, который будет их защищать, и подчиняться правлению иностранца». И, конечно же, этим «защитником» непременно должен был стать английский король.

Яков I уже готов был дать добро на эту операцию, но Смута закончилась и на троне утвердился Михаил Романов. Об этих планах в России узнали 300 лет спустя, когда в британских архивах обнаружили записки Чемберлена и Смита с положительными резолюциями короля.

Симпатии к Стюартам

На некоторое время между двумя странами установились ровные отношения. Однажды англичане выступили посредниками при заключении русско-шведского мира. В ответ британским купцам вернули былые льготы. Но в Англии началась революция, а в 1649 году был казнен король Карл I.

Царь Алексей Михайлович приказал выслать из России всех англичан и разорвал дипломатические отношения. Решение о высылке, кстати, не коснулось шотландцев, поддерживавших в гражданской войне Карла I.

В Лондоне восприняли эти решения своеобразно. Англичане стали считать Россию потенциальной угрозой республиканской форме правления.

На стол Оливера Кромвеля лег очередной проект экспедиции на Русский Север. Сорвалось это предприятие из-за восстания в Ирландии. После этого англичане надолго утратили интерес к России, так как осознали невозможность привлечь ее в качестве союзника или подчинить как колонию.

Не сложились отношения с Англией и у Петра I. Он был не в восторге от посещения Британии, над республиканскими институтами смеялся, а купцов из Туманного Альбиона считал жуликами. Петр I англичанам тоже не понравился: его заподозрили в симпатиях к свергнутой династии Стюартов.

Особую тревогу успехи России в Северной войне стали вызывать с 1714 года. Тогда на британский трон под именем Георга I сел ганноверский курфюрст. Он, во-первых, был давним союзником Швеции, во-вторых, опасался претензий России на Прибалтику и север Германии. Но отношения двух стран еще не были испорчены безвозвратно. Скажем, в Северную войну англичане вмешиваться не стали. В Войне за австрийское наследство (1740-1748) Россия и Англия сражались на одной стороне, а в Семилетнюю войну (1756-1763) — друг против друга.

Но кризис назревал. В Санкт-Петербурге не принимали претензий Англии на господство в Европе, тем более что чувствовали за собой силу.

В Лондоне были далеко не в восторге от возросшей мощи России. Свое пренебрежение британцы демонстрировали при каждом удобном случае. К примеру, долго отказывались признавать за русскими монархами императорский титул.

Пощечина королю

Политика Екатерины II и очевидные успехи России окончательно определили русофобские настроения британской элиты. Уильям Питт — старший писал в 1772 году: «С прискорбием я осознаю, что Россия теперь не может быть остановлена и соединенными усилиями стран Европы».

Справедливости ради надо заметить, что у британцев были основания для беспокойства. За короткое время Россия разделалась со всеми своими историческими противниками: Швеция была низведена до положения второстепенной державы, Польша разделена, а Турция потеряла огромные территории.

Последнее обстоятельство особенно раздражало британцев. Чем ближе к Индии подбирались русские границы, тем громче звучали слова неодобрения в английском парламенте. Что характерно, по этому вопросу никогда не было разногласий между партиями вигов и тори.

Смутные слухи о Греческом проекте Екатерины II, собиравшейся отнять у турок Константинополь и создать зависимое от России Греческое царство, вызвали в Лондоне настоящую истерику. Если бы не восстание колонистов в Северной Америке, англичане попытались бы сколотить антирусскую коалицию.

Но вместо того чтобы «наказывать варваров», как призывали некоторые депутаты английского парламента, король Георг III вынужден был идти к Екатерине II на поклон. Понимая, что война с американскими колониями складывается совершенно не так, как хотелось, он попросил у нее военной помощи. Король уверял императрицу, что все монархи — братья и должны помогать друг другу.

Ответ Екатерины II иначе как пощечиной не назовешь. Она дала понять, что не считает Британию полноценной монархией и не собирается вмешиваться в войну, «целей которой не знает и не понимает». Екатерина II предложила Георгу III самому разбираться со своими подданными, раз уж они настолько не уважают короля, что подняли против него оружие.

В довершение всех британских бед по инициативе России был заключен договор о вооруженном нейтралитете, к которому примкнули почти все страны. Именно этот договор сделал невозможной победу англичан в войне с США. Ведь Англия рассчитывала удушить свои бывшие колонии морской блокадой, но в итоге сама оказалась в полной изоляции.

Таким образом, Екатерина II в войну с англичанами не вступила, но сделала все возможное для их поражения. С тех пор в Лондоне Россию не просто не любили, а смертельно боялись.

Союзники по неволи

Наполеон, начав грандиозные завоевания, толкнул Англию и Россию в объятия друг друга. Но, даже сражаясь против общего врага, британцы не забывали вставлять палки в колеса своим союзникам. Например, «подставили» Русский корпус во время совместной высадки в Голландию в 1799 году. Потом содержали в ужасных условиях русских солдат и офицеров, эвакуированных в Англию. А сами при этом заполучили весь голландский флот.

Потом англичане отобрали у французов Мальту, но не вернули ее Павлу I, который был гроссмейстером Мальтийского ордена. В конце концов российскому императору такие союзники надоели. Он заключил союз с Наполеоном и двинул на Индию 35-тысячный корпус. Тогда англичане не погнушались организовать — через своего посла в Санкт-Петербурге Уитворта — заговор против российского монарха.

Павел I был убит, а Россия вернулась в анти-французскую коалицию. Это не помешало англичанам продолжать враждебные действия. Например, Россия воевала одновременно с Францией (1805-1807), Турцией (1806-1812) и Персией (1804-1813). Если на западе англичане вели себя как союзники, то на востоке разве что не выставляли войска против русских. В армиях шаха и султана воевали английские офицеры, персам и туркам поставлялось самое современное оружие, Лондон оказывал врагам России всю возможную дипломатическую поддержку.

После победы над Бонапартом отношения двух стран стали еще хуже. Англичан возмущало, что Россия навязывает Европе свою волю, но сказать они ничего не смели. Однако в Британии русофобия достигла новых высот. Отчасти это было связано с подавлением Польского восстания 1830-1831 годов. Английский поэт Теннисон восклицал: «Боже, сколько это будет продолжаться? Доколе еще будут эти бессердечные московиты притеснять несчастную Польшу?»

Королева Виктория и британская элита считали, что неотесанного «русского медведя» надо загнать обратно в Сибирь. Затеянная Британией «Большая игра» за обладание Афганистаном и Средней Азией только усилила соперничество. В конечном итоге Россия получила все, что хотела (Хиву, Бухару, Коканд). Это приводило британцев в ярость.

Игра в открытую

К середине XIX века позиции России ослабли, но Николай I этого не замечал. Зато англичане дождались удобного момента, когда вся Европа была настроена против Санкт-Петербурга. Впервые они решились сыграть против России в открытую.

Накануне Крымской войны британцы строили грандиозные планы: Финляндию вернуть Швеции, Прибалтику передать Пруссии, Молдавию — Австрии, восстановить Польшу, а Грузию, Крым, Черкесию и Кубань отдать Турции. Объяснялось это тем, что Англия «благородно и высокопринципиально ведет битву цивилизации против варварства».

Лозунг «Не отдадим русским Константинополь!» звучал так громко, как будто речь шла о Лондоне. Во время проповеди в 1853 году один английский пастор разразился такой речью о последствиях попустительства российской политики: «Сама мысль об этом ужасна — порабощенная страна, залитые кровью улицы, господство деспотов, поруганные свободы, растоптанные права, кандалы и смерть».

Пропаганда дала свои плоды. Весной 1854 года Англия объявила войну России. Но антирусская коалиция добилась успеха лишь отчасти, да и то ценой больших потерь. Самым неприятным последствием проигранной Крымской войны для России стал запрет иметь Черноморский флот, но, несмотря на активное противодействие Англии, он был отменен уже в 1871 году.

Странная дружба

Российская империя быстро восстановила утраченные позиции. Это вызвало предсказуемое раздражение Лондона. В конце XIX и в первые годы XX века почти по любому вопросу Англия старалась противодействовать России. К примеру, во время Русско-турецкой войны — в 1878 году — британцы грозились открыть боевые действия, если русские войска займут Константинополь. А между тем турецкая армия была разбита и сопротивления бы не оказала.

Во время Русско-японской войны англичане, находившиеся в союзнических отношениях с японцами, продавали им оружие и корабли, а русскому флоту чинили препятствия в его переходе на Тихий океан.

Однако обострение отношений с Германией вынудило Британию пойти на заключение союза с Россией. И снова, хотя в Первую мировую войну обе державы воевали на одной стороне, Лондон продолжал враждебные действия в адрес России.

Не раз уже оплаченные российской стороной военные заказы уходили во французскую или английскую армии, а сроки поставок в Россию постоянно срывались. Английская разведка действовала в Петрограде так, как будто дело происходило не в столице союзного государства, а в Берлине или Вене.

Британский офицер Освальд Райнер организовал убийство Григория Распутина, а посол Джордж Бьюкенен напрямую участвовал в подготовке Февральской революции. Так что в крахе Российской империи есть немалая «заслуга» англичан.

Борис Шаров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *