Человек, ограбивший Ленина

яков_кошельков

Человек, ограбивший Ленина

Многие ли знают Яшку Кошелькова? Вряд ли. А ведь этот уголовник был близок к тому, чтобы кардинальным образом изменить ход мировой истории.

Домушник становится бандитом

Можно сказать, что Яков Кошельков был потомственным бандитом. Его отец, осужденный за разбойные нападения, скончался на каторге в Сибири. Яшка пошел по его стопам. Уже в 1913 году он был поставлен на полицейский учет как домушник-рецидивист по кличке Янька, а к 1917 году имел за плечами 10 судимостей.

Наверное, он так и сгинул бы на каторге безвестным уголовником, не случись в России революции. На волне демократических преобразований в марте 1917 года полицию разогнали, а из тюрем выпустили огромное количество людей, которым именно там было самое место.

В последовавшей вслед за этим криминальной вакханалии Кошельков быстро сориентировался и из домушника переквалифицировался в бандита. Вместе с еще двумя уголовными авторитетами -Сергеем Емельяновым по прозвищу Сережа Барин и Григорием Мартазинымон сколотил из бывших каторжан банду численностью 18 человек, промышлявшую налетами.

кошельков_яков
Долгое время Якова Кошелькова не могли поймать. Он даже получил кличку Неуловимый

Бандиты работали дерзко, к тому же им сопутствовала удача. Неудивительно, что вскоре и банда, и сам Янька получили известность в уголовном мире, а также у сотрудников ЧК. Впрочем, от чекистов бандиты особо не прятались, полагая, что в царящей вокруг неразберихе у тех есть дела поважнее — борьба с контрреволюцией. Оказалось, что все не так просто.

Зимой 1918 года 28-летний Кошельков отправился в Вязьму погулять на свадьбе у кого-то из корешей. Пьянка удалась на славу, но все веселье испортили сотрудники местного ЧК, которые заявились на банкет без подарка, зато с наганами. Чекисты стали проверять документы, опознали Кошелькова и отправили его под конвоем в Москву.

В одном вагоне поезда ехали Яшка и трое конвойных, а в другом, соседнем, вагоне — дружки Яшки, задавшиеся целью освободить своего главаря. По дороге у них созрел план.

В Москве Кошелькова вывели на перрон, и тут к конвоирам подскочил один из бандитов, переодетый разносчиком-торговцем. Он попросил разрешения продать арестанту буханку хлеба. Стражи порядка сжалились и позволили. Когда Кошелькова вели пешком по улице Мясницкой, он разломил буханку, выхватил спрятанный в ней пистолет, застрелил двух конвойных, тяжело ранил третьего и бросился бежать.

Машина председателя СОВНАРКОМА

Совершив побег, Янька не ушел на дно, а принялся еще активнее бесчинствовать в Москве. Он понимал, что после убийства чекистов ему не приходится рассчитывать на снисхождение властей. Поэтому бандит совсем озверел и, не задумываясь, пускал в ход оружие.

По моде того времени Кошельков с дружками промышляли «самочинками». Обзаведясь поддельными документами сотрудников ЧК, они совершали обыски в квартирах и на предприятиях. Но не гнушались и банальным гоп-стопом.

Чем дальше, тем сильнее Кошелькову хотелось настоящих «подвигов». Хотелось сорвать такой куш, чтобы все кругом завидовали.

6 января 1919 года Янька вместе со своей бандой пьянствовал в Сокольниках. В ходе пьянки бандиты разработали план: решили ограбить особняк на Новинском бульваре и кооператив на Плющихе. Но для этого требовался автомобиль. Бандиты отправились на дорогу, чтобы завладеть первой попавшейся машиной.

По иронии судьбы глава советского правительства Владимир Ленин в это время поехал на детский праздник. Разумеется, на автомобиле.

Степан Гиль, шофер Ильича, заметил вооруженных наганами людей. Ленин подумал, что это красногвардейский патруль, и приказал водителю остановиться.

Здоровенный Кошельков выволок председателя Совнаркома из машины. Ильич, естественно, запротестовал. Заявил, что он — Ленин, и даже предъявил удостоверение. Но Кошелькову послышалось, что фамилия владельца машины — Левин. «Черт с тобой, что ты Левин. А я Кошельков, хозяин города ночью», — заявил Янька. После чего отобрал у Владимира Ильича удостоверение и личный браунит, уселся в автомобиль и укатил.

Ленин, его сестра Мария Ильинична и шофер Гиль остались стоять у дороги. В принципе им даже повезло — бандиты вполне могли убить их.

Позже Ленин припомнил это нападение в известной работе «Детская болезнь “левизны” в коммунизме». Обосновывая необходимость заключения Брест-кого мира, вождь мирового пролетариата приводил в пример компромисс, который он вынужден был заключить с бандитами, отдав им документы и автомобиль. «Наш компромисс с бандитами германского империализма был подобен такому компромиссу», -делал вывод Ленин.

Экстренное совещание

Но это будет позже -в 1920 году. А пока что Кошельков, отъехав на довольно приличное расстояние, решил-таки взглянуть на отобранное удостоверение. И обомлел. И приказал гнать обратно. Он решил захватить Ленина, чтобы получить за него выкуп. Но опоздал.

Бандиты недолго разъезжали на экспроприированном автомобиле. Народ в Москве был так увлечен классовой борьбой, что забывал о чистке улиц. И вот на Хамовнической набережной машина Ленина

— Кошелькова угодила в снежный затор. Бандитам пришлось выталкивать авто из сугроба.

В этот момент к ним подошел молодой милиционер. Увидев его, бандиты открыли огонь. Начал стрелять и милиционер. Когда Яшка и его дружки увидели, что на место происшествия сбегаются другие милиционеры и красноармейцы, они бросили машину и пустились наутек.

Дерзкий налет на главу правительства переполнил чашу терпения советской власти. Она решила дать бой бандитизму.

22 января 1919 года заместитель председателя ВЧК Яков Петерс собрал экстренное совещание представителей ВЧК, МЧК, Моссовета и уголовного розыска. Был издан приказ: «Всем военным властям и учреждениям народной милиции в пределах линии Московской окружной железной дороги расстреливать уличенных и захваченных на месте преступления виновных в грабежах и насилиях».

На банду Кошелькова устроили настоящую охоту. Вскоре несколько человек из его группировки были ликвидированы. Однако бандиты, как говорится, совсем страх потеряли. В ответ на чекистский террор Янька устроил свой — бандитский — террор.

Здоровенный Кошельков выволок Ленина из машины. Ильич, естественно, запротестовал.

Охота на Кошелькова

Бандиты заявились на квартиру сотрудника МЧК Ведерникова. Кошельков устроил там некий судебный фарс. Он выдвинул Ведерникову обвинение, сам приговорил его к расстрелу и сам же привел приговор в исполнение, убив чекиста на глазах его семьи.

На этом бандитский беспредел не закончился. 14 марта 1919 года Кошельков убил на Плющихе двух комиссаров МЧК — Караваева и Зустера. А 1 мая на Воздвиженке Янька сначала устроил прохожим «праздничные первомайские ограбления», а потом расстрелял трех милиционеров, присланных навести порядок.

Поймать Кошелькова никак не удавалось. Это привело к чистке в МУРе, из которого разом уволили 15 сотрудников, а руководить этим подразделением поставили чекиста Александра Трепалова, бывшего матроса с «Рюрика».

Уголовников так прижали, что они сами готовы были сдать беспредель-щика Кошелькова. Сотрудники уголовного розыска воспользовались этим. 10 мая 1919 года им удалось засечь Яньку с дружками в кофейне у Пречистенских ворот. Но задержать их опять не удалось. Один подручный Яньки был убит, другой ранен, но главари банды — Кошельков и Мартазин — скрылись на извозчике.

Через девять дней муровцы накрыли блатную хату в Конюшковском переулке. На этот раз были застрелены три бандита, но Кошельков с Мартазиным опять убежали, выбив оконную раму.

Удивительно, но бандиты и не думали о том, чтобы затихариться.

Они устроили очередной налет — на заводскую контору. Их добычей стали 3,5 фунта золота и 4 фунта платины. Так что гульнуть напоследок «кошель-ковцы», вероятно, успели. Но 26 июля 1919 года их злодеяниям пришел конец.

Муровцы во главе с Трепаловым обложили бандитов в доме №8 по Старому Божедомскому переулку.

Сдаваться Кошельков отказался. Началась перестрелка, в результате которой Сережа Барин был убит на месте, а Янька — тяжело ранен.

Спустя 18 часов Кошельков умер. При нем нашли браунинг. Тот самый, который он похитил у Ленина.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *