Загадка белого генерала

генерал_Михаил_Скобелев_general_mihail_skobolev

Загадка белого генерала

Михаил Скобелев стал жертвой своей популярности

Судьба отмерила Михаилу Дмитриевичу Скобелеву всего 38 лет. Однако он успел не только стать генералом, национальным героем Болгарии и покорителем Средней Азии. Он заставил Россию забыть о позорном поражении в Крымской войне и вернуться в число ведущих мировых держав.

Михаил_Скобелев_mihail_skobolev

Жизнь Скобелева была у всех на виду — Михаил Дмитриевич очень любил то, что сейчас бы назвали самопиаром. Но в то же время многие события, с ним происходившие, до сих пор считаются загадочными. И вряд ли когда-нибудь историкам удастся их разгадать.

Слишком изящен для военного

Михаил Скобелев родился в 1843 году в Петербурге. Или, если точнее, — в Петропавловской крепости, комендантом которой был его дед Иван Скобелев, носивший прозвище Однорукий генерал. Отец Михаила тоже был военным, но его карьера продвигалась не слишком быстро. К моменту рождения сына он все еще был поручиком. Возможно, тому виной были нелады с семьей его жены — Ольги Николаевны.

Ее родители были очень богатыми и знатными помещиками, но не слишком стремились к военной службе. Например, отец Ольги Николаевны вышел в отставку в чине поручика, узнав о скором начале войны. Скобелевы же уже несколько поколений не помышляли ни о чем, кроме армии. Даже дед Михаила Дмитриевича оказался на комендантском посту после тяжелого ранения в бою с польскими мятежниками.

Кстати, отец его в конце концов тоже дослужился до чина генерал-лейтенанта. Да и мать имела к армии самое непосредственное отношение: во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов начальствовала над госпиталями.

Но именно благодаря матери Скобелев не стал примитивным служакой вроде грибоедовского Скалозуба. В свое время она окончила Смольный институт и получила блестящее образование. От нее сын унаследовал «душевную тонкость натуры» и всю жизнь был с матерью очень близок.

Но поначалу больше времени он проводил с дедом. К Скобелеву-младшему был приставлен ключарь Петропавловского собора Григорий Добротворский. В шесть лет из Пруссии был выписан гувернер — дед был поклонником прусской военной школы. Однако с ним у мальчика отношения не сложились. Отправляясь на родину, он якобы сказал родителям ребенка: «Ваш сын слишком изящен для того, чтобы стать настоящим военным».

По настоянию матери Скобелева определили в парижский пансион месье Жирардо. Это было заведение, известное на всю Европу. Там равно хорошо готовили адвокатов, офицеров

и гражданских чиновников. Однако Скобелев с самого детства мечтал именно о военной карьере. Он много читал и знал восемь языков.

Мать уговорила его повременить со службой. После окончания пансиона Скобелев поступил на математическое отделение Санкт-Петербургского университета. Но проучился недолго: из-за беспорядков по случаю отмены крепостного права университет был временно закрыт.

Инициатива наказуема

22 ноября 1861 года Скобелев все же поступил на военную службу в Кавалергардский полк. После сдачи экзамена 8 сентября 1862 года был произведен в портупей-юнкера, а 31 марта 1863 года — в корнеты. Не прошло и полутора лет, как Скобелев примерил эполеты поручика.

В качестве штабного офицера он был командирован в 1864 году в Польшу, где все еще гремели отголоски восстания 1863 года. Скобелев добровольно попросил о переводе в любой кавалерийский полк, участвующий в боевых действиях. Вместе с Гродненским гусарским полком он преследовал отряды инсургентов, принял участие в разгроме нескольких крупных отрядов. Командование отметило заслуги Скобелева орденом Святой Анны IV степени.

Осенью 1866 года он поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. По окончании курса в 1868 году Скобелев стал 13-м из 26 офицеров, причисленных к Генеральному штабу. Правда, ему хорошо давались не все предметы. Например, по военной топографии и статистике он успевал с огромным трудом.

В 1868 году Скобелев получил чин штаб-ротмистра и отбыл в Туркестан. Его определили в Ташкент, в штаб округа. Однако Скобелева куда больше интересовали реальные военные действия. Он регулярно находил повод, чтобы оказаться в войсках на бухарской границе, а там было очень неспокойно.

Во множестве мелких стычек Скобелев проявил не только личное мужество, но и мастерское владение оружием, прекрасную кавалерийскую подготовку. А вот чего никак не могли понять сослуживцы, так это того, для чего их товарищ изучает приемы боя, используемые бухарцами, туркменами и хивинцами.

Это стало понятно в 1870 году, когда Скобелев, имея под началом всего трех казаков и трех туркменов, провел разведку маршрута на Хиву. Он наметил пути наступления и отхода, нанес на карту колодцы и оазисы, при этом делая по 50 километров в день. И все это на вражеской территории, под палящим солнцем и при дефиците воды.

Однако столь бурно начавшуюся карьеру едва не погубили любопытство и излишняя инициатива. Скобелеву выпал случай держать в руках планы предстоящей операции против Хивы, которые еще ждало высочайшее утверждение. Молодой офицер не удержался и самовольно ознакомился с картами и пояснениями. Все бы так и прошло незамеченным, не начни Скобелев давать советы командованию.

История с картами вскрылась, и штаб-ротмистра для начала отправили в 11-месячный отпуск без содержания. Затем последовало несколько переводов. При этом Скобелев всегда попадал в штабы разного уровня и даже умудрился дослужиться до подполковника. Можно сказать, что ему повезло: каждый раз новое начальство старалось отделаться от инициативного подчиненного и сбагривало его с повышением в чине.

Снова Восток

В 1873 году Скобелев оказался там, где и начинал действительную службу. Начался поход против Хивы, и он получил назначение специальным представителем Генерального штаба в отряд генерала Ломакина. Нагрузка на вьючных животных была так плохо рассчитана, что всем офицерам пришлось отдать своих коней в караван и идти пешком. Предложил такое решение именно Скобелев — иначе отряд никогда не дошел бы до Хивы.

В походе Скобелев прославился на всю армию как храбрый и предприимчивый офицер. Так, 5 мая возле колодца Итыбая он с отрядом из 10 всадников встретил караван перешедших на сторону Хивы казахов и, несмотря на численный перевес противника, бросился в бой, в котором получил семь ран пиками и шашками.

Возвратившись в строй, 22 мая, с тремя ротами и двумя орудиями, Скобелев прикрывал обоз, причем отбил целый ряд атак неприятеля. 24 мая, когда русские войска стояли у Чи-накчика (10 километров от Хивы), хивинцы обошли их с тыла и атаковали обоз, чтобы уничтожить запасы воды. Скобелев быстро сориентировался и выдвинулся с двумя эскадронами скрыто, садами, в тыл самим хивинцам.

Он лично возглавил атаку, опрокинул вражескую конницу, а затем атаковал и хивинскую пехоту. Противник бежал, бросая вооружение и коней. 29 мая Скобелев с двумя ротами штурмовал Шахабатские ворота Хивы. Он первым пробрался внутрь крепости и, хотя был атакован неприятелем, удержал за собой ворота и вал. Понимая, что с минуты на минуту Скобелев получит подкрепление, после чего русские войска ворвутся в город, хивинцы капитулировали.

Немедленно после занятия Хивы Скобелев принял участие еще в целом ряде опасных предприятий. Например, всего с тремя спутниками отправился на розыски пропавшего отряда полковника Маркозова. Оказалось, что колодцы на его маршруте были засыпаны туркменами, почему тот и не смог добраться до Хивы. Именно благодаря сведениям Скобелева Маркозов избежал суда за невыполнение приказа.

После этой кампании он получил чин полковника и был зачислен в императорскую свиту. Но сначала Скобелева ждал отпуск, который он провел на юге Франции. Долго оставаться без дела было не в его характере, и Скобелев снова напросился в действующую армию. И опять в Среднюю Азию, где продолжалась война с Кокандским ханством.

Молодой и талантливый полководец Абдурахман-Автобачи собрал более 50 000 сабель при современной артиллерии и теснил русские войска. Скобелев разгромил его в нескольких сражениях, проявив себя как прекрасный кавалерийский командир и мастер обходных маневров. Каждый раз он уступал кокандцам в численности, но при этом неизменно атаковал и обращал врага в бегство. В конце концов Абдурахман остался совершенно без армии и в начале 1875 года сдался. Скобелев был произведен в генерал-майоры — всего в 31 год.

Впереди страна Болгария

В том же году Скобелева назначили военным губернатором Ферганской области. Он подавил последние очаги сопротивления кокандцев. и принялся выстраивать отношения с покоренными народами. Переговоры и уступки он сочетал с карательными экспедициями. Местные феодалы быстро привыкли к тому, что русский генерал всегда держит слово, но при этом может сурово наказать за измену. Впрочем, борьба с казнокрадством стоила Скобелеву потока доносов и скорого отрешения от должности.

В 1877 году началась очередная Русско-турецкая война. Русская армия переправилась через Дунай и развернула стремительное наступление. Болгары встречали ее с восторгом и не только вливались в ее ряды, но и формировали свои части. Однако за Скобелевым в России укрепилась обидная репутация «победителя халатников». Так что поначалу он всего лишь состоял при главной квартире и участвовал в мелких операциях на добровольных началах. Затем его назначили начальником штаба сводной казачьей дивизии, которой командовал… его отец.

Постепенно Скобелев создал себе репутацию командира, способного решать самостоятельно, большие задачи. Ему везде сопутствовал успех, и даже когда он не соглашался с начальством, будущее подтверждало его правоту. Именно в Болгарии Скобелев получил прозвище Белый генерал. Он всегда шел в бой в белом парадном мундире и на белом коне. Его появление в самых горячих местах сражений вселяло в русских и болгар дополнительные силы, а на турок действовало угнетающе.

Во время третьего штурма Плевны в августе 1877 года Скобелев успешно руководил действиями левофлангового отряда, который прорвался к укреплениям, но не получил своевременной поддержки. Командуя 16-й пехотной дивизией, Михаил Дмитриевич участвовал в блокаде Плевны и зимнем переходе через Балканы, сыграв решающую роль в победном сражении под Шейново.

На последнем этапе войны при преследовании отступавших турецких войск Скобелев, командуя авангардом русских войск, занял Адрианополь и в феврале 1878 года — Сан-Стефа но, курортное местечко в окрестностях Константинополя. Успешные действия Скобелева создали ему большую популярность в России и Болгарии, где его именем были названы улицы, площади и парки во многих городах. •

После заключения мира Скобелев получил чин генерал-адъютанта и считался крупнейшим военным специалистом в России. Он составил план покорения туркмен-текинцев и образцово претворил его в жизнь. В 1885 году Скобелев был произведен в генералы от инфантерии. Он был уверен, что не за горами большая европейская война, и считал, что главным соперником России будет Германия, а союзницей — Франция. Эти воззрения сильно раздражали двор, особенно после воцарения Александра III. К тому же окружение императора побаивалось популярности Скобелева в армейских кругах. Многие придворные обвиняли его в бонапартизме.

Нелепая смерть

В личной жизни Скобелев был глубоко несчастным человеком. Еще в 1874 году он женился на фрейлине императрицы Марии Гагариной, но совсем скоро сбежал от нее, а брак был в 1876 году расторгнут. Спустя три года умер от сердечного приступа отец. В 1880-м несчастье постигло мать Скобелева. Причем ее гибель стала двойной трагедией для генерала. Ольга Николаевна была убита вместе с прислугой при попытке ограбления. А во главе шайки разбойников стоял бывший подчиненный самого Скобелева — капитан Узатис.

Генерал несколько дней не выходил из комнаты, стал неразговорчив, но все же продолжал службу. Летом 1882 года он отправился в отпуск, в Москву. Там он вел со знакомыми малопонятные и мрачные разговоры, а у одного из них оставил какие-то документы, так как боялся, что «их украдут».

Однажды вечером Скобелев отправился в салон к некоей Шарлотте Аль-тенроз, известной столичной кокетке. На следующий день генерал собирался ехать в свое имение, но ночью скончался по неизвестной причине в постели дамы полусвета, известной под именем Ванда.

Сначала заговорили о самоубийстве -якобы вскрылись связи Белого генерала с революционерами. Затем поползли слухи, что те самые документы, которые он старался сберечь, содержали планы войны с Германией и Австрией. Но они бесследно исчезли. А поскольку Шарлотта Альтенроз была немкой, то широкое распространение получила версия о том, что Скобелев пал жертвой германских агентов. Самой оригинальной была версия, согласно которой генерал планировал арестовать царя и потребовать от него введения конституции.

Как бы там ни было, но со смертью Скобелева Россия потеряла истинного патриота и талантливейшего военачальника.

Борис ШАРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *