ПОБЕДНЫЕ МАРШИ СТАРОГО ФРИЦА

фридрих_король_пруссии

ПОБЕДНЫЕ МАРШИ СТАРОГО ФРИЦА

Король Пруссии стал изобретателем блицкрига

Прусский король Фридрих II не только вдвое увеличил территорию своей страны, но и сделал ее великой европейской державой. Но называют его Великим не только за победы на поле боя, но и потому, что он стал основателем германского государства.

В XVIII век Пруссия вступала в статусе европейского захолустья. Ее владения были раздроблены, а правитель носил скромный титул курфюрста Бранденбурга. Страна была разорена войнами, народ придавлен налогами, а споры с соседями грозили новыми бедами.

Сын «фельдфебеля-на-троне»

Когда в январе 1701 года курфюрст Фридрих I объявил себя королем, великие державы не придали этому значения, занятые войной за Испанское наследство. Но Фридрих I умудрился очень выгодно ввязаться в войну России со Швецией, получив от Петра I шведские владения в Померании и Штеттин с прилегающей к нему областью.

Своему сыну Фридриху Вильгельму первый король Пруссии велел не жалеть денег на армию, что тот и делал. Государственные расходы были урезаны, налоги подняли в пять раз. Прусская армия не вылезала из маневров и стала самой большой в Европе по числу солдат на душу населения. Скоро Фридриха Вильгельма стали побаиваться. Хотя за любовь к парадам презрительно называли короля «фельдфебелем-на-троне».

В 1712 году у Фридриха Вильгельма родился сын, которого назвали Карлом Фридрихом. Это был уже третий ребенок, но его старшие братья умерли в младенчестве. Сына король хотел видеть образцовым воякой. Как только тот немного подрос, его обрядили в детский мундирчик, а с пяти лет начали приучать к оружию.

С ранних лет мальчик жил по жесткому расписанию: утренняя молитва, строевая подготовка, школьные занятия. По будням он в любую погоду ходил под ружьем, стоял на часах, принимал участие в учениях, а по воскресеньям вместе со своим взводом маршем шел в церковь. При этом Карла-Фридриха Гогенцоллерна, как теперь именовали принца, повышали в званиях и наказывали наравне с сослуживцами.

Мать (София Ганноверская — дочь английского короля) придерживалась другого мнения о воспитании отпрыска. Она привила ему любовь к чтению, французскому языку и культуре. Фридрих выучился играть на флейте, сочинял стихи и с удовольствием посещал уроки органной музыки.

Отцу донесли о «неправильных» увлечениях наследника. Он устроил сыну выволочку, отобрал книги, сжег в печке ноты. Принца посадили в карцер на хлеб и воду, выгнали его французских учителей.

Фридрих_второй_fridfih_vtoroj

Казнить нельзя помиловать

Чем старше становился Фридрих, тем больше отцу становилось понятным, что кронпринц «пошел не в него». Король увлекался математикой и муштрой солдат. Сын — историей, географией, музыкой и военной теорией. К тому же Фридрих рос ребенком слабым и субтильным.

В конце концов король в сердцах сказал: «Не будет из него толку. Этот человек погубит Пруссию». Им завладела идея передать престол младшему сыну Августу Вильгельму. Он был очень похож на отца: крепкий, рыжий, шумный, обожавший бряцанье оружием. Но, по отзывам придворных, парень рос балбесом и не мог дочитать до конца ни одной книжки.

К 18 годам отношения Фридриха с отцом окончательно испортились. Его держали «в черном теле» и не подпускали к государственным делам. Летом 1730 года Фридрих решил бежать в Англию. Ему помогали слуги и товарищ по армейской службе лейтенант фон Катте. Однако план провалился. Участников заговора разбросали по тюрьмам, а Фридриха и фон Катте заключили в крепость. Король потребовал признать их виновными в дезертирстве и казнить.

Однако суд и Военный совет, к которым взывал Фридрих Вильгельм, уперлись. Законы королевства не позволяли судить наследника престола. Отец стал требовать у Фридриха, чтобы тот отказался от прав на трон. Тот не поддался. В назидание фон Катте был обезглавлен прямо под окном камеры принца, а самого его сослали в провинциальный гарнизон.

Потеплели отношения отца и сына спустя два года, когда принц согласился вступить в династический брак с Екатериной Брауншвейгской. Фридрих

Вильгельм мечтал женить на ней Августа, но его кандидатура был отвергнута родителями невесты. Выгодная партия уплывала из рук, и пришлось идти на мировую.

Брак не стал счастливым. Супруги с трудом выносили друг друга, детей не имели и старались пореже встречаться. Так что на войну (в 1733 году Пруссия вступила в войну за Польское наследство) Фридрих отправился с облегчением. Выяснилось, что для армии он не такой уж и отрезанный ломоть. По крайней мере, принц удостоился похвал от легендарного полководца того времени Евгения Савойского.

Воин и философ

Внешне Фридрих демонстрировал полную покорность отцу и уверял, что нашел свое призвание в армии. «Война есть наука для людей выдающихся, искусство для посредственностей и ремесло для невежд», — говорил принц и содержал в образцовом порядке вверенный ему полк.

Фридрих написал и издал философско-политический трактат «Антима-киавелли», вступил в переписку с Вольтером и стал членом масонской ложи. За любое из этих прегрешений раньше он отправился бы в тюрьму, а теперь оставался безнаказанным. «Боже, теперь я могу умереть спокойно, имея такого достойного сына», — говорил Фридрих Вильгельм. В мае 1740 года он скончался, и прусская корона досталась Фридриху.

Тут же подвернулся случай проверить армию в деле — началась война за Австрийское наследство. Фридрих отказался признать передачу соседского престола по женской линии и предъявил старинные права Гогенцол-лернов на Силезию.

В результате стремительного вторжения он оккупировал эту область и разбил австрийцев под Мольвитцем. Впрочем, победой он был обязан маршалу Шверину. Прусская армия была почти разбита, когда опытный военачальник уговорил молодого короля покинуть поле боя. Однако потом Шверин выправил положение и рассеял неприятеля. Дважды Фридрих подписывал перемирия с Австрией и нарушал их.

Военное счастье неизменно сопутствовало Пруссии. Фридрих смог присоединить к своим владениям промышленно развитую область с населением 3 000 000 человек, армия набралась опыта и уверовала в гений командующего. Не меньшую славу он получил благодаря реформам. Фридрих отменил цензуру, снизил налоги, кодифицировал законодательство, создал национальную оперу, картинную галерею и публичную библиотеку, ввел свободу вероисповедания.

В годы его правления в Пруссии жили и работали видные ученые, композиторы и художники. Фридрих и сам сочинял музыку, выступал в качестве литератора и поэта. В Европе его в противовес отцу стали называть «королем-философом».

Русские идут!

Модернизировав управление страной, Фридрих почувствовал себя готовым к новым военным подвигам. В это время как раз назревала Семилетняя война. Пруссаков британцы позвали, чтобы защитить ганноверские владения от французов.

Австрийцы обрадовались случаю создать антипрусскую коалицию и примкнули к Франции. Россия после некоторых раздумий поступила так же. Фридрих понимал, что войну против такой компании можно выиграть только блицкригом.

Основой его стратегии как раз и была игра на опережение. Все войны Фридрих начинал стремительным вторжением на территорию противника, иногда вопреки недостаточной готовности. Залогом победы он считал инициативу и наступление. Особое внимание он придавал единоначалию и суровой дисциплине.

Фридрих стремился насколько возможно сократить артподготовку, предпочитая сблизить пехотные части на расстояние залпа. Постоянными тренировками пруссаки довели скорострельность до 4,5-5 залпов в минуту, что давало им колоссальное преимущество в линейной тактике боя. Кавалерию Фридрих довел до идеального по тем временам состояния.

Кроме того, он ввел косой боевой порядок (батальоны наступали уступом), состоявший из трех линий батальонов, имевших по три шеренги. Артиллерия размещалась в интервалах между батальонами. Целью такого построения являлся удар превосходящими силами по одному из флангов противника.

Войну Фридрих начал первым — в августе 1756 года вторгся в Саксонию и оккупировал ее. Ресурсы этой зажиточной страны стали существенным подспорьем, а плененные солдаты пополнили армию. Впрочем, манера набирать пленных в войска не раз оборачивалась для Фридриха разочарованием. Дезертировали такие кадры целыми полками.

Затем Фридрих нанес несколько поражений австрийцам и французам и уже готовился принимать поздравления, как… в войну вступила Россия. Прусский король надеялся, что этого не произойдет из-за дипломатических усилий Англии. Но императрица Елизавета решила поддержать Австрию в обмен на будущий союз против Турции. Одно лишь известие, что в Восточную Пруссию идет 65-тысячная русская армия, так воодушевило австрияков, что они наголову разбили Фридриха под Колином.

Баловень судьбы

Тем не менее Фридрих выправил положение на фронтах, хотя никогда не мог выставить более 200 000 солдат, а его противники располагали 450 000. Король метался по Пруссии, Богемии и Саксонии, громил врага по частям, но никак не мог одолеть русскую армию. Дважды он терял Берлин, много раз его генералы были разбиты. Не минули поражения и самого короля. Например, он был разбит русскими при Кунерсдорфе.

Фридрих осунулся, похудел, стал задумываться о самоубийстве и искать смерти в бою. Его спасало лишь необычайное везение. То русские не могли договориться с австрийцами о совместных действиях. То пруссакам удавалось ночью ускользнуть от втрое превосходящей армии противника.То поражение под Торгау оборачивалось победой благодаря внезапной кавалерийской атаке.

Но силы Пруссии были на исходе. К кампании 1762 года Фридрих не мог собрать даже 150 000 войска. При этом качество его солдат оставляло желать лучшего. Все отборные солдаты, кадровые офицеры и многие генералы лежали в могилах. И тут в декабре 1761 года умерла императрица Елизавета Петровна, и на престол взошел Петр III.

Он был поклонником военного гения Фридриха. Россия немедленно вышла из коалиции. Потом это назовут «Бранденбургским чудом», а сам король всегда будет повторять, что сохранил трон благодаря Петру. Кстати, свергнувшая его Екатерина II отменять решение супруга не стала, вернув Пруссии все, что захватили русские войска.

Постепенно война утихла, так как все страны были абсолютно истощены. Фридрих смог совершить невозможное — практически выиграл войну у всей Европы. По крайней мере, Пруссия ничего не потеряла из территорий, хотя и лишилась 10% жителей.

В дальнейшем Фридрих не отказался от агрессивной внешней политики, но с Россией больше не ссорился. В 1772 году они вместе спланировали и провели первый раздел Польши, пригласив в качестве союзника еще и Австрию. В 1778 году Фридрих в последний раз взялся за оружие.

Пруссия снова объявила войну Австрии, причем противника принудили к миру одними маневрами. Фридрих не получил за эту бескровную победу ничего, но очень ею гордился.

Одинокая старость

Последние годы грозного короля прошли в мире. За глаза его называли Старым Фрицем. Он стал автором нескольких литературных трудов, сочинял сонаты, симфонии и марши. Но вряд ли Фридрих был счастлив. Он пережил всех друзей молодости и своих генералов, с родственниками не общался. Государственная машина им же самим была отлажена и не требовала вмешательства.

Фридрих проводил время в своем дворце Сан-Суси под Берлином, который называли «Немецким Версалем». Парк и дворец не охранялись, при старом короле осталось немного слуг, в основном из его армейских ветеранов, и собаки. Их Фридрих просто обожал, как и своего старого коня Цезаря.

Ему король приказал построить возле Потсдамского дворца открытую конюшню, из которой можно было выходить и гулять по саду. Когда он приезжал в Потсдам, карманы поношенного мундира были заполнены белым хлебом и сахаром. Король гулял по саду, угощал своего любимца, а тот брел за хозяином по дорожкам.

Если же в Потсдаме случался войсковой смотр и Цезарь слышал полковую музыку, то немедленно рысил на плац. Там он становился возле короля и, положив голову ему на седло, не отходил до тех пор, пока парад не заканчивался.

Умер Фридрих в августе 1786 года, немного пережив своего любимого генерала фон Цитена, спасшего Пруссию в битве при Торгау. На похоронах Фридрих мрачно заметил: «Мой добрый Цитен, как всегда, в авангарде. Скоро я присоединюсь к нему».

Когда ночью король испустил дух на руках у своего денщика, остановились каминные часы. Много позже они достались Наполеону, который увез их в ссылку на остров Святой Елены.

Марк АЛЬТШУЛЕР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *